Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (30.11. – 14.12.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (30.11. – 14.12.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета
В рассматриваемый период в фокусе внимания западных экспертов оставалась ситуация в Керченском проливе, а также президентские выборы в Грузии и парламентские выборы в Армении. Среди других тем: проблема непризнанных государств, российско-белорусские отношения, отношения России с США и Китаем.

Особенности постсоветской политики
Доклад с таким заголовком посвящен популярной в западной аналитике теме раскрытия причин «провокационной» внешней политики Российской Федерации. Автор доклада Уильям Шпильбергер не оригинален в своих выводах. По его мнению, «провокационные» действия России на международной арене стали результатом структурной слабости российского «квазифеодального» режима, который нуждается во внешнеполитической активности для своей легитимации внутри страны. Поэтому Кремль искусственно «придумывает» себе врагов и дестабилизирует политические системы в сопредельных странах.
Для противостояния угрозам со стороны «путинского режима» У. Шпильбергер рекомендует западным странам способствовать «успешному и независимому» развитию Украины.
Киев, как полагает автор, может стать примером успешного развития, альтернативного «путинскому неофеодализму», и в глазах россиян. У. Шпильбергер призывает Запад к внутреннему единству, поскольку, по его мнению, Россия «крепка не своей силой, а нашей слабостью». Он также предлагает продолжить использование санкций против российских сырьевых отраслей, полагая, что зависимость от сырьевого экспорта – главная слабость Кремля.
Андрей Белый, напротив, полагает, что в условиях нарастающего изоляционизма и санкционного давления российское руководство будет пытаться переориентировать экономику с сырьевой ренты на развитие внутреннего производства и потребления и даже постарается направить общественное недовольство на «злых нефтяных магнатов».

Россия – США – Китай
В рассматриваемый период в фокусе внимания оказались отношения России с ключевыми международными игроками – США и Китаем.
Российско-американские отношения рассматривались в аспекте военно-политического противостояния. Статья Джилла Догерти и Томаса Замостного в National Interest выдержана в духе американского «политического реализма».
Авторы исходят из того, что отношения двух держав в обозримой перспективе вряд ли могут принципиально улучшиться, однако призывают не разрушать взаимодействия с Москвой.
В частности, речь идет о сотрудничестве в сфере контроля над стратегическими вооружениями и кибербезопасности. Предлагаемый авторами подход подразумевает в отношении России гибкое сочетание конкуренции и конфронтации с сотрудничеством в сферах общих интересов.
Статья Аллы Хурской посвящена взаимоотношениям России и Китая. По мнению автора, российский «поворот на Восток», рассматриваемый в Москве как противоядие от западных санкций и международной изоляции, не оправдывает ожиданий. России так и не удалось войти в десятку ведущих торговых партнеров Китая, китайские инвестиции в российскую экономику остаются ограниченными, а многие совместные проекты (такие, как скоростная железная дорога «Евразия») остаются под вопросом. Кроме того, Китай использует западные санкции против России в качестве инструмента навязывания Москве выгодного для себя формата сотрудничества. А. Хурска также обращает внимание, что в 2018 году китайские компании по примеру западных стран начали выводить свой капитал из России.


 А. ХУрска считает, что Китай использует западные санкции против России в качестве инструмента навязывания Москве выгодного для
себя формата сотрудничества. Источник: ИноСМИ.

Непризнанные государства
Непризнанные государства на постсоветском пространстве в последнее время привлекают повышенное внимание западных экспертов. В рассматриваемый период вышел материал Томаса де Ваала на эту тему. Автор признает, что такие образования, как Абхазия или Приднестровье, представляют собой де-факто государства, осуществляющие суверенитет на подконтрольных им территориях.
Исходя из этого, автор полагает, что ограниченное сотрудничество с ними неизбежно. По мнению Т. де Ваала, это отвечает интересам граждан непризнанных государств и будет способствовать их интеграции в мир. Кроме того, ограниченное сотрудничество может оказаться и в интересах «родительских государств», способствуя деэскалации напряженности и устранению конфликтного барьера. Автор резко противопоставляет Абхазию и Приднестровье непризнанным государствам на юго-востоке Украины, называя их «криминализированными» и «враждебными к международному участию», а также полностью подконтрольными Москве. Т. де Ваал полагает, что шансы реинтеграции этих образований в состав Украины по-прежнему высоки, однако признает, что «разделение создает новые реалии и усугубляет отчуждение от Киева».

Россия – Беларусь
Статья Арсения Сивицкого посвящена анализу новой военной доктрины Союзного государства России и Беларуси. Автор отмечает, что потребность в принятии новой доктрины обусловлена тем, что предыдущий документ, принятый в 2001 году, устарел и не отражает современных реалий.
Автор полагает, что новая доктрина не внесет принципиальных изменений в российско-белорусский альянс.
В частности, речь идет о недопущении появления на территории Беларуси российской военной базы, а также о стремлении официального Минска уклониться от конфронтации России с Западом и Украиной. По словам А. Сивицкого, «Минск обладает достаточным количеством сдержек и противовесов, чтобы блокировать любое одностороннее решение Кремля в рамках Союзного государства, и отчасти поэтому Беларусь осталась в стороне от конфликта России с Украиной и конфронтации с Западом. Основываясь на все еще действующей Совместной концепции обороны Беларуси и России 1998 года, объединенный военный компонент двух государств активизируется только на основе консенсусного решения руководства Беларуси и России, в военное время или в период нарастания военной угрозы. И белорусское руководство вряд ли добровольно уступит свое вето и подчинит свою внешнюю и военную политику России даже перед лицом давления со стороны Москвы».


Потребность в принятии новой доктрины обусловлена тем, что предыдущий документ, принятый в 2001 году, устарел и не отражает
современных реалий. Источник: Sputnik Беларусь.

Ситуация в Керченском проливе
Ситуация в Керченском проливе и Азовском море по-прежнему находится в фокусе внимания западных экспертов.
По мнению Гведолин Сасс, своими действиями в Керченском проливе Россия вышла за рамки «территориальной аннексии» Крыма и заявила притязания на пролив как на свои национальные воды.
Г. Сасс полагает, что реакция Запада на события сведется к новым предложениям по переговорам, а также возможным дополнительным санкциям со стороны ЕС.
По ее мнению, все это временные меры, которые не могут составить долгосрочную стратегию урегулирования конфликта между Россией и Украиной.
Польский Институт восточных исследований комментирует решение о введении чрезвычайного положения в десяти областях Украины в связи с событиями в Керченском проливе. Польские эксперты не исключают, что это решение было продиктовано соображениями предвыборного характера со стороны президента П. Порошенко. Они также отмечают, что реакция Верховной Рады указывает на низкий уровень доверия украинских элит действующему президенту. Вместе с тем военное положение не должно повлиять на отношения Украины с Западом и международными финансовыми институтами, а сама форма принятого документа указывает на то, что на Украине не считают высокой вероятность начала полномасштабных боевых действий со стороны России.
Андреас Алсунд полагает, что действия России направлены на то, чтобы блокировать украинские порты Бердянск и Мариуполь и превратить Азовское море в свои внутренние территориальные воды. Этот автор, известный своей радикально антироссийской позицией, призывает Запад принять решительные меры против подобного развития событий – ввести военно-морские контингенты НАТО в Черное море и создать на черноморском побережье постоянную военно-морскую базу Североатлантического альянса. По мнению А. Алсунда, военные корабли НАТО должны сопровождать украинские суда, чтобы обеспечить им беспрепятственный доступ в Азовское море.
Джеймс Р. Холмс сравнивает действия России в Керченском проливе с политикой, проводимой Китаем в Южно-Китайском море. По его мнению, обе страны взяли на вооружение политику «закрытого моря» и пытаются установить свой суверенный контроль над международными водами. Китай создает систему военно-морских баз на островах и атоллах в Южно-Китайском море, препятствуя свободе международной торговли и судоходства. Аналогичным образом, по мнению Дж. Р. Холмса, поступает Россия в отношении Азовского моря, наращивая здесь свою военную группировку и построив мост, запирающий вход в море и ограничивающий свободу перемещения для украинских кораблей.

Выборы в Грузии и Армении
Президентские выборы в Грузии и досрочные парламентские выборы в Армении привлекли повышенное внимание западного экспертного сообщества.
Комментируя результаты выборов в Грузии (1, 2), эксперты пришли к схожим выводам. Они отмечают грязный характер президентской кампании и высокую поляризацию общества, вызванную противостоянием политических группировок, возглавляемых олигархом Бидзиной Иванишвили и бывшим президентом Михаилом Саакашвили. Отмечается высокий уровень разочарования и негативный настрой грузинских избирателей, что может поставить под угрозу успехи «грузинской демократии», которую большинство западных наблюдателей считают образцовой для Кавказского региона.
Победа блока Никола Пашиняна на парламентских выборах в Армении, по мнению польских экспертов, свидетельствует о сохраняющемся высоком уровне поддержки лидера «бархатной революции».
В то же время отмечается угроза возможной излишней концентрации власти в руках сторонников Н. Пашиняна. Эксперты обращают внимание на то, что, несмотря на разгром бывшей правящей Республиканской партии, многие связанные с ней олигархи сохраняют свое влияние и могут предпринять усилия, направленные на ослабление и дискредитацию Н. Пашиняна.