Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (16.10. – 29.10.2020)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (16.10. – 29.10.2020)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

Основными темами западной аналитики стали ситуация в Беларуси, а также конфликт в Нагорном Карабахе.

Беспорядки в Беларуси

Камил Клысиньски пишет о результатах инициативы по общенациональной забастовке Светланы Тихановской. Автор признает, что общенациональная забастовка не состоялась, ограничившись отдельными и немногочисленными выступлениями.

По мнению К. Клысиньского, это свидетельствует о том, что большинство протестующих не готово к открытому революционному противостоянию с властью, и ожидать эскалации протеста в настоящее время не стоит. Польский эксперт не исключает, что это может способствовать ослаблению авторитета С. Тихановской в глазах протестующих.

Белорусские власти воздерживаются от массового применения насилия в отношении протестующих, ограничиваясь точечными действиями. Также власть продолжает делать вид, что проводит диалог по поводу конституционной реформы и освобождает некоторых политических заключенных из-под ареста, чтобы продемонстрировать гражданам готовность к уступкам.

По мнению К. Клысиньского, Москва также ожидает от Минска прогресса в области конституционной реформы

Именно с этим, как считает эксперт, был связан визит главы Службы внешней разведки РФ Сергея Нарышкина в Минск. При этом Москва надеется, что конституционная реформа приведет хотя бы к частичной деэскалации гражданского конфликта и в то же время ослабит позиции белорусского президента.

Источник: https://grodno24.com/assets/images/2020/11/1.jpg

Сергей Богдан анализирует роль Китая в политическом кризисе в Беларуси. Он отмечает, что хотя Беларусь постоянно заявляет о развитии отношений с Китаем как о стратегическом выборе, роль этого партнерства не следует преувеличивать.

Его политические аспекты анализируются только на основе заявлений белорусского руководства, которое склонно преувеличивать свою близость к Пекину, а экономическая сторона отношений кажется противоречивой. Так, С. Богдан отмечает, что проект совместного белорусско-китайского спутника оказался нерентабельным, в связи с чем Минск запросил у Пекина списание долга за реализацию проекта и получил отказ. Совместный белорусско-китайский автомобильный проект BelGee относительно успешен благодаря искусственно созданным для него тепличным условиям, а качество работ китайских подрядчиков в Беларуси зачастую настолько низкое, что белорусская сторона нередко вынуждена отказываться от их услуг.

Таким образом, на сегодняшний день белорусские проекты с Китаем не смогли компенсировать проблем в отношениях Беларуси с Западом или Россией.

Более того, Пекин не демонстрирует желания встать на сторону Минска в его конфликтах с ЕС

Логика ясна: для Китая отношения с Россией или ЕС важнее, чем с Беларусью.

Якоб Велленштейн пишет об изменениях во внешнеполитическом позиционировании Беларуси в связи с политическим кризисом, разразившимся после президентских выборов 9 августа. Он полагает, что с началом политического кризиса Минск фактически расстался с ролью «донора региональной безопасности» и нейтральной дипломатической площадки, которую белорусская власть пыталась играть с 2014 года после российской «аннексии» Крыма.

Я. Велленштейн отмечает, что свою предвыборную кампанию А. Лукашенко строил на теме «российской угрозы», однако изменил свою риторику на 180 градусов после начала массовых протестов и жесткой реакции со стороны Запада

После этого началось показательное военно-политическое сближение с Россией, а также стала раскручиваться тема растущей угрозы со стороны Запада и НАТО. В связи с этим эксперт не исключает, что Россия попытается нарастить свое военное присутствие в Беларуси и даже разместить на территории республики новые военные объекты, хотя это вряд ли произойдет, пока белорусский режим остается нестабильным и нелегитимным в глазах значительной части населения.

Источник: https://cdn22.img.ria.ru/images/07e4/09/0e/1577210191_0:65:3072:1793_1920x0_80_0_0_cd30c6a8e196b5327d148a6d4ff398b1.jpg

В докладе «Кризис в Беларуси. Как должен ответить Запад?» обсуждаются меры, которые может предпринять Запад в связи с белорусским политическим кризисом.

Отмечается, что, хотя ЕС и США однозначно осудили насилие в Беларуси и не признали итоги президентских выборов, их позиция не отличается целостностью и последовательностью. Меры, которые предлагаются в докладе, достаточно традиционны: 1) санкции – не только против чиновников и силовиков, но и против государственных предприятий, в основном ориентированных на экспорт и имеющих активы за рубежом; 2) «поддержка белорусского народа» с целью остановить насилие, а также провести новые и открытые выборы с участием международных наблюдателей; 3) подготовка к непростому переходному периоду и предоставление Беларуси нового «плана Маршалла» с оказанием финансовой помощи и льготным доступом на внешние рынки.

При этом в докладе отмечается, что Запад должен учитывать позиции и интересы России и привлекать ее к позитивным изменениям в республике

Признается, что протесты не носят прозападного или антироссийского характера. Вместе с тем, по мнению авторов доклада, Запад должен внимательно следить за действиями России в Беларуси и не допустить смены одного жесткого и недемократичного режима другим.

Конфликт в Нагорном Карабахе

Войцех Горецкий анализирует военные успехи Азербайджана в карабахской кампании. Он отмечает, что перемирие, о котором Армения и Азербайджан договорились при посредничестве России, было фактически сорвано, что может подорвать престиж Москвы в Закавказье.

Основные военные успехи Азербайджана имеют место на юге – на границе самопровозглашенной НКР и Ирана, в так называемом «поясе безопасности», лежащем за пределами границ Нагорного Карабаха. В. Горецкий полагает, что Азербайджан продолжит свои наступательные операции до тех пор, пока не встретит действенное сопротивление или не будет вынужден прекратить боевые действия под давлением внешних сил.

По мнению автора, остановить азербайджанское наступление могла бы только Россия

В. Горецкий полагает, что Москва вмешается, если возникнет угроза непосредственно территории Армении или станет реальной перспектива окончательного разгрома армянских формирований в Карабахе. На дальнейшие успехи Азербайджана будут влиять такие факторы, как истощение ресурсов, а также приближающаяся зима.

По мнению Катаржины Чаврило, Россия стремится сохранять в конфликте в Нагоном Карабахе нейтралитет, чтобы продолжать играть роль арбитра и посредника, а также поддерживать отношения как с Арменией, так и с Азербайджаном. Поэтому, несмотря на более тесные отношения и культурную близость с Арменией, Россия не спешит предпринимать действия, способные вызвать антагонизм с Азербайджаном.

Кроме того, польский эксперт полагает, что Москва симпатизирует Азербайджану как авторитарному государству, которое не стремится к углублению отношений с ЕС, и хочет ослабить позиции Никола Пашиняна, который пришел к власти в результате народной революции, что очень не нравится Кремлю.

В то же время Москва пытается избежать конфронтации с Турцией, открыто поддерживающей Азербайджан, в расчете на конфликт между Анкарой и Западом, который ослабит внутреннюю сплоченность НАТО

Кроме того, конфликт с Турцией будет иметь нежелательные последствия для Москвы, озабоченной нарастающими внутренними проблемами, тем более что интересы двух стран уже сталкиваются в Ливии и Сирии. Однако подобная политика Кремля может означать фактическое признание возрастающего влияния Турции в Закавказье, которое Москва считает зоной своих интересов.

Источник: https://cdn2.img.armeniasputnik.am/images/07e4/0b/03/25171373.jpg

Эмил Авдалиани считает, что возрастающая поддержка Азербайджана Турцией обусловлена не только соображениями геополитики и этнокультурной близости, но и стремлением установить контроль над энергетическими потоками, идущими через Южный Кавказ.

Автор отмечает, что Азербайджан стал основным поставщиком газа для Турции, и трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан рассматривается Анкарой как ключевой инструмент снижения энергетической зависимости от России, а также превращения страны в важный газовый хаб. Кроме того, А. Авдалиани отмечает, что отношения Москвы и Анкары выстраиваются в последние годы по принципу сотрудничества-конкуренции, и это сотрудничество-конкуренция двух стран в сочетании с устранением из региона влияния Запада будет определять параметры карабахского урегулирования.

Беньямин Погосян рассматривает возможные сценарии дальнейшего развития карабахского конфликта. Победу Азербайджана с установлением полного контроля над Нагорным Карабахом он считает наименее вероятным сценарием, поскольку основные успехи Азербайджана связаны с малонаселенными равнинными районами, в то время как вести боевые действия в гористой местности будет значительно сложнее, а местное армянское население будет оказывать ожесточенное сопротивление.

Кроме того, победа Азербайджана не в интересах России и Ирана, поскольку это будет означать непропорциональное усиление роли Турции на Кавказе. Также маловероятным Б. Погосян считает возвращение к переговорам и подписание сделки между Арменией и Азербайджаном. Более вероятным ему представляется заключение перемирия на новой линии разграничения, как это произошло по итогам «четырехдневной войны» в 2016 году.

Наиболее вероятным сценарием Б. Погосян считает превращение войны в Карабахе в «кавказский Идлиб», т.е. в затяжной и управляемый малоинтенсивный конфликт, в котором участвуют геополитические конкуренты – Россия, Турция, США, ОАЭ и другие.