Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (24.03. – 06.04.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (24.03. – 06.04.2018)

В рассматриваемый период в фокусе внимания западных наблюдателей по-прежнему остаются противостояние России и Запада и ситуация на Украине, причем эти проблемы получили развитие в контексте «дела Скрипаля». Среди других тем – ситуация в Закавказье (Армения, Азербайджан), а также проекты по диверсификации газовых поставок из Туркменистана.

Россия
По-прежнему в фокусе внимания западных экспертов геополитическое противостояние России и Запада и их конкуренция на постсоветском пространстве. В рассматриваемый период это противостояние анализировалось сквозь приму т.н. «дела Скрипаля».
В статье «Российские ожидания обернулись гневом» Кристи Раик излагает свое видение причин нынешнего противостояния России и Запада.
По ее мнению, основной предпосылкой для конфликта стали несовпадающие представления о принципах европейской безопасности.
Как полагает К. Раик, при В. Путине Россия добивалась со стороны Запада признания статуса великой державы и зоны своих привилегированных интересов в ближнем зарубежье. Как отмечает К. Раик, подобный подход означает, что «великие державы более суверенны, чем малые страны, и право каждого государства самостоятельно решать вопросы своей безопасности, как это определено принципами ОБСЕ, на практике подчинено интересам безопасности великих держав». Неприятие западными странами этого подхода, в конечном счете, привело Россию к разочарованию в попытках договориться с великими западными державами об общих принципах мирового устройства. Первыми признаками этого разочарования, по мнению К. Раик, стали «мюнхенская речь Путина» 2007 г. и «российско-грузинская война» в 2008 г.
С 2014 г., как полагает автор, Россия окончательно взяла курс на подрыв «единства западного мира».
Проявлениями этой политики стали российское вмешательство в избирательные кампании, ход референдума по Brexit, а также отравление С. Скрипаля и его дочери на территории Великобритании (для К. Раик причастность Москвы к этим событиям не подлежит сомнению). В заключение К. Раик делает вывод, что несмотря на отдельные попытки как со стороны России, так и со стороны ряда стран Запада найти компромисс по вопросам международной безопасности, несовпадение базовых ценностей предопределяет затяжной характер нынешнего противостояния.



Статья Джона Лога «Российская политика Германии не проявляет признаков смягчения» анализирует политику немецкого правительства в отношении России после создания «большой коалиции». По мнению Дж. Лога, «реакция Берлина на отравление в Солсбери свидетельствует о том, что Ангела Меркель по-прежнему контролирует российское направление, и что немецкое правительство не отклоняется от курса, который она проводит после российской агрессии против Украины». Решение Берлина поддержать Лондон в обвинениях России в отравлении С. Скрипаля, по словам Дж. Лога, способствовало формированию четкой позиции ЕС по поддержке Великобритании. Таким образом, надежды на то, что с ослаблением позиций ХДС/ХСС в парламенте А. Меркель будет вынуждена изменить свою позицию по России, не оправдались.
Вместе с тем Дж. Лог обращает внимание на то, что единства по поводу жесткой линии в отношении Москвы в германских элитах нет.
Он отмечает критику позиции немецкого правительства по «делу Скрипаля» со стороны оппозиционных партий – «Альтернативы для Германии», «Левых» и части «Зеленых». Среди немецких бизнес-кругов, лоббирующих интересы компаний, связанных с Россией, также распространено убеждение, что обвинения в адрес Москвы носят бездоказательный характер. Дж. Лог также отмечает, что для СДПГ, контролирующей немецкий МИД, всегда был характерен более мягкий подход к России. Кроме того, под давлением промышленного лобби А. Меркель не противодействует реализации проекта «Северный поток-2», несмотря на протесты стран Балтии, Польши, а также на то, что этот проект наносит удар по интересам Украины. Дж. Лог констатирует, что в этом отношении немецкое правительство демонстрирует подход «Германия прежде всего», игнорируя интересы других европейских партнеров. В заключение автор делает вывод, что «в отсутствие твердого межпартийного консенсуса политика Меркель по противодействию российским угрозам европейской безопасности может оказаться под ударом».

Украина
Украинская проблема по-прежнему остается под пристальным вниманием западных наблюдателей.
В статье «Что означают президентские выборы в России для Украины?» Гведолин Сасс анализирует перспективы российско-украинских отношений и урегулирования на Донбассе после очередного переизбрания В. Путина.
Автор отмечает, что в российском обществе по-прежнему силен «крымский консенсус», однако полагает, что внешняя политика не может быть единственной опорой легитимности власти В. Путина.
По мнению Г. Сасс, нарастающие в России социально-экономические проблемы будут вынуждать российское правительство концентрироваться на внутренней повестке, а издержки внешнеполитической конфронтации сделают Кремль более заинтересованным «хотя бы в управлении конфликтом на Донбассе, если не его разрешении». Вместе с тем Г. Сасс видит мало предпосылок для этого. Она отмечает, что «на Украине В. Путин достиг прямо противоположного тому, что он ожидал: прозападная ориентация, приверженность реформам, идентификация населения с украинским государством укрепились, а не ослабли». В этих условиях глубокая вовлеченность России в конфликт на Донбассе, по мнению Г. Сасс, представляет собой «удобный инструмент, чтобы поставить под вопрос стабильность Украины и способствовать эскалации или деэскалации ситуации в зависимости от текущих интересов Кремля». С другой стороны, на Украине стартует предвыборная кампания, которая также не будет способствовать мирному урегулированию, поскольку основные кандидаты будут пытаться «перещеголять друг друга в военно-патриотической риторике».
Поэтому, как полагает Г. Сасс, рассчитывать на существенные подвижки на Донбассе не стоит, а момент для улучшения двусторонних российско-украинских отношений придет только в «после эры Путина и Порошенко».
Текст Майкла Боцюркива «Готов ли Путин оставить Донбасс?» также посвящен перспективам урегулирования конфликта на востоке Украины, которое видится автору как односторонняя капитуляция Москвы. Возможные уступки со стороны В. Путина М. Боцюркив связывает с «делом Скрипаля». Так, по его мнению, к большей уступчивости Кремль могут подтолкнуть возможный бойкот Чемпионата мира по футболу, проводимый в России, а также закрытие въезда в Великобританию для «приближенных к президенту олигархов». Другой фактор, по мнению М. Боцюркива, заключается в том, что «России все сложнее скрывать поток трупов, идущих из Донбасса». Автор отмечает, что «в последние месяцы иностранные, а также российские оппозиционные СМИ обнародовали данные о количестве жертв среди повстанцев, и эти цифры крайне неудобны для В. Путина. В недавней статье «Новой газеты» язвительно утверждается, что в то время, как украинцы открыто и с почестями хоронят своих воинов, на долю русских семей остаются тайные похороны без информации о том, как и где умерли их сыновья». Отмечая, что, хотя В. Путин не из политиков, отступающих перед трудностями, М. Боцюркив полагает, что для российского лидера «возможно, настало время совершить редкий акт раскаяния и прекратить кровопролитие. Уход с Донбасса стал бы лучшим средством для этого».


Польские эксперты продолжают анализировать проблемы польско-украинских взаимоотношений. Статья Войцеха Конончука «Почему Польше нужна постгедройцевская доктрина в отношении Украины» посвящена необходимости выработки новой внешнеполитической концепции Польши на украинском направлении. Автор полагает, что доктрина Ежи Геройца, лежавшая в основе польской восточной политики, на украинском направлении уже достигла своих основных целей и в значительной степени устарела. Доктрина Гедройца-Мерошевского основана на признании послевоенных восточных границ Польши и выстраивании отношений с Украиной, Беларусью и Литвой как с независимыми государствами с целью противодействия «имперским амбициям» России.
В. Конончук полагает, что в отношении Украины «гедройцевский» подход себя полностью оправдал, однако он не отвечает новым вызовам и проблемам польско-украинских отношений.
В. Конончук констатирует, что Украина не будет для Польши легким и удобным соседом и призывает к выстраиванию политики, максимально свободной от романтизма и иллюзий. В частности, острой проблемой польско-украинских отношений остаются разные интерпретации исторического прошлого (проблема «Волынской резни»). По мнению автора, с польской стороны в отношении Украины по-прежнему присутствует скрытый комплекс превосходства, в то время как у Украины вовсе отсутствует какое-либо стратегическое видение отношений с Варшавой и по-прежнему сильно недоверие к полякам.
Особой проблемой В. Конончук считает растущую украинскую трудовую миграцию в Польшу, что также чревато обострением межнациональных отношений и ксенофобии: «впервые за послевоенную историю польские города стали полиэтничными, а украинский оказался вторым по распространенности языком в Польше». Будущее польско-украинских отношений В. Конончук видит как «стратегическое соседство» – украинцы и поляки могут не быть друзьями, но должны держать в уме многочисленные общие интересы, а добрые отношения отвечают национальным интересам и Польши, и Украины.
В статье «Чтобы объединить Украину, Киев должен избавиться от собственных предубеждений» Кэтрин Куинн-Джадж обращает внимание на проблему негативных стереотипов, распространенных в украинском обществе в отношении жителей «контролируемых сепаратистами территорий». Автор приводит примеры многочисленных уничижительных и оскорбительных высказываний, в том числе официальных лиц, в отношение жителей Донбасса. В частности, приводится распространенный миф о том, что современное население Донбасса не принимает «европейских ценностей» потому, что это – потомки завезенных советской властью из России преступников вместо погибших во время голода 1933 г. украинских крестьян. К. Куинн-Джадж отмечает, что «во имя строительства европейского государства, основанного на верховенстве закона и уважении к человеческой жизни, Киев, по всей видимости, готов рассматривать миллионы своих граждан в качестве расходного материала. Если Украина и ее западные союзники всерьез относятся к тем ценностям, которые они провозглашают, они должны отказаться от этого разрушительного подхода».

Закавказье
Статья Томаса де Ваала «Принесет ли перемены транзит власти в Армении?» посвящена вопросам, связанным с переходом Армении к парламентской форме правления, который завершается 9 апреля. Т. де Ваал уверен, что кресло премьер-министра, который становится фактическим лидером страны, займет нынешний президент Серж Саргсян. Автор отмечает, что переписывание конституции с целью продления собственной власти –распространенная практика на постсоветском пространстве.
Вместе с тем он выражает острожную надежду, что сохранение у власти С. Саргсяна в новом качестве пойдет Армении на пользу, связывая это с предыдущей деятельностью армянского президента.
В качестве главной заслуги С. Саргсяна Т. де Ваал видит диверсификацию внешней политики и экономики Армении, несмотря на то, что страна была вынуждена стать участником Евразийского экономического союза, выгоды от которого, по мнению автора, являются «сомнительными». Отмечает Т. де Ваал и серьезные риски, связанные со сращением бизнеса и власти, коррупцией, высоким уровнем э
миграции из страны, а также не урегулированным Нагорно-Карабахским конфликтом.



В статье Фуада Шахбазова анализируются перспективы нового четырехстороннего формата Иран-Азербайджан-Грузия-Турция, который связан в первую очередь с вопросами безопасности в регионе, но может иметь и важное экономическое измерение. Ф. Шахбазов отмечает, что в Закавказье ранее хорошо себя зарекомендовал трехсторонний формат Азербайджан-Грузия-Турция, который, по словам автора, зачастую неправильно воспринимался как антироссийский. Присоединение к нему Ирана открывает новые возможности для сотрудничества.
Ухудшающиеся отношения России и Запада повышают значимость Закавказья в качестве транзитного коридора, в том числе для иранских углеводородов.
Для Азербайджана же новый четырехсторонний формат станет важным инструментом дальнейшей диверсификации международных связей и позволит избежать сколько-либо значимой зависимости от любой региональной державы.

Туркменистан и газопровод TAPI
Перспективы газопровода TAPI, который должен соединить туркменские газовые месторождения с потребителями в Пакистане и Индии, рассматриваются в статье Рауфа Маммадова. Старт второй очереди газопровода, которая пройдет по территории Афганистана, включая районы, контролируемые Талибаном, был дан 23 февраля 2018 г. По мнению Р. Маммадова, этот проект имеет не только экономическое, но и политическое значение, поскольку может поспособствовать стабилизации обстановки в Афганистане, а также нормализации индийско-пакистанских отношений. Для Туркменистана этот проект важен тем, что позволит диверсифицировать поставки газа, который в настоящее время поставляется только в сторону Китая.
Главным препятствием для TAPI Р. Маммадов называет позицию России, которая пытается не допустить диверсификации газовых поставок в Центральной Азии и стремится замкнуть транзитную газотранспортную инфраструктуру региона на себя.
Кроме того, автор обращает внимание на то, что Газпром разворачивает собственные проекты в Индии и Пакистане, связанные с развитием газотранспортной инфраструктуры и поставками российского сжиженного газа.
Несмотря на противодействие России, автор, тем не менее, оптимистичен по поводу перспектив не только TAPI, но и другого важного для Туркменистана проекта, также долгое время блокировавшегося Москвой – Транскаспийского трубопровода, который позволит поставлять туркменский газ европейским потребителям.