Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (21.04. – 04.05.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (21.04. – 04.05.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета
В рассматриваемый период основными темами западной аналитики по постсоветскому пространству стали: отношения России и Запада в четвертый срок президентства В. Путина, перспективы «Великой Евразии», «Северный поток-2» и его значение для Европы, реформы в Узбекистане. Конечно же, особое внимание привлекли события в Армении и их возможные последствия.

Путин – президент в четвертый раз: перспективы для России
Западные эксперты продолжают моделировать развитие ситуации в России и вокруг нее во время четвертого срока правления В. Путина. Этому посвящен новый доклад, опубликованный польским Центром восточных исследований. Сложившаяся в России политическая система характеризуется польскими экспертами как авторитарный режим, основанный на власти президента и его ближайшего круга, члены которого рассматривают себя как «собственников России» и «эксплуатируют ее в собственных интересах».
Политика России до 2012 г. характеризуется в докладе как «мягкий ревизионизм».
Она направлена на постепенное ослабление либерального международного порядка, сложившегося после холодной войны, при одновременном использовании выгод этого миропорядка.



В ходе третьего срока В. Путина эта политика, по мнению авторов, стала более «агрессивной»: «Кремль использовал военную силу и развязал кибервойну против Запада и его партнеров. Россия также приступила к попыткам форсированной политической и экономической интеграции постсоветского пространства, а также усилила сотрудничество с незападными странами, прежде всего Китаем. Москва вернулась в качестве активного игрока на Ближний Восток и укрепила свое присутствие в других регионах, восстановив в общественном сознании свой образ великой державы». Традиционно оценивая российскую экономическую модель как неэффективную и зависимую от экспорта сырьевых ресурсов, авторы доклада вместе с тем признают успехи российского военного строительства, отмечая, что по своему потенциалу российская армия превосходит вооруженные силы большинства членов НАТО за исключением США».
Говоря об основных вызовах, с которыми Россия может столкнуться в ходе четвертого срока В. Путина, авторы отмечают угрозу нарастающей борьбы внутри элиты за контроль над сокращающимися ресурсами, а также рост общественного недовольства из-за ухудшающейся социально-экономической ситуации. Отмечается негативное влияние западных санкций на российскую экономику, а также отсутствие выраженной поддержки российской конфронтации с Западом со стороны незападных партнеров, прежде всего Китая.
Авторы полагают, что никаких серьезных реформ в России предприниматься не будет, и сложившаяся при В.Путине система власти будет сохраняться, несмотря на наметившиеся признаки ее дестабилизации.

Популярный Путин готовится к холодной войне 2.0
Статья Пепе Эскобара также посвящена перспективам российской политики на четвертом сроке президентства В. Путина.
В отличие от предыдущего материала, данный текст выдержан в дружественном России ключе, не характерном для англоязычной аналитики.
Автор полагает, что в контексте конфронтационной политики Запада («бесконечная сага о «Рашагейте»; напоминающее шараду дело Скрипаля, которое, кстати, полностью исчезло из западного новостного цикла; а также серьезная эскалация в Сирии») новое правительство, которое В. Путин сформирует после инаугурации, будет представлять собой что-то наподобие военной Ставки.
По мнению П. Эскобара, ситуация в отношениях с Западом изменит расстановку сил между «евразийцами» и «атлантистами» в российской элите.
Усиление силового блока, отождествляемого автором с «евразийцами», будет способствовать укреплению вектора на евразийскую интеграцию и формирование многополярного мирового порядка. Напротив, позиции Д. Медведева и связанного с ним ориентированного на Запад финансово-экономического блока представляются П. Эскобару существенно ослабленными. В статье также уделяется внимание сотрудничеству России и Китая, которое, по мнению П. Эскобара, направлено на формирование «Великой Евразии», что «предполагает, конечно же, избавление от доллара в двусторонней торговле, усиление Шанхайской организации сотрудничества, укрепление симбиоза Китая в качестве потребителя и России в качестве производителя товаров». П. Эскобар полагает, что в течение 10-15 лет может сложиться новый многополярный мировой порядок. В этой связи автор проводит весьма любопытные аналогии с послевоенной Ялтинской системой в контексте современного «крымского вопроса»:



«Практически в то же время и совершенно вне поля зрения западных корпоративных СМИ представители не менее 71 страны встретились в Крыму на четвертом ежегодном Ялтинском экономическом международном форуме. Это одна из крупнейших деловых встреч в России наравне с Восточным экономическим форумом во Владивостоке, Сочинским инвестиционным форумом и Санкт-Петербургским международным экономическим форумом, который состоится в конце мая. Еще в феврале 1945 г. Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт и Иосиф Сталин встретились в Ялте, чтобы договориться о мировом порядке после Второй мировой войны, который в конечном счете был оформлен холодной войной. Теперь, в условиях холодной войны 2.0, Россия вновь позиционирует Крым как центр обсуждения глобального сотрудничества – вместе с новым международным аэропортом, стоившим миллиарды долларов, и 19-километровым Крымским мостом через Керченский пролив, который откроется для движения в конце мая, на шесть месяцев раньше запланированного срока. Вот так выглядит “русская агрессия”».

Размышляя о «Великой Евразии»
Тема «Великой Евразии», затронутая П. Эскобаром, находится в центре внимания в материале Джеффа Шуберта. В отличие от предыдущего автора Д. Шуберт весьма скептичен к данной концепции. Статья построена в форме полемики с экспертами Валдайского клуба, продвигающими проект Великой Евразии, в рамках которого центральной интеграционной структурой должен стать Евразийский экономический союз, а также ось Россия – Китай.
Д. Шуберт считает эту концепцию нереалистичной, поскольку Евразийский экономический союз не обладает должным международным авторитетом и, более того, не рассматривается в качестве полноценного игрока тем же Китаем, который предпочитает развивать отношения со странами ЕАЭС на двусторонней основе. Что касается других международных структур Евразии (ШОС, АСЕАН), то и в них ни ЕАЭС, ни российско-китайская ось также не могут выступать в качестве центра объединения как из-за многочисленных внутренних противоречий (в качестве примера автор приводит отношения Индии и Пакистана), так и из-за недоверия к Китаю.
В заключение Д. Шуберт отмечает, что «в большинстве случаев остальному миру (включая азиатские страны) нет дела до нереалистичных мечтаний России о Великой Евразии и своем месте в ней.
От этого страдает прежде всего сама Россия. Тем не менее для мира было бы лучше, чтобы российские политики имели более реалистичный взгляд на мир вокруг них».

Снова «Северный поток-2»
На Западе продолжается дискуссия по поводу строительства газопровода «Северный поток-2». На страницах National Interest опубликована статья «Неуместные страхи по поводу “Северного потока-2”» в защиту проекта. Авторы материала – функционеры ряда европейских компаний, участвующих в строительстве газопровода. Они пытаются доказать, что проект носит чисто коммерческий и неполитический характер, а Россия не сможет использовать поставки газа в качестве «оружия», т.к. вынуждена действовать в условиях конкурентного энергетического рынка Европы, которая нуждается в растущих объемах газа.
Авторы опровергают тезис, что «Северный поток-2» лишит транзита Украину и Польшу, указывая на то, что проектная мощность газопровода для этого просто недостаточна.
«“Северный поток-2” обеспечивает еще один надежный маршрут поставок газа в Европу, не больше и не меньше. Дополнительный газопровод означает больше возможностей по поставкам газа, большую конкуренцию, высокую энергетическую безопасность. Все это идет на пользу европейским потребителям газа и европейской экономике в целом, а также отвечает экологическим требованиям Европы. <…> Принципиальные противники “Северного потока-2”, Украина и Польша, озабочены в первую очередь транзитом и поэтому не заинтересованы в дополнительных безопасных маршрутах. К счастью, большинство европейцев понимают, что нашему континенту требуется максимально возможное количество безопасных маршрутов поставок природного газа».

Узбекистан: попытки либерализации не то, чем кажутся
Статья Джорджа Фридмана и Екатерины Золотовой посвящена критическому анализу реформ, предпринимаемых новым президентом Узбекистана Шавкатом Мирзиеёвым. По мнению авторов, реформы Мирзиеёва не преследуют цель кардинального изменения авторитарной политической и экономической модели Узбекистана, сложившейся при И. Какримове, а напротив, направлены на ее укрепление. «Реформы Мирзиеёва не такие радикальные, как кажется. Он сталкивается с теми же вызовами и отвечает на них во многом так же, как делал И. Каримов. Мало что может заставить его создавать институты, необходимые для либеральной демократии. Не предпринимается никаких серьезных шагов для развития институтов рыночной экономики. Единственная реальная реформа – чистка Национальной службы безопасности, основного соперника правительства. Реформы финансового сектора и налоговой системы направлены на улучшение делового климата и привлечение иностранных инвесторов в Узбекистан, но не для выхода на новые и лучшие рынки. Проблески либерализации – не то же самое, что фундаментальные, системные изменения».

Армения
Протесты в Армении и падение правительства С. Саргсяна не могли не привлечь внимание западных наблюдателей.
В статье «Иногда протесты в Армении это просто протесты в Армении» Томас де Ваал доказывает, что события в Армении обусловлены исключительно внутренними факторами и не имеют геополитической подоплеки.
Т. де Ваал полагает, что политический переворот не отменит консенсус армянских элит, сложившийся по поводу военно-политического союза с Россией, в первую очередь из-за Карабахского конфликта и конфронтации с Турцией.
Причины случившегося носят внутренний характер и обусловлены кризисом армянской социально-политической системы, «в которой бизнес смешался с политикой, а криминальные элементы и ветераны Карабахского конфликта безраздельно захватили наиболее прибыльные секторы экономики». Тем не менее автор дает и позитивные оценки деятельности С. Саргсяна, повторяя выводы из своей более ранней статьи.


В статье Нелли Бабаян «Армения после отставки Саргсяна: новая надежда?» приводятся следующие предпосылки непопулярности С. Саргсяна и падения его правительства: «внешний долг Армении утроился с 2008 г., вместо соглашения с ЕС страна присоединилась к Евразийскому экономическому союзу, без обсуждения или демонстрации каких-то существенных преимуществ от присоединения, нарастающая «утечка мозгов» привела к сокращению населения, 30% граждан Армении живет ниже черты бедности, в 2016 г. эскалация замороженного конфликта в Нагорном Карабахе чуть не привела к полномасштабной войне. Наконец, как показывают многочисленные демократические рейтинги и электоральные отчеты ОБСЕ, правительство Саргсяна провалилось в продвижении демократии».
Автор достаточно скептична по поводу перспектив «бархатной революции», полагая, что власть может оказаться вновь перехваченной новым коррумпированным лидером из старой системы.
Тем не менее она полагает, что «беспрецедентное количество молодежи, участвующей в протестах, указывает на то, что эпоха вялого, апатичного и зависимого существования Армении может подходить к концу. Возможно, это поколение армян понимает, что ждать «правильного человека» во власти – пустая трата времени. Оно дает понять властям, что граждане Армении больше не отдадут свои гражданские и политические права ради обогащения кучки олигархов, но будут держать под контролем выборных должностных лиц».