Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (19.03. – 01.04.2021)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (19.03. – 01.04.2021)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В фокусе внимания западных экспертов – отношения России и Запада: отношения Россия-ЕС, нарастающее соперничество в Арктике. Среди других тем – российско-китайские отношения, ситуация в Беларуси, будущее Нагорного Карабаха, перспективы новой эскалации на Донбассе.

Отношения России и Европы

Александра Мартин и Захария Пайкин пишут о необходимости выстраивания диалога между Россией и ЕС, несмотря на существующие ценностные расхождения между ними. По мнению авторов, Россия остается значимым фактором мировой политики, и ЕС будет вынужден взаимодействовать с ней по целому ряду вопросов, в первую очередь, в сфере безопасности. Эксперты подчеркивают, что выстраивание отношений ЕС с Россией обретает особое значение во все более сложном многополярном мире, в то время как внутриевропейский порядок остается хрупким и фрагментированным.

При этом А. Мартини З. Пайкин весьма низко оценивают европейскую политику санкций в отношении РФ, считая ее неэффективной, разрушающей доверие и не отвечающей долгосрочным интересам европейской политики.

Карл Бильдт, Густав Грессель, Кадри Лийк, Нику Попеску анализируют перспективы повышения эффективности европейской политики в отношении России.

Эксперты считают, что, несмотря на общий конфликтный и скандальный информационный фон российско-европейских отношений, в целом европейская политика в отношении России оставалась сдержанной и учитывающей стратегические интересы Москвы.
Так, были фактически заморожены процессы евроатлантической интеграции для Украины и Грузии. Санкции, которые ЕС вводил в отношении России, были преимущественно направлены против конкретных персон и не оказали существенного влияния на российскую экономику. Россияне остаются среди лидеров по количеству получаемых шенгенских виз. На фоне сворачивания политических контактов экономическое сотрудничество продолжается и даже углубляется – например, Европа стала закупать больше российского газа.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (19.03. – 01.04.2021), изображение №1

На этом фоне, по мнению европейских экспертов, Россия продолжает проводить политику, направленную на разобщение ЕС и подрыв его влияния на обширных территориях, причем не только в бывшем СССР, но и на Балканах. В этой связи авторы считают, что ЕС необходимо выработать более сплоченную и консолидированную позицию в отношении Москвы. Это должно предполагать как политику сдерживания, так и укрепление сотрудничества с Россией, а также расширение контактов с российским гражданским обществом и правительственными структурами.

Границы России могут измениться

Януш Бугайски считает, что углубляющееся сотрудничество между Россией и Китаем, в конечном счете, закончится тем, что Китай окажется в авангарде стран, претендующих на те или иные российские территории.

По мнению Я. Бугайского, Россия – это империя, возникшая в результате захвата и колонизации чужих территорий.
И, как и любая такая империя, она рано или поздно обрушится, а ее территории станут объектом притязаний соседей. Я. Бугайский считает, что с распадом СССР и социалистического блока обрушилась внешняя империя России, однако подобная судьба может ждать и «внутреннюю» империю, которая представляет собой федерацию из 85 субъектов, включая 22 этнические республики, а также ряда регионов, которые, по словам автора, лишены права на самоопределение и подвержены растущей централизации, разграблению и обнищанию. В этом контексте наибольшую угрозу для России, по мнению Я. Бугайского, представляет Пекин, который уже теснит Россию в Центральной Азии, а в перспективе может заявить притязания на малонаселенные дальневосточные территории, которые Российская империя в свое время отвоевала у Китая. Аналогичные притязания на Курильские острова, которые были «захвачены» СССР, выдвигает Япония.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (19.03. – 01.04.2021), изображение №2

Весьма неопределенной представляется Я. Бугайскому судьба Калининградской области, которая, по мнению автора, в перспективе может стать независимым государством. В случае краха России Украина, Грузия и Молдова вернут «захваченные» ею территории, а многие национальные республики России, включая богатую ресурсами Якутию, все больше ориентируются на этнически родственную им Турцию. По мнению Я. Бугайского, в грядущие нестабильные годы России будет все труднее тушить распространяющиеся пожары «национального освобождения».

Противостояние России и Запада в Арктике

Юджин Румер, Ричард Сокольски, Пол Стронски пишут о нарастающем противостоянии России и Запада в Арктике. Они отмечают давние исторические корни российского интереса к арктическому региону.

По мнению экспертов, на сегодняшний день российские позиции в Арктике определяются общей конфронтацией России с Западом.
Арктика рассматривается Москвой как значимый стратегический плацдарм, а также как источник ресурсов, потребность в которых возрастает в условиях противоборства с Западом. Напряженность в Арктике нарастает также в связи с новыми возможностями коммерческой эксплуатации региона в связи с потеплением климата и растущей транспортной доступностью Северного морского пути. В то же время, авторы отмечают уязвимость российских позиций в Арктике в связи с общим ослаблением военного потенциала Москвы, а также из-за неочевидной успешности коммерческих проектов в этом труднодоступном регионе со сложными климатическими условиями.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (19.03. – 01.04.2021), изображение №3

Тем не менее, учитывая долгосрочный характер конфронтации России с Западом, возврат к относительно благоприятной геополитической обстановке в Арктике, как это было в 1990-е гг., представляется экспертам маловероятным. В связи с этим США и НАТО следует выработать долгосрочную стратегию взаимодействия с Россией, которая включала бы как стратегическое сдерживание Москвы, так и ограниченное сотрудничество.

Противоречия между Россией и Китаем

Наташа Кухрт анализирует перспективы российско-китайских отношений. Она отмечает, что, несмотря на сближение двух стран перед лицом давления со стороны США и НАТО, многое указывает на возможное нарастание противоречий между двумя странами.

В первую очередь, это обусловлено асимметричным характером отношений между Россией и Китаем и возрастающей односторонней зависимостью Москвы от Пекина.
Россия в основном экспортирует сырье в обмен на промышленные товары из Китая, при этом для КНР Россия является лишь одним из сырьевых источников. Китай постепенно теснит Россию в Центральной Азии. Если раньше сферы влияния между Россией и Китаем были разграничены – китайское присутствие ограничивалось экономикой, а Россия была сосредоточена в сфере безопасности и политики, - то теперь военно-политическое влияние Китая в Центральной Азии нарастает. Возрастает роль Китая в Арктике.

Здесь Россия контролирует логистику и инфраструктуру, но ей необходим китайский капитал для разработки энергоресурсов Арктики. Н. Кухрт считает, что российский «разворот на восток» обернулся односторонней зависимостью от Китая, при этом России не удалось диверсифицировать свою экономику и преодолеть ее преимущественно сырьевой характер. В то же время, автор полагает, что Западу вряд ли удастся разрушить альянс России и Китая, который обусловлен далеко не только антизападными настроениями.

Ситуация в Беларуси

Петр Жоховски пишет о российской стратегии в отношении Беларуси в условиях продолжающегося в республике политического кризиса.

Он полагает, что первоначальные планы Москвы усилить давление на Лукашенко с целью заставить его провести выгодные Москве конституционные реформы были отложены.
Кремль заинтересован в продолжении поддержки режима Лукашенко при условии, что он эффективно борется с последствиями социального протеста. В глазах Кремля наибольшую угрозу представляет перспектива неконтролируемых политических изменений в Беларуси. Победа «цветной революции» здесь не только нанесет удар по геополитическим позициям России, но может спровоцировать рост антипутинских настроений в преддверии выборов в Государственную думу в самой России.

Кроме того, Москва заинтересована в углублении международной изоляции Беларуси, поскольку это позволяет ей усилить долговременную зависимость республики. Кремль не отказался от основных принципов своей политики в отношении Минска в среднесрочной перспективе. Они предполагают активизацию информационной деятельности по продвижению идеи принадлежности Беларуси к русскому миру, ослабление влияния независимых СМИ и западной культуры, углубление экономической и политической интеграции, а также окончательное подчинение Беларуси в военной сфере.

Камил Клысиньски комментирует провал протестных выступлений в Беларуси на «день воли» 25-27 марта. Он считает, что отсутствие массовой протестной активности явилось следствием жесткой репрессивной политики белорусских властей и запугивания белорусского общества.

Провал общественной мобилизации является поражением и для лидеров белорусской оппозиции, которые анонсировали начало весенней волны протестов.
Начало новой волны массовых протестов должно было дать белорусской оппозиции дополнительные козыри в случае возможных переговоров с властями. К. Клысиньски не исключает возможности дальнейшего ужесточения политических репрессий в Беларуси. В то же время, он отмечает, что действия белорусского режима направлены на подавление внешних проявлений недовольства, но не на устранение его причин. Со временем это может привести к новой вспышке общественного возмущения, которое выйдет из-под контроля не только режима, но и находящихся в эмиграции лидеров оппозиции.

Будет ли новая война на Донбассе?

Джеймс Шерр считает, что на Донбассе происходит ползучая военная эскалация, которая может обернуться новым «нападением» России на Украину.

По мнению Дж. Шерра, основная цель России – обеспечить автономию непризнанных республик Донбасса в составе Украины и использовать их как инструмент воздействия на Киев с целью недопущения его дальнейшего сближения с Западом.
Однако реализация Минских соглашений, призванных решить эту задачу, зашла в тупик, и новая эскалация может стать выходом из этого тупика. Дж. Шерр полагает, что Россия вряд ли пойдет на полномасштабное вторжение, поскольку это привело бы к уничтожению выгодных России Минских договоренностей и поставило крест на реинтеграции республик Донбасса в состав Украины на российских условиях.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (19.03. – 01.04.2021), изображение №4

По мнению Дж. Шерра, целью может быть локальная эскалация, которая позволит разместить российских миротворцев на линии соприкосновения, тем самым укрепив позиции Москвы в рамках существующих договоренностей. Автор считает, что сейчас Москва ищет предлог для подобной эскалации. Впрочем, нельзя исключать и того, что слухи об эскалации окажутся всего лишь слухами, как это уже бывало не раз.

Какое будущее ждет Нагорный Карабах?

Беньямин Погосян пишет о новой ситуации на Южном Кавказе и о возможном будущем Нагорного Карабаха. Он отмечает, что геополитическая ситуация в регионе существенно изменилась.

Россия и Турция нарастили свое присутствие и продолжают партнерские отношения, а значение ЕС и США снизилось.
Существенно ухудшилось положение Армении, которая утратила остатки геополитической субъектности и превращается в пешку в отношениях Россия-Турция или Турция-США. Судьба остатков Нагорного Карабаха будет зависеть от того, останется ли там российский миротворческий контингент после 2025 г. Если российские миротворцы уйдут, армяне Нагорного Карабаха будут вынуждены покинуть регион. Если российский контингент останется, могут быть разные варианты, однако в настоящее время предугадать будущее поведение России невозможно.