Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (19.05. – 1.06.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (19.05. – 1.06.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В рассматриваемый период основной темой западной аналитики стала ситуация в Армении. Интерес продиктован тем, что именно сейчас, когда стала очевидной стабилизация нового правительства Н. Пашиняна, можно более предметно говорить о перспективах дальнейшего развития: роли России и ЕС в регионе, перспективах Нагорно-Карабахского конфликта и т.д. Среди других тем – ситуация на Украине и в Грузии, традиционно в контексте геополитического противостояния России и Запада.

Украина
В статье «Вопрос о членстве Украины в НАТО» Тарас Кузьо возвращается к давней дискуссии о возможности присоединения Киева к Североатлантическому альянсу. Автор пытается опровергнуть утверждение, что основное препятствие представляют собой территориальные проблемы («оккупация» Крыма и Донбасса). В качестве примера он приводит Кипр и разделенную в годы холодной войны Германию, ставшие членами Альянса, несмотря на территориальные вопросы. Последний пример выглядит несколько странно, учитывая, что ГДР была признанным государством, а не «оккупированной территорией», поэтому ее существование никак не могло стать препятствием к участию в НАТО для ФРГ (на эту несуразность обратили внимание и комментаторы статьи на сайте Neweasterneurope.eu).
Т. Кузьо пишет о стратегической значимости Украины для НАТО, делая акцент на выполнении Киевом своих международных обязательств перед Альянсом и на успехах украинского военного строительства в последние годы.
Автор утверждает, что Альянс всегда предъявлял к Украине завышенные требования по сравнению с другими кандидатами на членство – «странами Балтии, Македонией или Черногорией. Сомнительно, что Эстония или Латвия стали бы членами НАТО, если бы там проводили референдумы, а их русскоговорящее население имело гражданство и право голоса». Тем не менее Т. Кузьо полагает, что после 2014 г. на Украине сложились наиболее благоприятные условия для присоединения к Альянсу. По мнению автора, планы Москвы по созданию «Новороссии» на юго-востоке Украины провалились, поскольку большинство жителей показали себя «украинскими патриотами».
В результате поддержка НАТО на Украине сегодня высока как никогда, включая юго-восточные регионы, а политическое и идеологическое влияние России сведено к минимуму.
Т. Кузьо заключает, что «лидерам НАТО не останется иного выбора, кроме как объявить дату запуска Плана действий по присоединению Украины к Альянсу».
Статья Томаса де Ваала и Балаша Ярабика «Бессарабия: надежды и страхи на краю Украины» посвящена проблемам региональной политики Украины на примере Бессарабии – исторического региона, сегодня преимущественно входящего в Одесскую область. Авторы отмечают, что Украина по-прежнему остается регионально неоднородным государством, и проблема интеграции регионов с разной историей и идентичностью по-прежнему актуальна для украинского национального строительства.



Бессарабия характеризуется как полиэтнический регион без выраженного доминирования той или иной группы, где основным языком общения остается русский. Очевидно, именно это и определяет повышенный интерес европейских авторов к данному региону. Пожалуй, центральной темой статьи оказывается угроза сепаратизма, хотя Б. Ярабик и Т. де Ваал пытаются доказать, что, несмотря на сохраняющиеся элементы советской ностальгии и «имперского» сознания (в частности, память о победах России над Османской империей), выраженных пророссийских настроений здесь нет, а Москва сильно переоценила свое влияние на русскоязычные области Украины.
Помимо российского влияния авторы обращают внимание и на румынское воздействие, выражающееся в том числе в получении многими жителями региона румынских паспортов, дающих право свободного доступа в ЕС. Тем не менее в статье констатируется слабость прорумынских настроений, а также лояльность местного молдавского населения Украине.
Вместе с тем Б. Ярабик и Т. де Ваал признают определенную отчужденность в отношениях региона и центральных властей.
По их мнению, это связано в том числе с политической культурой региона, долгое время управлявшегося из «удаленных столиц» (Стамбула, Бухареста, Москвы, теперь Киева). Серьезную проблему представляет собой и упадок транспортной и экономической инфраструктуры, что не позволяет раскрыть транзитный и хозяйственный потенциал Бессарабии. Поэтому авторы призывают Киев к более активному инвестированию в развитие региона в сотрудничестве с ЕС (в качестве успешного инфраструктурного проекта с европейским участием называется строительство трассы Одесса-Рени), а также более активной коммуникации с местным социумом, который «до сих пор ощущает себя на периферии новой Украины».

Куда идет Грузия
Статья с таким заголовком авторства Уильяма Кортни, Дэниэла Фрида и Кеннета Яловица опубликована на страницах The National Interest. Она представляет собой типичный пропагандистский текст, в котором процессы в бывшем СССР описываются в духе классического противоборства «добра» и «зла», где в качестве «добра» представляется становление демократии и стремление к интеграции в евроатлантическое сообщество, а в качестве «зла» – «тяжелое наследие» советского прошлого и «имперский реваншизм» России.




Грузия представлена в качестве авангарда «сил добра», авторы не скупятся на комплименты в отношении ее демократического прогресса и сотрудничества с ЕС и НАТО. Абхазский и югоосетинский вопросы представлены исключительно как продукт российской агрессивности. Грузия показана как своего рода форпост «свободного мира»: «Расширение семьи свободных, демократических наций в большой Европе сейчас проходит проверку на прочность, особенно в Грузии и на Украине».
Вместе с тем авторы признают, что вступление в ЕС и НАТО для Грузии остается отдаленной перспективой.
«Грузия хочет знать четкие сроки своего вступления в ЕС и НАТО, однако это вряд ли возможно в ближайшее время. Страна могла бы поддержать свое стремление путем более тесного практического взаимодействия с евроатлантическими структурами, например, усиливая свое участие в учениях НАТО и расширяя экономические связи с ЕС. Перспектива установления более тесных связей с ЕС и НАТО может сыграть положительную роль в поддержке со стороны населения иногда болезненных, но выгодных политических и экономических реформ». В заключении отмечается, что «Грузия – ключ к ответу на вопрос, возможно ли реформирование стран постсоветского пространства, чтобы они стали неотъемлемой частью евроатлантического сообщества. Ставки высоки».

Армения
В рассматриваемый период Армения стала, пожалуй, центральной темой западной аналитики. Теперь, когда очевидна стабилизация нового правительства во главе с Н. Пашиняном, можно более предметно говорить о дальнейших перспективах развития.
Статья Кахи Гоголашвили «Мягкая сила ЕС и революция в Армении» рассматривает влияние ЕС на политику не только в Армении, но и на постсоветском пространстве в целом. По словам автора, «с 1990-х гг. основной целью использования мягкой и нормативной силы ЕС на постсоветском пространстве было развитие демократии и рыночной экономики, мирное решение конфликтов, обеспечение стабильности и интеграция этих стран в международное сообщество». К. Гоголашвили полагает, что «вмешательство ЕС в дела постсоветского пространства не только способствовало развитию и стабильности этих стран, но также стимулировало рост гражданской ответственности среди населения, обнаружившего стремление к участию в управлении своими странами. Без этого не смогла бы произойти ни одна “бархатная революция” на постсоветском пространстве, включая Армению».
Автор считает, что «цветные революции» стали важным инструментом «европеизации» государств постсоветского пространства.
Они стали результатом конфликта между гражданским обществом и элитами, сопротивлявшимися внедрению европейских норм и стандартов в общественную жизнь. По мнению К. Гоголашвили, страны, где произошли «бархатные революции» (Грузия, Украина и Молдова) добились наибольших успехов в продвижении демократических норм и процедур, результатом чего стало и более тесное сближение с ЕС, выразившееся в заключении соглашений об ассоциации.



Армения была вынуждена проводить двойственную политику, с одной стороны, следуя в фарватере России как гаранта своей безопасности (именно это спровоцировало отказ от подписания Соглашения об ассоциации и вступление в ЕАЭС), с другой, не закрывая дверей для сотрудничества с ЕС.
Как и многие другие наблюдатели, К. Гоголашвили полагает, что «бархатная революция» в Армении была спровоцирована внутренними факторами и не направлена на пересмотр внешнеполитического курса. Тем не менее он считает, что для поддержки реформ новое правительство будет вынуждено обращаться в первую очередь к ЕС, а не к России, что, в свою очередь, будет укреплять европейское и ослаблять российское влияние в стране. «Чем выше будет качество демократии в Армении, тем слабее будет влияние России на ее внутреннюю и внешнюю политику. Чем более открытыми и прозрачными будут правила рыночной экономики в Армении, тем слабее будут монопольные позиции российских государственных компаний. Чем лучше будет социальный фон, тем меньше людей будут искать работу в России». Таким образом, заключает К. Гоголашвили, «очень важно, чтобы ЕС и его партнеры обеспечили активную поддержку новому армянскому правительству, усилили гражданское общество и не дали России взять страну под свой полный контроль».
В статье Аманды Пол «Бархатная революция в Армении: время – главный враг Пашиняна» анализируются основные вызовы, с которыми может столкнуться новый армянский лидер.
По мнению автора, основная угроза для Пашиняна исходит от старых коррумпированных олигархических элит.
Они связаны с Республиканской партией, сохраняют влияние в системе власти и могут попытаться затягивать время и саботировать реформы, чтобы лишить Н. Пашиняна общественной поддержки. Важным остается и российский фактор. Россия отстранилась от поддержки непопулярного С. Саргсяна (по мнению А. Пол, под влиянием негативного украинского опыта), а Н. Пашинян, со своей стороны, заверил российское руководство в неизменности внешнеполитического курса Армении. Однако, как полагает автор, «медовый месяц с Пашиняном может оказаться недолгим», если его реформы будут противоречить российским экономическим интересам. Кроме того, А. Пол обращает внимание на то, что в конце 2017 г. парламентский блок Н. Пашиняна выступал с инициативой о выходе Армении из Евразийского экономического союза.
Резюмируя, автор полагает, что ЕС должен оказывать всестороннюю помощь новому правительству в проведении реформ, а одним из главных инструментов для этого должно стать Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве, подписанное в прошлом году.
В связи с армянской «бархатной революцией» закономерно возник вопрос о перспективах Нагорно-Карабахского конфликта. Этому посвящен ряд материалов, появившихся в рассматриваемый период: «Революция в Армении и Карабахский конфликт» Томаса де Ваала, «Новый взгляд на карабахский вызов» Лоуренса Броерса, «Роль Москвы в карабахском конфликте после «бархатной революции» в Армении» Нурлана Алиева. Интерес к карабахской теме возник в связи с открывшимся «окном возможностей» после смены власти в Ереване.
Эксперты отмечают, что Н. Пашинян стал первым за 20 лет лидером Армении, не связанным с «карабахским кланом», что, на первый взгляд, может внушать сдержанный оптимизм.
Вместе с тем наблюдатели отмечают крайне резкие и недипломатичные высказывания Н. Пашиняна (по словам Т. де Ваала, он говорит «как представитель толпы, а не дипломат»), а также его демонстративный визит в Карабах 9 мая, на следующий день после вступления в должность премьер-министра. По мнению Т. де Ваала, к этому Н. Пашиняна подталкивает стремление заручиться поддержкой карабахских армян и силовых структур, однако ценой может стать новое обострение отношений с Азербайджаном, хотя пока официальный Баку реагирует сдержанно. В статьях Т. де Ваала и Л. Броерса также обсуждается возможность расширения формата переговоров по урегулированию конфликта с подключением представителей Карабаха. Н. Алиев, представляющий азербайджанскую точку зрения на происходящее, настроен весьма скептически, полагая, что никаких существенных изменений в карабахском вопросе с приходом Н. Пашиняна не произойдет, а Москва продолжит использовать противоречия между Ереваном и Баку в своих интересах.