Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (24.01. – 06.02.2020)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (24.01. – 06.02.2020)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В центре внимания западной аналитики оказалась предполагаемая смена Владислава Суркова на Дмитрия Козака в качестве главного куратора украинской политики России. По-прежнему повышенное внимание уделяется российско-белорусским отношениям из-за продолжающегося нефтегазового спора. Среди других тем: проблемы безопасности стран «Восточного партнерства», российско-украинская газовая сделка, последствия российской «оккупации» для культурного наследия Крыма.

Угрозы для культурного наследия в «оккупированном» Крыму
Катерина Бусоль пишет об угрозах, которым подвергается культурное наследие Крыма вследствие российской «оккупации».
По ее мнению, Россия проводит в Крыму политику разграбления культурных ценностей и русификации
К «преступлениям» российских властей в сфере культуры автор относит выставку в Москве произведений Айвазовского из музея Феодосии без согласования с украинскими властями, а также «незаконные» археологические раскопки и вывоз артефактов в материковую Россию. Особому угнетению, по мнению К. Бусоль, подвергаются крымские татары. В качестве примеров называются сносы мусульманских кладбищ во время строительства трассы «Таврида», а также «разрушительная» реконструкция Бахчисарайского дворца – единственного полностью сохранившегося архитектурного ансамбля коренного народа Крыма, включенного в список всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

 Источник: https://static.life.ru/posts/2019/11/1254852/230a8847d35d0517b84631688a6f7033.jpg

К. Бусоль считает, что Россия в Крыму занимается утверждением своего историко-культурного доминирования за счет стирания пластов украинской и крымско-татарской культур.

Как ЕС может помочь мирному урегулированию в странах «Восточного партнерства»
Эльхан Нуриев рассуждает о роли Европейского союза в урегулировании территориальных конфликтов в государствах «Восточного партнерства». Он отмечает специфику геополитического положения этих стран, расположенных между Россией и ЕС на пересечении их влияний и интересов и вынужденных лавировать между конкурирующими европейскими и российскими нарративами в регионе.
Э. Нуриев полагает, что Россия по-прежнему остается ключевым игроком в государствах восточного соседства ЕС
Поэтому ее интересы не могут игнорировать ни местные лидеры, ни Европа. Это касается и роли Москвы в урегулировании конфликтов на территории государств «Восточного партнерства». Что касается роли ЕС в урегулировании этих конфликтов, то, по мнению Э. Нуриева, она неоднозначна. Эксперт отмечает отсутствие целостной стратегии ЕС в отношении стран «Восточного партнерства», а также низкий уровень информированности европейских центров принятия решений о проблемах и интересах этих государств. Все это существенно ослабляет возможности европейского присутствия в регионе.
По мнению Э. Нуриева, необходима выработка совместных подходов России и ЕС по урегулированию конфликтов на территории стран общего соседства, а также формирование отдельной миротворческой платформы по урегулированию конфликтов на Украине, в Молдове и Закавказье.

Роль Беларуси в восточноевропейской энергетической геополитике
Рауф Мамедов анализирует роль Беларуси в энергетической геополитике Восточной Европы. По его мнению, эта роль одна из самых необычных в мире. Не будучи производителем нефти и природного газа, республика, тем не менее, является поставщиком нефтепродуктов и топлива во многие страны мира. Это объясняется геополитическим положением Беларуси в непосредственной близости от России, обеспечивающей Минск энергоносителями по ценам ниже рыночных.
Зависимость Беларуси от российского углеводородного сырья означает, что у нее не было иного выбора, кроме как проводить внешнюю политику, которая удерживает ее на орбите Москвы
Однако ни членство Беларуси в ЕАЭС, ни ее непрекращающиеся переговоры с Москвой о создании политического и экономического союза (которого Беларусь якобы хочет избежать) не представляют собой препятствия для постоянных споров по поводу цен на нефть и газ между Москвой и Минском.
В настоящее время стороны втянуты в очередной ценовой конфликт, и Россия вновь прилагает усилия, чтобы принудить Беларусь к политической и экономической интеграции. С точки зрения Москвы, это даст ей возможность поставлять свои нефть и газ в ЕС напрямую, минуя посредников, за счет большего контроля над трубопроводной инфраструктурой Беларуси.
Еще одно преимущество, которое может получить Москва в случае углубления интеграции с Беларусью, это возможность контролировать белорусский энергетический рынок и тем самым оптимизировать затраты на транзит своих нефти и газа через территорию республики.
В совокупности все это приведет к увеличению российского влияния на региональную энергетическую политику. Для Беларуси, по мнению Р. Мамедова, углубление интеграции с Россией несет как плюсы, так и минусы. С одной стороны, это приведет к росту российских инвестиций в белорусскую экономику. Однако в обмен на эту щедрость Москва потребует доступ своих компаний к ключевым энергетическим активам Беларуси. Резюмируя, Р. Мамедов делает вывод, что, если Беларусь хочет избежать возрастающей зависимости от России, она должна диверсифицировать поставки энергоносителей. Однако она не смогла сделать этого в прошлом, и в будущем осуществить это также будет нелегко.

Два сценария развития российско-белорусских отношений
Беньямин Погосян пишет о возможных сценариях развития российско-белорусских отношений в контексте продолжающихся споров о цене на нефть и газ, а также предстоящих выборов президента Беларуси. По его мнению, возможны два основных сценария развития событий.
Первый сценарий предусматривает сохранение нынешней ситуации, когда Россия увязывает дешевую поставку нефти и газа с подписанием интеграционных дорожных карт. В случае отказа Россия поднимет цены на энергоносители, нанося ущерб экономике Беларуси, но не будет вмешиваться во внутреннюю политику и стремиться подорвать усилия Беларуси по развитию отношений с ЕС, США и Китаем.
При таком сценарии Беларусь продолжит свое членство в ОДКБ и Евразийском экономическом союзе, но уравновесит свои отношения с Россией путем налаживания партнерских отношений с другими геополитическими игроками.


 Источник: https://belsat.eu/wp-content/uploads/2020/02/forum-0497046965.jpg

Второй сценарий предусматривает жесткие действия России, направленные на то, чтобы помешать Беларуси развивать более глубокие связи с ЕС и Западом и подтолкнуть Минск к скорейшей реализации Договора о Союзном государстве и подписанию «дорожных карт» по интеграции. В этом случае Россия приложит усилия к тому, чтобы создать серьезную альтернативу Лукашенко на предстоящих президентских выборах, и может спровоцировать в Минске некий аналог «цветной революции». Максимальным выигрышем для России будет избрание более дружественного к России президента Беларуси, а минимальным достижением станет значительно ослабленная Беларусь, более восприимчивая к российскому давлению.

Российско-украинская газовая сделка: крах газовой стратегии Путина?
По мнению Аллы Хурской, заключение пятилетнего контракта на транзит российского газа через территорию Украины на выгодных для Киева условиях свидетельствует о том, что украинский маршрут по-прежнему остается значимым для «Газпрома», а попытки избавиться от транзитной зависимости от Украины пока остаются безуспешными.
А. Хурска связывает это с наложением американских санкций на газопровод «Северный поток-2», которые существенно сдвигают сроки его завершения и, таким образом, повышают значимость украинского коридора. Кроме того, А. Хурска отмечает общее сокращение поставок «Газпрома» в страны Европы и объясняет это успехами по диверсификации европейского энергетического рынка за счет поставок СПГ, а также альтернативных России поставщиков (Норвегия, Азербайджан).
Автор делает вывод, что в ближайшем будущем доля «Газпрома» на европейском энергетическом рынке останется значительной, однако монополию он утратит
Козак вместо Суркова: чего ждать Украине?
Смена Владислава Суркова на Дмитрия Козака в качестве главного кремлевского «куратора» украинского направления привлекла внимание западных наблюдателей.


 Источник: https://avatars.mds.yandex.net/get-zen_doc/1878571/pub_5defb6863d008800b109120d_5defb6f6433ecc00acb9...

По мнению Владимира Сокора, замена В. Суркова на Д. Козака связана с попыткой выстраивания неформального канала связи между Кремлем и администрацией украинского президента В. Зеленского. Учитывая «токсичный» имидж В. Суркова, связанного с «развязыванием войны» на Донбассе и проектом «Новороссия», замена его на Дмитрия Козака, продвигающего экономикоцентричный подход в урегулировании конфликтов, выглядит закономерной.
В. Сокор считает, что В. Сурков представляет жесткую линию в украинском конфликте, в то время как Д. Козак стремится снять с России бремя по содержанию непризнанных республик и разменять возвращение Донбасса на особых условиях в состав Украины на снятие экономических санкций с России. Вместе с тем, по мнению В. Сокора, замена В. Суркова на Д. Козака означает частичное изменение формы, но не содержания российской политики в отношении Украины.
К аналогичным выводам приходит и Иван Преображенский. Он также полагает, что возможная смена В. Суркова на Д. Козака означает смену не стратегии, но тактики. По мнению И. Преображенского, Донбасс остается своего рода «якорем», удерживающим Украину и позволяющим добиваться основной стратегической цели – подчинения и возвращения Киева в сферу влияния Москвы.
Густав Грессель вспоминает роль Д. Козака в продвижении проекта федерализации Молдовы в 2003 году, а также в устранении из состава правящей коалиции проевропейского блока ACUM в 2019 году. По мнению автора, в отношении Украины Д. Козак будет проводить аналогичную политику, добиваясь максимально автономного статуса для Донбасса, чтобы обеспечить нейтралитет Украины и ее неучастие в ЕС и НАТО. Г. Грессель считает подобное решение неприемлемым и призывает западных лидеров требовать полного ухода России из Украины.