Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (26.03-9.04.2017)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (26.03-9.04.2017)

Конец марта и начало апреля на постсоветском пространстве оказались богаты на политические события, которые привлекли внимание западного экспертного сообщества. В отношении России западные эксперты по-прежнему сконцентрированы на проблеме «военной угрозы» и кибератак. Кроме того, не могли не привлечь внимания политические протесты, прошедшие 26 марта во многих российских городах. События 25 марта в Беларуси, приуроченные к отмечаемому оппозицией «дню воли» и ставшие кульминацией протестов против «декрета о тунеядцах», также стали центральной темой большого количества материалов. Стабильно высок интерес к украинской проблематике и теме российско-украинских отношений. В Закавказье центральной темой снова стал армяно-азербайджанский конфликт в Нагорном Карабахе, что связано с годовщиной случившейся в минувшем апреле эскалации, известной как «четырехдневная война». В связи с этим повысился интерес и к судьбе инфраструктурных проектов в Закавказье, предназначенных для поставок в ЕС углеводородного сырья Каспийского региона в обход РФ.
Россия
Центральной темой в рассматриваемый период стали акции протеста, состоявшиеся 26 марта и инициированные Алексеем Навальным под лозунгами борьбы с коррупцией. Внимание западных экспертов также было привлечено к Международному арктическому форуму и российским проектам по добыче и транспортировке углеводородов в арктическом регионе. Что касается военной тематики, то помимо традиционной «российской угрозы» и кибератак в отношении ближайших соседей, неожиданное развитие получила тема возможного участия России в гражданской войне в Ливии.


Антикоррупционный митинг в Санкт-Петербурге (26 марта 2017 г.).

Акциям протеста 26 марта посвящены публикации на Eurasia Daily Monitor: «Новые массовые протесты против Путина» Ричарда Арнольда и «Россию сотрясают массовые протесты» Павла Фельгенгауэра. Р.Арнольд обращает внимание на то, что события 26 марта стали первыми массовыми демонстрациями со времен «белоленточных» протестов 2011-2012 гг. По мнению эксперта, этому способствует ухудшающаяся экономическая ситуация, которая постепенно разрушает «патриотический консенсус», который сложился после «аннексии» Крыма и гасил протестные настроения, поддерживая высокий рейтинг Владимира Путина. Автор не уверен, останутся ли протесты 26 марта одноразовой акцией или положат начало новой протестной волне. Однако, по мнению Р.Арнольда, в пользу последнего может говорить то, что оппозиционно настроенные люди получили важный опыт совместного действия и чувство, что они не одни. Оптимизм автору внушает и высокая доля молодежи в протестных акциях.
Во многом схожие выводы делаются и в материале П.Фельгенгауэра. Автор обращает внимание на многочисленность демонстраций, а также их широкий географический охват. Реакция властей характеризуется как жесткая и репрессивная, сопровождавшаяся массовыми арестами и задержаниями. В качестве основных причин недовольства также называется ухудшающаяся экономическая ситуация под бременем западных санкций, затратного участия в конфликтах в Сирии и на Украине, а также нарастающим разрывом между «коррумпированной правящей сверхбогатой элитой, ведущей роскошный образ жизни, и нищающим населением». Отмечается, что такая ситуация особенно болезненна для молодёжи, готовой вступить на трудовой рынок.
Еще один материал П. Фельгенгауэра на Eurasia Daily Monitor посвящен терактам в петербургском метро 3 апреля. Автор ставит под сомнение основную версию, связывающую теракт с радикальными исламистами, в том числе с запрещенной в России террористической организацией Исламское государство. По мнению эксперта, этому противоречит то, что ни одна из исламистских группировок не взяла на себя ответственность за теракт, хотя в большинстве случаев исламисты поступают именно так.
Действия предполагаемого смертника, как полагает П.Фельгенгауэр, не походят на действия классического джихадиста.
Обращается внимание на то, что террорист смог беспрепятственно пронести взрывное устройство в рюкзаке, несмотря на наличие в метро оборудованных металлоискателями систем безопасности. По мнению автора, реакция властей на теракт была медленной и неорганизованной, а в целом теракт в метро оказался очень «своевременным» и сыграл на руку властям, поскольку позволил консолидировать общество вокруг Кремля и отвлечь внимание от коррупционных скандалов вокруг премьер-министра Дмитрия Медведева и связанных с этим акций протеста.
Eurasia Daily Monitor вновь поднимает тему сепаратистских тенденций внутри России, причем в фокусе внимания оказываются движения, ставящие под вопрос целостность русского этнического большинства. «Возрождению» казачьего сепаратизма на Дону и Кубани посвящен материал Пола Гобла. По мнению автора, сейчас в регионе идет активное возрождение казачества после жестокой политики «расказачивания», проводимой советской властью. Отмечается, что в казачьем движении сильно стремление к признанию казаков в качестве отдельной от русских нации. Как полагает эксперт, в 2020 г., когда в России планируется провести перепись населения, власти могут столкнуться с проблемой, когда казаки, наряду с сибиряками и поморами, заявят о себе как об особых этнических общностях. В результате доля собственно русских в населении России упадет ниже 75 %.
Международному арктическому форуму и проектам по добыче и транспортировке углеводородов в арктическом регионе посвящены материалы «Несмотря на санкции, Россия развивает разработку арктических месторождений» и «Путин требует улучшения российско-американских отношений». В первом материале отмечается, что, несмотря на западные санкции из-за «агрессии» на Украине, запрещающие западным компаниям сотрудничать с российскими в разработке арктических месторождений, Россия наращивает своё экономическое присутствие в регионе. Это касается как разработки новых месторождений, так и проектов по транспортировке (закупка Россией флота корейских танкеров для транспортировки сжиженного газа, первый из которых уже прибыл в порт Сабетта). Наряду с этим Россия наращивает своё военное присутствие в арктическом регионе, что повышает риски военной конфронтации. В первую очередь это касается Берингова пролива, который стратегически важен для России, являясь основным коридором для сообщения ее европейских и азиатских военно-морских сил, и в акватории которого соприкасаются территориальные воды России и США, также стремящихся нарастить свое военное присутствие в Арктике. Однако, несмотря на растущую военно-политическую конкуренцию, сохраняются и шансы для экономической кооперации арктических государств в рамках восьмистороннего Арктического совета. В конце статьи автор задается вопросом, смогут ли коммерческие интересы предотвратить конфликт на «Большом Белом Севере».

Владимир Путин во время Международного арктического форума «Арктика – территория диалога» 29-30 марта 2017 года (г. Архангельск)

Во втором материале комментируются призывы к нормализации двусторонних российско-американских отношений, которые В.Путин сделал во время Международного арктического форума. Отмечается, что сам форум, призванный привлечь западных инвесторов к совместным с Россией энергетическим проектам в регионе, не оправдал ожиданий, а представители Финляндии и Исландии уклонялись от российской экономической повестки, делая акцент на проблемах экологической безопасности в Арктике. Также отмечается, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон, присутствие которого ожидалось на форуме и с которым Россия связывает надежды на возобновление энергетического сотрудничества с США, вместо этого посетил встречу министров иностранных дел стран-членов НАТО в Брюсселе, где заявил, что видит в НАТО основной инструмент противодействия России, поставив этим в тупик российскую дипломатию. В целом делается вывод, что на фоне коррупционных скандалов вокруг Д.Медведева и растущей протестной активности, Россия сейчас не в состоянии предложить какой-либо позитивной повестки для двусторонних отношений с США.
Что касается российской внешней политики, то здесь неожиданное развитие получила тема возможного российского вторжения в Ливию на стороне одной из повстанческих группировок. В материале «Что следует знать американцам, если Россия вмешается в гражданскую войну в Ливии», опубликованном RAND, рассматриваются причины и возможные последствия подобного сценария. Подозрения, что Россия может решиться на вмешательство в политическую ситуацию в Ливии, связаны с якобы имеющими место контактами между российскими силовыми структурами генералом К.Хифтаром, контролирующим восточные районы Ливии и противостоящим международно признанному правительству в Триполи. Таким образом, по мнению авторов статьи, Россия пытается выстраивать собственную международную архитектуру на Ближнем Востоке, с опорой на авторитарных лидеров, «таких, как сам Путин». В этом плане поддержка генерала Хифтара аналогична поддержке Москвой сирийского режима Башара Асада.

Владимир Путин с Президентом Сирии Башаром Асадом в октябре 2015 года.

Кроме того, Россия получит важный стратегический плацдарм в бассейне Средиземного моря и, таким образом, дополнительный рычаг давления на ЕС и НАТО. Ливия является основным коридором в ЕС для нелегальных мигрантов из Африки, что также может стать важным инструментом в руках Москвы. Есть и экономическая выгода: российские компании могут получить доступ к богатым нефтяным месторождениям Ливии. В случае реализации такого сценария Д.Трамп и западные союзники окажутся в непростом положении. Открытое противодействие российскому союзнику в Ливии приведет к срыву нормализации российско-американских отношений, к которой ранее стремился Трамп. Однако, по словам экспертов, США и их союзники не смогут остаться в стороне, наблюдая, как Россия продвигает своё влияние на южном фланге НАТО.
Угрозы национальной безопасности: взгляд из Литвы
Департамент государственной безопасности Литвы опубликовал большой доклад «Национальная безопасность: оценка угроз». В качестве основной угрозы национальной безопасности Литвы названа Россия, «агрессивно стремящаяся усилить свое доминирование в регионе и изменить глобальный баланс сил». «Российская угроза» для Литвы, по мнению местных экспертов, носит сложный и многоаспектный характер. В первую очередь, это касается наращивания военного потенциала в западных регионах России – по периметру границы со странами Балтии, Украиной и Беларусью, а также, что особенно тревожит литовских экспертов, в Калининградской области. Пристальное внимание уделено совместным российско-белорусским учениям «Запад – 2017», в основе сценария которых, по всей вероятности, будет лежать конфликт со странами НАТО. Учения пройдут в непосредственной близости от литовских рубежей и, по мнению литовских аналитиков, несут риск пограничных инцидентов и провокаций. Вторым видом угроз являются информационные и кибератаки на литовское общество с целью его дестабилизации и провоцирования внутренних конфликтов, а также формирования ориентированных на Россию политических сил (влияние которых внутри Литвы в настоящее время оценивается как минимальное). Наконец, в сфере энергетической безопасности угроза видится в строительстве совместно с Россией атомной станции в белорусском Островце, а также возможное возобновление проекта Калининградской АЭС.

Строительство белорусской АЭС в Островце стало краеугольным камнем в отношениях России, Беларуси и Литвы.

Вторая по значимости угроза, по мнению авторов доклада, исходит от Беларуси из-за ее «систематической зависимости от России». Отмечается, что Россия создала в Беларуси разветвленную инфраструктуру влияния. Под российским контролем находится информационное пространство республики, расширяется деятельность «Россотрудничества», открывающего новые центры в белорусских городах, действуют военизированные клубы (организации казачества и т.п.), пропагандирующие идеи «Русского мира». Несмотря на конфликты с Россией в экономической сфере и попытки улучшить отношения с Западом, Беларусь, характеризуемая в докладе как «недемократическое и авторитарное государство», которое по-прежнему рассматривает Россию в качестве своего основного военного союзника, белорусская армия получает из России новые вооружения, а также закупает продукцию собственного ВПК (ракетный комплекс «Полонез»).
Среди других потенциальных угроз для Литвы отмечается рост исламского экстремизма и поток нелегальных мигрантов в ЕС. Впрочем, влияние этих факторов на национальную безопасность Литвы оценивается в докладе как незначительное. Основным источником угроз в этом контексте называется рост терроризма в Турции и Египте – популярных направлениях у литовских туристов.
Беларусь
По Беларуси в рассматриваемый период вышло большое количество материалов в связи с событиями 25 марта, ставшими кульминацией протестной активности из-за «декрета о тунеядцах». Задержания оппозиционных лидеров и активистов накануне и в ходе акции, приуроченной к отмечаемому оппозицией «дню воли», и жесткие действия правоохранительных органов, негативно воспринятые на Западе, вновь поставили вопрос о дальнейшем развитии отношений Беларуси с Западом, Россией, а также дальнейшей эволюции белорусской политической системы. Этим темам посвящены публикации, вышедшие на разных аналитических ресурсах. На Eurasia Daily Monitor вышли статьи «Разгон в Минске: конец очередной белорусской политической оттепели?», «Иллюзии и недостаток смысла: что показали белорусские протесты», «Даже под давлением, Беларусь бросает вызов стереотипам». В журнале «Национальный интерес» была опубликована статья «Беларусь: между Россией и Западом», а британский Королевский институт международных отношений опубликовал материал «Что следует знать о протестах в Беларуси».

Задержания в центре Минска во время акции протеста оппозиции, приуроченная к национальному Дню воли (25 марта 2017 г.).

Несмотря на большое количество материалов, выводы в них делаются достаточно сходные. Большинство авторов приходят к заключению, что акции протеста выявили слабые стороны как белорусской оппозиции, так и власти. Практически во всех материалах констатируется, что белорусская оппозиция слаба и расколота, что предопределяет ее неспособность возглавить гражданский протест. В частности, отмечается, что лидеры оппозиции даже не смогли договориться по поводу сценария, по которому должен был пройти «день воли».
В то же время, события 25 марта показали как внутри-, так и внешнеполитическую уязвимость белорусской власти. По мнению Кейра Джайлса, президент Александр Лукашенко оказался в непростой ситуации. Его попытки наладить отношения с Западом и ослабить зависимость от России порождают постоянный риск вызвать «разрушительную реакцию» со стороны последней. Жесткий ответ властей на протест 25 марта был призван продемонстрировать в первую очередь России то, что ситуация в республике под контролем властей и тем самым не допустить вмешательства в ситуацию в республике. Однако ценой этого будет неизбежное ухудшение отношений с Западом. По мнению эксперта, раньше или позже Беларусь окажется перед решающим выбором между Западом и Востоком, а ЕС и НАТО должны быть готовы к этому моменту.
По мнению белорусского Евгения Прейгермана, опубликованному на Eurasia Daily Monitor, события 25 марта продемонстрировали неспособность государственной машины действовать гибко, когда давление на систему достигает определенной точки. Это приводит к избыточному полицейскому насилию, драматическим заголовкам и фото в западных СМИ, подрывая попытки нормализовать отношения с Западом и наладить гражданский диалог внутри страны. Как следствие, Беларусь может оказаться в ситуации международной изоляции и «внутренней заморозки», как это было после 19 декабря 2010 г..
Возможности поддерживать экономическую стабильность и безопасность у Беларуси сейчас намного ниже, чем семь лет назад.
Со своей стороны, Кеннет Яловиц и Уильям Кортни полагают, что в настоящее время Запад минимально вовлечен в события внутри Беларуси, а акции протеста, которые практически одновременно произошли в Беларуси и России, будут подталкивать лидеров обоих государств держаться вместе.
Украина
В фокусе внимания западных аналитиков по-прежнему остается Украина, конфликт на Донбассе и российско-украинские отношения. Особый интерес вызвало решение украинских властей наложить санкции на российские банки, оперирующие на Украине, а также официальный запрет на торговлю с самопровозглашенными республиками Донбасса.
В материале «Три способа надавить на Россию за оккупацию Крыма», размещенном на сайте Атлантического совета, автор Тарас Кузьо предлагает методы, которые, по его мнению, должны сделать более эффективным режим санкций против России. Первым таким шагом должно стать прекращение со стороны Украины каких-либо торгово-экономических операций с «оккупированными территориями». Автор упрекает украинские власти в двуличии: призывая Запад ужесточить санкции против России, они в то же время продолжают получать выгоды от торговли с Крымом и ДНР/ЛНР. Вторым шагом должна стать поддержка Западом российской оппозиции только при условии однозначного осуждения последней действий России против Украины.
По мнению Т.Кузьо, большинство российских оппозиционеров, включая А.Навального, разделяют «шовинистические» подходы российских властей в отношении Украины.
В подтверждение этого мнения приводится цитата из книги «Украина не Россия» Леонида Кучмы: «Российский демократ перестает быть демократом, как только речь заходит об Украине». Наконец, третьим шагом должно стать полное прекращение участия Запада в российских коррупционных схемах. Т.Кузьо полагает, что, несмотря на санкции, Запад сохраняет в отношениях с Россией режим «глобальной прачечной» и участвует в схемах по отмыванию грязных российских денег. Именно коррупция, по мнению автора, является главным экспортом Путина на Запад.
На том же ресурсе был размещен материал «Готовит ли Россия новое вторжение на Украину?» Стефана Бланка. В пользу плана вторжения, по его мнению, говорит то, что Россия осуществляет концентрацию войск на западном направлении, преимущественно по периметру украинских границ. Участившиеся военные провокации на Донбассе, кибератаки на украинские энергетические сети, убийство в Киеве бывшего депутата российской Думы Дениса Вороненкова, а также взрыв склада боеприпасов под Харьковом – все это, по мнению эксперта, внушает опасения по поводу растущей военной угрозы со стороны России. Причем, под угрозой может оказаться не только Украина, но и Беларусь, а также другие страны региона (в этой связи вновь упоминаются учения «Запад – 2017»). Наиболее вероятным временем возможной агрессии, по оценке С.Бланка, может стать канун президентских выборов 2018 г.
Теме военной угрозы Украине со стороны России также посвящен материал «Новая эскалация на востоке Украины: возможные причины и следствия». По мнению автора, интенсивные боестолкновения в районе Авдеевки, происходившие в минувшем феврале, связаны с политикой «управляемой нестабильности», которую в настоящее время осуществляет Россия в отношении Украины. В Авдеевке расположен крупнейший коксохимический комбинат, перебои в работе которого негативно сказываются на сталелитейном комплексе Мариуполя. По оценкам украинских экспертов, из-за этого украинский бюджет может недополучить $2 млрд, а социально-экономические проблемы, с которыми столкнутся 47 000 работников отрасли, могут серьезно дестабилизировать обстановку в регионе. Кроме того, мариупольское направление представляет для России стратегический интерес, поскольку оно может обеспечивать сухопутное сообщение Крыма с территорией России. В этой связи, полагает автор, с особой серьезностью следует отнестись к скоплению у российской границы в районе Мариуполя модернизированных танков T-72Б3.


Т-72Б3 — российский основной боевой танк семейства Т-72.

В статье «Киев прекращает торговлю с оккупированным Донбассом и вводит санкции против дочерних российских банков» анализируются недавние экономические решения украинских властей. По мнению автора, данные решения были приняты президентом Петром Порошенко вынужденно и неохотно, под давлением радикалов, организовавших железнодорожную блокаду Донбасса и устроивших погромную акцию у офиса украинского «Сбербанка». Всё это указывает на политическую слабость президента. Более того, политически мотивированные решения могут иметь тяжелые последствия для украинской экономики, поскольку именно «дочки» российских банков, получавшие финансовую поддержку от материнских компаний, относительно благополучно пережили рецессию и крах украинской валюты 2014-2016 гг., став в минувшем году основными инвесторами в украинскую экономику.
Армения и Азербайджан: политика и энергетика
В преддверии годовщины эскалации в зоне нагорнокарабахского конфликта, известной как «четырехдневная война», появился ряд материалов, посвященных армяно-азербайджанским отношениям, а также влиянию конфликта на энергетические проекты в регионе.
В материале «Южный газовый коридор и недавняя эскалация в Карабахе» авторы приходят к выводу, что поддержание напряженности в регионе выгодно прежде всего России, поскольку это затрудняет реализацию инфраструктурных проектов, ориентированных на поставку углеводородного сырья из Каспийского региона на энергетический рынок Европы в обход РФ. В частности, речь идет о проекте «Южный газовый поток», который должен связать Азербайджан через территорию Грузии и Турции с южной Европой. Однако боязнь инвесторов вкладывать средства в нестабильный регион тормозит реализацию проекта и обусловливает зависимость Азербайджана от длинного маршрута с устаревшей инфраструктурой через территорию России и новороссийский порт.
В статье «Армения и Азербайджан: что они хотят от ЕС?» рассматриваются перспективы заключения этими странами договоров о расширенном сотрудничестве с Евросоюзом. Азербайджан и ЕС начали переговоры о расширенном сотрудничестве 7 февраля, в то время как Армения уже завершила переговоры 27 февраля. Отмечается, что ранее обе страны отказались от заключения более продвинутого соглашения об ассоциации с ЕС, предполагавшего введение зоны свободной торговли. Армения предпочла ассоциации с ЕС вхождение в Евразийский союз, в то время как руководство Азербайджана сочло договор об ассоциации ограничивающим суверенитет страны, назвав его «односторонним списком инструкций». По мнению автора, стремление армянской стороны к заключению нового договора с ЕС носит политический характер. В первую очередь, заключение договоренностей накануне парламентских выборов 2 апреля должно было снизить социально-экономическую напряженность в условиях нарастающих в стране прозападных настроений.
Ереван стремится повысить собственную значимость в глазах Москвы посредством заключения договоренностей с ЕС.
После прошлогодних столкновений в Карабахе, когда армянской дипломатии так и не удалось заручиться поддержкой своих союзников в рамках ЕАЭС и ОДКБ, в обществе нарастает разочарование в ориентации на Россию. Что касается Азербайджана, то соглашением с ЕС он стремится выстроить противовес армяно-европейским связям. Кроме того, в Баку рассматривают данное соглашение как страховку на случай ухудшения отношений с Москвой, а также рассчитывают получить помощь в реализации Южного газового коридора. Вместе с тем, автор подчеркивает, что новые договоры качественно отличаются от отвергнутой Ереваном и Баку ассоциации с ЕС, поскольку не предусматривают зоны свободной торговли. Для Армении такую возможность блокируют договоренности в рамках ЕАЭС. Что касается Азербайджана, то он стремится по возможности оставаться вне каких-либо интеграционных союзов.
Проблемам реализации азербайджанских энергетических проектов посвящен материал «Приостановка членства Азербайджана в EITI: последствия для Южного газового коридора». Международный совет директоров «Инициативы прозрачности добывающих отраслей» (EITI) принял решение о приостановке членства Азербайджана в ходе встречи, состоявшейся 8-9 марта. Причиной данного решения стало то, что «Азербайджан не полностью выполняет требования в сфере гражданского общества». В ответ Азербайджан вышел из списка стран-исполнителей EITI. В связи с этим возникли опасения, не скажется ли данный конфликт негативно на возможностях Азербайджана по привлечению поддержки международных финансовых институтов для реализации проекта «Южный газовый коридор». Действительно, в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР) заявили, что финансирование проектов, связанных с Южным газовым коридором, будет во многом зависеть от того, насколько успешно Азербайджан реализует требования EITI. С другой стороны, требования EITI не носят юридически обязательного характера, а значит, Азербайджану и другим заинтересованным игрокам, скорее всего, удастся привлечь к финансированию Южного газового коридора финансовые институты, для которых мнение EITI не играет большого значения.
Грузия
В рассматриваемый период появился ряд материалов, посвященных ситуации внутри и вокруг Грузии.
В статье «Иран строит мягкую силу в Грузии для более тесной связи с Россией» анализируется политика Ирана в отношении этого закавказского государства. Отмечается, что в последнее время Иран наращивает своё влияние в Грузии, особенно среди проживающих здесь азербайджанцев-шиитов. Кроме того, Иран активно инвестирует в образование, туризм, транспорт и энергетику. В свете планируемого создания зоны свободной торговли в армянском Мегри, которая может существенно расширить сотрудничество между ЕАЭС и Ираном, открываются перспективы развития новых транспортных маршрутов, которые через территорию Армении, Грузии, а также «отколовшихся» Абхазии и Южной Осетии, свяжут Россию с Исламской республикой.

Армянский Мегри станет площадкой для международного экономического диалога с Ираном.

Иран может использовать территорию Грузии в качестве коридора в противовес желанию Вашингтона вбить клин между Тегераном и Москвой. В то же время, учитывая стремление Вашингтона вместе с Израилем и другими союзниками возобновить политику изоляции Ирана, Тегеран в ответ может применить свою «мягкую силу» для дестабилизации обстановки в Грузии, разжигая религиозную вражду и конфликты между этническими группами.
Проблемы украино-грузинских отношений рассматриваются в материале «Украина призывает Грузию к совместному противодействию российской оккупации». Украина инициировала в совете безопасности ООН рассмотрение ситуации в Абхазии и Южной Осетии. По мнению Киева, Россия нарушает мирные договоренности 2008 г., а также осуществляет инкорпорацию воинских формирований на территории республик. Украинская инициатива была заблокирована Россией, однако сама по себе она свидетельствует о стремлении Киева к альянсу с Тбилиси в противодействии российской «агрессии». Отмечается, что ранее Тбилиси реагировал на события на Украине весьма сдержанно, не желая раздражать Москву, и даже не присоединился к санкциям против России, за исключением эмбарго на продукцию из Крыма. Украино-грузинскому сотрудничеству также препятствовала проблема Михаила Саакашвили, который, будучи губернатором Одесской области, одновременно являлся лидером ведущей оппозиционной партии в Грузии. Грузинским руководством эта ситуация воспринималась весьма болезненно.
Теперь, когда Саакашвили ушел с государственной службы на Украине, формирование украино-грузинского альянса стало технически возможным.
Этому, по мнению автора материала, будут способствовать «провокационные действия России в Абхазии и Южной Осетии, продолжающаяся оккупация Крыма и угроза большой войны на Донбассе».
Внутренней политике Грузии посвящен материал «Грузия готовится к новым изменениям в конституции». Комиссия по конституционной реформе собирается представить на суд общественности проект очередной конституционной реформы. В соответствии с предлагаемыми поправками, президент страны будет избираться не на прямых выборах, а специальной коллегией, включающей 150 депутатов парламента и 150 представителей муниципальных советов. Данная реформа будет способствовать дальнейшему ослаблению полномочий президента, делая его зависимым от воли парламентского большинства. По словам автора, инициатива данной реформы обусловлена конфликтом президента Георгий Маргвелашвили и правительства, контролируемого партией «Грузинская мечта». Г.Маргвелашвили, первоначально поддерживаемый «Грузинской мечтой», впоследствии покинул ряды партии, вступив в острый конфликт с ее руководством. Следствием этого стало перманентное противостояние президента и правительства.

Действующий Президент Грузии Георгий Маргвелашвили.

Автор отмечает, что манипуляции с конституцией в интересах тех или иных политических сил имеют в Грузии давнюю историю. Так, переход от президентской к парламентской республике был инициирован в 2009 г. М.Саакашвили, который таким образом рассчитывал сохранить свою власть, пересев из президентского кресла в кресло премьера с аналогичными полномочиями. Однако проигрыш партии М.Саакашвили на парламентских выборах 2012 г. поставил крест на этих планах. В целом, автор статьи весьма низко оценивает результаты этой конституционной реформы. Она обусловила размытость и взаимное пересечение полномочий президента и премьер-министра, постоянные конфликты ветвей власти и отсутствие единого центра принятия решений, что в условиях социально-экономических трудностей, с которыми сталкивается Грузия, является большой проблемой.
Политическая повестка постсоветской Евразии по-прежнему рассматривается западными экспертами сквозь призму военно-политического противостояния с Россией. Политические волнения 26 марта не могли не поставить перед западным экспертным сообществом вопрос, не являются ли они началом конца или как минимум долговременной дестабилизации власти в России. На фоне рассуждений о внутренней неустойчивости и слабости российского руководства большое количество материалов посвящено военным угрозам со стороны России, как на постсоветском пространстве, так и в мире в целом. Одним из главных ньюсмейкеров в рассматриваемый период стала Беларусь в связи с протестами 25 марта. По-прежнему определяющей остается украинская тема, где основное внимание наблюдателей было сосредоточено на экономических решениях по прекращению торговли с «отколовшимися регионами» и блокаде российских дочерних банков, а также перспективах новой эскалации на Донбассе. В Закавказье определяющей стала тема армяно-азербайджанских отношений и развития газотранспортной инфраструктуры в обход России.