Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (20.03. – 02.04.2020)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (20.03. – 02.04.2020)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В центре внимания западных экспертов оказалась пандемия коронавируса и ее последствия для постсоветского пространства. Большинство экспертов полагают, что Россия попытается воспользоваться кризисом с целью дестабилизации ситуации в мире и раскола евроатлантических структур. Среди других тем: российско-китайское соперничество в Арктике, пограничные споры в Центральной Азии, решение Узбекистана стать наблюдателем в ЕАЭС.

Постсоветская Евразия и COVID-19
Влияние пандемии коронавируса на политические процессы на постсоветском пространстве стало одной из ключевых тем западной аналитики.
Матье Булег полагает, что в то время когда мир нуждается в совместных действиях по противодействию пандемии, Россия не видит в этом для себя выгоды и использует кризис для дальнейшей дестабилизации международной обстановки.
По мнению автора, Россия развернула информационную кампанию с целью дискредитировать западные меры по противодействию коронавирусу, посеять панику, а также распространить представления о конце глобального либерального миропорядка. Даже отправка российской помощи и специалистов в Италию рассматриваются М. Булегом как политическая диверсия с целью склонить итальянских лидеров на сторону Кремля.
Кроме того, кризис, по мнению эксперта, предоставляет Москве возможности для сбора разведданных, чтобы узнать, насколько быстро и эффективно западные страны могут действовать в условиях чрезвычайных ситуаций. Автор делает вывод, что пандемия COVID-19 будет способствовать укреплению самоощущения России как «осажденной крепости» и способствовать ее дальнейшему дистанцированию от «цивилизованного мира».

Мария Доманская, Ядвига Рогожа и Ивона Вишневская анализируют пакет антикризисных мер, анонсированных 25 марта В. Путиным во время обращения к российским гражданам по поводу пандемии коронавируса.
По мнению польских экспертов, смысл послания В. Путина заключался в том, чтобы укрепить представления о государстве и его лидере как единственной эффективной защите от нестабильности и кризиса
Анонсированные меры по оказанию помощи помогут, по крайней мере временно, повысить рейтинги президента и преодолеть неблагоприятные для Кремля тенденции в общественных настроениях, сохраняющиеся с середины 2018 года. Перенос даты голосования по конституционным поправкам польские эксперты связывают с угрозой низкой явки, которая может поставить под угрозу их легитимность, что имеет решающее значение для имиджа авторитарного режима.
Эксперты обращают внимание на пакет мер, направленных на поддержку малых и средних предприятий, а также на увеличение налогового бремени на крупный бизнес и ограничение на вывод капиталов за рубеж, что должно встретить одобрение со стороны самых бедных слоев – основного электората президента.
Польские эксперты полагают, что анонсированный В. Путиным пакет мер поможет смягчить негативные последствия пандемии и падения мировых цен на нефть, но не убережет российскую экономику от рецессии
Аманда Пол и Василий Филипчук оценивают возможные последствия пандемии коронавируса для Украины. Они отмечают, что меры, предпринимаемые украинским правительством, изначально носили хаотический и несогласованный характер, однако в целом находятся в русле действий, которые предпринимают другие страны.
Среди основных угроз, с которыми может столкнуться Украина в связи с COVID-19, авторы отмечают плохое состояние украинской системы здравоохранения из-за недостаточного финансирования и незавершенного процесса реформ. Другая угроза заключается в спаде мировой экономики, который может остановить экономический рост на Украине, наметившийся после кризиса 2014-2015 гг.
Авторы также допускают ухудшение геополитической обстановки вокруг Украины из-за того, что страны ЕС сосредоточены на собственной борьбе против коронавируса и не смогут оказать Украине достаточной поддержки в ее борьбе с «агрессией» со стороны России.
Более того, в условиях, когда ЕС нанесен серьезный экономический ущерб, ему будет все более трудно поддерживать единство в вопросе продления санкций против России
В частности, по мнению А. Пол и В. Филипчука, направление российской гуманитарной помощи в Италию имеет целью сыграть на внутренних противоречиях ЕС, тем более что Италия – страна, которая традиционно скептически относилась к антироссийским санкциям.
По мнению авторов, ЕС должен занять ведущие позиции в оказании гуманитарной и финансовой помощи Украине и послать Киеву четкий сигнал солидарности
ЕС не может позволить себе игнорировать последствия пандемии за пределами собственных границ, поскольку дестабилизация на Украине способна негативно отразиться и на европейских странах.
На сайте New Eastern Europe запущен обновляемый дайджест об эпидемиологической ситуации в странах «Восточного партнерства» и предпринимаемых ими мерах по противодействию COVID-19.

Почему Россия использует дезинформацию?
Кейси Стриклин пишет о причинах распространения дезинформации, которую Россия якобы использует для решения своих внешнеполитических задач.


По мнению эксперта, это делается для достижения ряда стратегических целей: восстановления Россией статуса великой державы, сохранения сферы влияния на постсоветском пространстве, защиты режима В. Путина и повышения его военной эффективности.
К. Стриклин полагает, что российское руководство воспринимает мировую политику как игру с нулевой суммой, а значит, восстановление российского статуса как великой державы означает ослабление мирового влияния США, что, в свою очередь, предполагает распространение нарративов, направленных на дискредитацию мирового лидерства Вашингтона.
Кроме того, Россия считает, что великие державы в современном мире должны иметь собственные зоны интересов, и для Москвы такой зоной традиционно остается постсоветское пространство. Буферные постсоветские государства особенно важны для России из-за ее обширной территории, которую трудно защищать, что, в свою очередь, порождает глубокое чувство уязвимости у российского руководства.
По мнению К. Стриклин, дезинформация – инструмент российского контроля над правительствами и обществами постсоветских стран, с помощью которого Россия формирует там свой более привлекательный образ. Россия также использует дезинформацию для ослабления и раскола ЕС и НАТО, чтобы не допустить присоединения к ним постсоветских государств, а в идеале – добиться полной ликвидации этих альянсов. После того, как страны Балтии вступили в НАТО, Россия воспринимает расширение блока в качестве основной военно-политической угрозы и рассматривает дезинформацию как относительно недорогой способ противодействия ей.
По мнению К. Стриклин, осмысление мотивации российского руководства поможет западным политикам более эффективно противодействовать распространяемой Россией дезинформации.

Россия, Китай и геополитика в Арктике
Ли Го и Стивен Ллойд Уилсон анализируют взаимоотношения России и Китая в Арктическом регионе.
Эксперты полагают, что растущая роль Китая в Арктике может привести к прямой конкуренции с Россией
Авторы отмечают, что в настоящее время сотрудничество России и Китая в Арктике развивается по нарастающей. Это обусловлено взаимной заинтересованностью. Россия заинтересована в Китае как альтернативном Западу рынке сбыта добываемых в Арктике ресурсов. Пекин, в свою очередь, рассматривает Северный морской путь в качестве одного из маршрутов в рамках инициативы «Один пояс – один путь».

Однако в долгосрочной перспективе интересы двух стран могут войти в противоречие. Это связано с экономическим и демографическим доминированием Китая, превращающим российские восточные регионы в ресурсную периферию Пекина, что противоречит интересам Москвы. Кроме того, Китай активно развивает связи с другими арктическими странами, а развитие китайского ледокольного флота может поставить под вопрос российскую монополию на Северном морском пути.

Казахстан и Узбекистан подпишут соглашение о границе
Пол Гобл пишет о подготовке соглашения о границе между Казахстаном и Узбекистаном. Он отмечает, что за тридцать лет с момента распада СССР эти государства так и не смогли демаркировать общую границу, будучи погруженными во внутренние проблемы.
Демаркация границ между центральноазиатскими государствами осложнена искусственным характером этих границ, формировавшихся и не раз менявшихся в советский период, что привело к многочисленным спорам и конфликтам после распада СССР.
Граница Казахстана и Узбекистана все это время оставалась относительно спокойной. Однако это самая протяженная граница в регионе, и в районе Ферганской долины она потенциально взрывоопасна. Кроме того, Пол Гобл отмечает рост каракалпакского сепаратизма, одна из целей которого состоит в передаче Каракалпакии из состава Узбекистана в Казахстан. Если это движение будет усиливаться, заключение соглашения о границе между Казахстаном и Узбекистаном может оказаться под угрозой.

Узбекистан выбирает статус наблюдателя в Евразийском экономическом союзе
Умида Хашимова пишет о решении Ташкента получить статус наблюдателя при ЕАЭС вместо полного присоединения к организации.
Она отмечает, что статус наблюдателя не дает никаких экономических преимуществ, и такое решение выглядит неожиданным на фоне немалых усилий, которые предпринимали узбекские власти для сближения с ЕАЭС и подготовки общественного мнения ко вступлению в это объединение.
У. Хашимова связывает принятое Узбекистаном решение с негативной реакцией западных стран и местного гражданского общества, которые опасаются ограничения суверенитета Узбекистана и его превращения в страну–клиента России. Тем не менее У. Хашимова полагает, что Узбекистан, скорее всего, станет членом ЕАЭС к 2025 году, и большинство узбекских чиновников поддерживает такое решение.