Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (29.06. – 11.07.2019)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (29.06. – 11.07.2019)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В фокусе внимания экспертов оказался широкий спектр тем: возвращение России в ПАСЕ, перспективы «Восточного партнерства», проблемы российско-китайских отношений, ситуация в странах Закавказья, новая стратегия ЕС для Центральной Азии.

Россия возвращается в ПАСЕ
Игорь Грецкий анализирует причины возвращения России в Парламентскую ассамблею Совета Европы и последствия этого решения. Он полагает, что это решение ПАСЕ – игра в одни ворота и безоговорочная капитуляция перед Москвой.
И. Грецкий считает, что решение вернуть российскую делегацию в ПАСЕ не приведет к ответным уступкам со стороны России
Напротив, это, по мнению эксперта, будет способствовать дальнейшему углублению раскола внутри ЕС.
Решение будет также способствовать усилению проамериканской ориентации восточноевропейских государств, поскольку восстановление прав России было инициативой стран Западной Европы.


 Источник: https://jpgazeta.ru/wp-content/uploads/2019/06/0664ac004eaf7ab845c9e3033ec2e3b3.jpeg

По мнению автора, западноевропейские государства недооценивают угрозу для Европы, исходящую со стороны Москвы, полагая, что Россия противостоит не ЕС, а американской гегемонии в Европе.
В результате зреет убеждение, что экспансионистские амбиции Москвы не пойдут дальше традиционной сферы влияния на постсоветском пространстве, а компромисс по Грузии и Украине будет способствовать нормализации отношений Москвы и Брюсселя.
Другая причина решения состоит, по мнению автора, в недостаточной последовательности ПАСЕ в соблюдении собственных норм и требований. Эксперт полагает, что подобная политика может окончательно подорвать авторитет организации.

«Восточное партнерство»: итоги и перспективы
В материале Адама Райхардта обсуждаются итоги 10-летней деятельности «Восточного партнерства» и его дальнейшие перспективы.
Среди главных достижений инициативы А. Райхардт называет соглашения о безвизовом режиме и ассоциации с ЕС, подписанные рядом участников проекта. К позитивным событиям он относит и «революцию достоинства» на Украине.
Вместе с тем автор признает провал большинства социально-экономических целей ВП, отмечая, что некоторые члены инициативы (Молдова и Украина) остаются беднейшими странами Европы. Среди других проблем можно отметить неурегулированные территориальные конфликты, коррупцию и олигархический характер власти. Эффективность ВП подрывает и то, что два его участника (Беларусь и Армения) входят в ЕАЭС.
Автор в связи с этим отмечает, что фактор ЕАЭС в деятельности «Восточного партнерства» недостаточно осознан и проработан.
Провалы «Восточного партнерства» А. Райхардт во многом списывает на противодействие России, не желающей сближения своих соседей с ЕС
Эксперт отмечает определенную усталость ЕС от Восточной Европы, а также низкий уровень осведомленности как европейцев, так и граждан стран – участниц ВП о деятельности этой структуры.
Тем не менее автор призывает к активизации деятельности ВП и к тому, чтобы его цели были смелыми и мотивирующими. В частности, А. Райхардт настаивает на возможности предоставления членства в ЕС для стран – участниц «Восточного партнерства», полагая это серьезным мотивирующим фактором.

Россия-Китай: все не так просто
Йохеи Ишикава пишет о подводных камнях российско-китайских экономических отношений.

 Источник: https://static.businessinsider.my/sites/3/2017/06/5772958e4321f11b008b48ac.jpg

Несмотря на рост товарооборота между странами, для взаимной торговли характерен существенный дисбаланс: Россия поставляет в Китай нефть и другие сырьевые ресурсы, покупая машины, оборудование и высокотехнологичную продукцию. На нефть и другие полезные ископаемые приходятся 76% российского экспорта в Китай, на древесину и бумагу – 8%. Доля минеральных ресурсов в российском экспорте еще больше возрастет, в конце 2019 года, когда будет завершен новый газопровод для поставок в Китай.
Половину российского импорта из Китая составляют машины и автомобили. Потребительские товары, такие как одежда и обувь, также составляют значительную часть импорта.
Россия обеспокоена перспективой превращения во вспомогательного поставщика ресурсов для Китая
Настолько сильный дисбаланс в структуре торговли предоставит Китаю огромную ценовую власть над Россией и приведет к еще большему экономическому неравенству между слаборазвитой Восточной Сибирью и растущими северо-восточными областями Китая. Эта ситуация может создать напряженность вдоль границы на российском Востоке.
При этом, как отмечает Й. Ишикава, инвестиции Китая в развитие России остаются крайне низкими – их доля в общем объеме составляет менее 1%. В связи с этим, как полагает эксперт, Россия будет вынуждена укреплять экономические связи с Японией, чтобы избежать односторонней зависимости своих дальневосточных регионов от Китая.

РПЦ стремится стать «православным Ватиканом»?
Пол Гобл пишет о планах создать мощный управленческий центр Русской православной церкви в Сергиевом Посаде, называя его «вторым Ватиканом» и связывая с амбициями РПЦ стать лидером мирового православия.
Автор оценивает эту идею негативно, ссылаясь в том числе на мнение «русского националистического публициста» Александра Халдея, по мнению которого, затратный проект вызовет негативную реакцию в обществе, способствуя дискредитации как церкви, так и власти.
Идея не принесет и внешнеполитических дивидендов на фоне раскола мирового православия
Тем не менее по мнению П. Гобла, В. Путин вряд ли откажется от реализации этого проекта, поскольку считает православную церковь важным инструментом легитимации собственной власти.
Как и многие институты путинской России, считает эксперт, «православный Ватикан» будет мошенничеством – механизмом, призванным казаться, а не быть.

Беларусь-Россия: от «глубокой интеграции» к геополитическому кризису?
Юрий Царик анализирует итоги переговоров премьер-министров Беларуси и России С. Румаса и Д. Медведева, состоявшихся в конце июня 2019 года.
По мнению эксперта, отсутствие значимых подвижек в переговорном процессе закономерно и обусловлено взаимоисключающими позициями сторон.
Беларусь стремится решить вопросы доступа производителей на российский рынок и низких цен на энергоносители, уклоняясь от политических обязательств перед Москвой.
По мнению экспертов, эти взаимоисключающие цели обусловливают пробуксовку переговоров и принятия каких-либо решений
При этом стороны избегают конфронтационной риторики и сохраняют видимость успешного диалога.
По мнению Ю. Царика, Россия будет сокращать экономическую поддержку Беларуси, одновременно вбрасывая дезинформацию о якобы готовых договоренностях по интеграции, означающих фактическое ограничение белорусского суверенитета.
Ю. Царик полагает, что это может привести к политической дестабилизации в Беларуси.

Азербайджано-грузинское партнерство: что дальше?
Р. Рахимов пишет о трудностях, с которыми сталкиваются отношения Азербайджана и Грузии. Он отмечает, что, несмотря на стратегическое партнерство двух стран, у них накопилось немало проблем и противоречий (пограничный спор из-за монастырского комплекса Давид-Гареджа/Кешикчидаг, установка памятника участнику войны в Нагорном Карабахе в одном из армянских сел в Грузии).
Азербайджан претендует на роль регионального лидера в Закавказье
Однако в более выгодном положении находится именно Грузия, которая состоит в ВТО и подписала договор об ассоциации с ЕС, что открывает перед ней возможности по наращиванию производства и экспорта. Интересам Азербайджана также угрожает перспектива открытия сквозного транзитного сообщения между Арменией и Россией через территорию Грузии.
Кроме того, Р. Рахимов критикует азербайджанское экспертное и политическое сообщество за низкий уровень осведомленности о процессах, протекающих в гражданском обществе Грузии, и расчет исключительно на экономические и инфраструктурные проекты как основу двусторонних отношений. Это ограничивает возможности применения «мягкой силы» в отношениях с Тбилиси.
В заключение Р. Рахимов делает вывод, что перед властями и экспертным сообществом стоит самый сложный вопрос о дальнейших взаимоотношениях с Грузией: куда двигаться дальше?

Армяно-российские отношения после «бархатной революции»
Беньямин Погосян отмечает, что вопреки распространенным ожиданиям, существенного ухудшения отношений между Москвой и Ереваном после «бархатной революции» в Армении не произошло.

Источник: https://gisher.news/upload/images/3e45565cb0d73afc8108b86d51c2a523.jpg

Ожидания были связаны с тем, что Москва традиционно негативно относится к лидерам, пришедшим к власти через уличное восстание, предпочитая укреплять свое влияние при помощи коррумпированных и олигархических элит.
Однако геополитическое положение Армении создает предпосылки для сохранения прочного российско-армянского альянса, независимо от того, кто в текущий момент находится у власти. Это связано с неурегулированным Карабахским конфликтом и отсутствием нормальных отношений с Турцией.
Ни ЕС, ни США не способны предложить Армении удовлетворительных гарантий безопасности, опора на военно-политический союз с Москвой остается единственной альтернативой

Новая стратегия ЕС для Центральной Азии
Фабьен Боссайт анализирует новую стратегию ЕС в отношении стран Центральной Азии.
Он отмечает, что ЕС остается второстепенным игроком в Центральноазиатском регионе на фоне России и Китая. Вместе с тем Центральная Азия находится вне фокуса интересов США, и ЕС – единственная западная сила, присутствующая в регионе.
Авторитарные лидеры стран Центральной Азии нуждаются в ЕС, чтобы уравновесить влияние России и Китая
В то же время возрастающее недовольство местных обществ лидерами своих стран открывает для ЕС возможность взять на себя ответственность за проведение реформ в регионе.