Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (16.06. – 30.06.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (16.06. – 30.06.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В рассматриваемый период интерес к постсоветскому пространству на Западе был в первую очередь обусловлен Чемпионатом мира по футболу, который принимает Россия. В этой связи появился целый блок материалов, направленных на поиск геополитической подоплеки этого события. Прежде всего это касается ситуации в Балтийском регионе. Поскольку одним из городов, принимающих чемпионат, был выбран Калининград, многие авторы увидели в этом скрытые идеологические и военно-стратегические смыслы. Получил развитие и ряд других традиционных тем: «информационная угроза» со стороны России, отношения России и российско-турецкое взаимодействие в бассейне Черного моря и Закавказье. Китайский фактор на постсоветском пространстве рассматривался с точки зрения перспектив сопряжения Евразийского экономического союза и инициативы «Один пояс, один путь».

С точки зрения медведя: политическое и информационное оружие России
Текст Тайлера Куинна с таким заголовком представляет собой типичный образец западной пропаганды, формирующей образ «российской угрозы», якобы направленной на демонтаж глобального миропорядка. При явной пропагандистской направленности статья написана с претензией на аналитику, академизм и с большим числом ссылок. Концепция автора достаточно типична для текстов такого плана. Россия представлена в качестве «реваншистской державы», не удовлетворенной сложившимся после холодной войны миропорядком, считающей себя жертвой Запада и в силу этого стремящейся расшатать основы существующего мироустройства.
Традиционно упоминается принцип «игры с нулевой суммой», которому якобы следует Россия в своей внешней политике.
Это, по мнению автора, объясняет ее отношение к США и ЕС как геополитическим конкурентам, а также такие действия, как «аннексию» Крыма. В очередной раз акцент сделан на социальных сетях, при помощи которых Россия якобы играет против Запада, внося хаос, раздор и недоверие между западными союзниками, упоминается «доктрина Герасимова». Характерно, что в ряду угроз мировой «либеральной демократии» Россия упоминается наряду с Ираном и Китаем, «которые разными путями и с разными целями отвергают политический порядок, сложившийся после холодной войны».


В ряду угроз мировой «либеральной демократии» Россия упоминается наряду с Ираном и Китаем

Автор призывает мировое сообщество выработать долгосрочную стратегию, направленную «против российской лжи и в защиту идеалов либеральной демократии».

Отношения ЕС и России в новую путинскую эру: слабый свет в конце туннеля
Доклад с таким заголовком опубликовал эстонский Международный центр обороны и безопасности. Доклад посвящен популярной в последнее время у западных экспертов теме – перспективам отношений ЕС и России в «последний срок Путина». Выводы авторов (Андраш Раш и Кристи Раик) вряд ли можно назвать оригинальными.
Авторы полагают, что принципиальных позитивных изменений в отношениях ЕС – Россия в обозримой перспективе не будет.
Основным препятствие налаживанию отношений, по мнению экспертов, выступают украинский вопрос и разное понимание сторонами Минских соглашений. Это усугубляется различным восприятием проблем мировой безопасности как таковой. По словам авторов, Россия придерживается модели многополярности, которая подразумевает привилегированный статус для великих держав, что неприемлемо для ЕС. В то же время А. Раш и К. Раик признают, что позиция ЕС в отношении России недостаточно консолидированная и двойственная, раздается немало примиренческих по отношению к Москве голосов.
Авторы призывают к выработке более четкой и жесткой позиции и обозначению «красных линий» в отношениях ЕС – Россия.

Футбол и геополитика
В связи с проведением в России чемпионата мира по футболу появился целый блок материалов, пытающихся выявить геополитическую подоплеку этого события. В первую очередь в фокусе внимания экспертов в контексте чемпионата оказался Калининград и ситуация в Прибалтийском регионе. Подобный интерес не случаен – калининградский эксклав, расположенный внутри территории НАТО и ЕС, давно вызывает беспокойство на Западе, особенно в связи с базированием там российского Балтийского флота, а также размещением новейших российских вооружений (С-400, Искандер).
Статья Росса Кеннета Уркена «Игра в геополитику и мировой чемпионат» посвящена символическому аспекту чемпионата в Калининграде.
По мнению автора, непропорционально большой стадион, построенный в Калининграде на Октябрьском острове, является «агрессивным посланием» соседям.
Кроме того, иррациональная гигантомания при строительстве стадиона, наследующая традициям советского гигантизма, носит демонстрационный характер, призванный преувеличить мощь и возможности России в глазах Запада и внутреннего общественного мнения, а также утвердить «русскость» бывшего Кёнигсберга. Все эти демонстрационные акции увязываются автором с усилиями России по превращению Калининградского эксклава в вооруженную крепость внутри ЕС и НАТО.


По мнению С. Суханкина, проведение Чемпионата мира по футболу совпало со скрытно проводимой Москвой подготовкой к размещению
на территории Калининградской области ядерного потенциала. Источник: ria.ru

По мнению С. Суханкина, проведение Чемпионата мира по футболу совпало со скрытно проводимой Москвой подготовкой к размещению на территории Калининградской области ядерного потенциала. При этом автор делает вывод, что подобные действия могут свидетельствовать об относительной военной слабости и неуверенности России в своих силах, а Кремль рассматривает возможное размещение ядерного оружия в Калининграде как попытку уравновесить стратегическое превосходство США и НАТО.
В противовес предыдущим авторам, Кирилл Брет указывает на миротворческую функцию большого спорта и выражает осторожную надежду, что мероприятия в Калининграде могут способствовать снятию напряженности в Балтийском регионе и мире, подобно тому, как Олимпийские игры в Пхёнчхане способствовали разрядке на Корейском полуострове и создали предпосылки для переговоров Д. Трампа и Ким Чен Ына.

Россия и Турция на Черном море и Закавказье
Отношения России и Турции и их взаимодействие в бассейне Черного моря и Закавказье давно находятся в фокусе внимания западных экспертов. В рассматриваемый период очередной доклад, посвященный этому вопросу, был опубликован Международной кризисной группой.
Авторы доклада констатируют сближение России и Турции, начиная с конца 2015 г.
Этому сближению во многом способствовало недовольство Анкары действиями США и других западных союзников, поддерживающих курдские формирования в Сирии и Ираке, а также отказ Вашингтона в выдаче Фетхуллаха Гюлена, подозреваемого в организации попытки государственного переворота летом 2016 г. Вместе с тем в докладе отмечается, что стратегические интересы России и Турции по-прежнему во многом противоречат друг другу, и конкуренция двух стран на Черном море и в Закавказье продолжается.
Турция обеспокоена военно-стратегическим усилением России в бассейне Черного моря после присоединения Крыма.
Именно поэтому Анкара сегодня способствует усилению военного присутствия НАТО на Черном море, чего она не делала раньше. Разделяют Россию и Турцию крымско-татарский вопрос и Нагорно-Карабахский конфликт, где интересы сторон прямо противоположны. Не нравится Турции и военное присутствие России в Абхазии и Южной Осетии.
Вместе с тем авторы доклада отмечают и позитивные стороны российско-турецкого сближения. Они признают его выгоду как для экономик обеих стран, так и для общей ситуации в регионах Черного моря и Закавказья. Так, несмотря на существующие противоречия, сближение России и Турции может способствовать если не урегулированию конфликтов в регионах, то по крайней мере недопущению их дальнейшей эскалации. Выигрывают от этого и другие государства, которые в случае российско-турецкой конфронтации могли оказаться «под перекрестным огнем».

Высший Госсовет Союзного государства
Григорий Иоффе подводит итоги заседания Высшего Госсовета Союзного государства России и Беларуси, которое состоялось в Минске 19 июня. Событие также попало в контекст Чемпионата мира по футболу и состоялось в день матча между командами России и Египта.
То, что В. Путин предпочел провести этот день в Минске, было расценено рядом российских СМИ как символ значимости отношений с Беларусью для российского лидера.
В то же время Г. Иоффе отмечает отсутствие конкретных результатов и общие фразы, которыми говорили лидеры двух стран. Ключевые вопросы двусторонних отношений остались вне поля публичной повестки встречи. Среди них Г. Иоффе называет дистанцирование Минска от противостояния России и Запада, отсутствие единых цен на углеводороды, вытеснение белорусского экспорта (в первую очередь молочных продуктов) с российского рынка, проблемы контроля на белорусско-российской границе, а также перспективы отмены роуминга на территории Союзного государства. Неопределенность результатов Высшего Госсовета открыла пространство для различных трактовок в российских и белорусских СМИ (обзор некоторых из них приводится в материале). Резюмируя, Г. Иоффе констатирует, что «последняя встреча Лукашенко и Путина не принесла каких-либо сенсационных результатов. Иногда события являются тем, чем они кажутся, без всякого двойного дна».


Г. Иоффе отмечает отсутствие конкретных результатов и общие фразы, которыми говорили лидеры России и Беларуси. Источник: kremlin.ru

Сопряжение ЕАЭС и инициативы «Один пояс, один путь»
В отличие от многих западных экспертов, скептически настроенных к взаимодействию Китая и ЕАЭС, Грегори Штракс полагает, что сопряжение двух инициатив вполне реально и, более того, именно ЕАЭС может предложить институциональную основу для такого сопряжения. По мнению эксперта, ЕАЭС не оправдал геополитических ожиданий, которые на него первоначально возлагала Москва, однако, будучи по сути ограниченным таможенным союзом, он сформировал вполне работоспособную систему институтов, а также стал удобной платформой для заключения соглашений о зоне свободной торговли со странами вне ЕАЭС (Вьетнам, Молдова, Узбекистан, Иран). Этот институциональный базис, по мнению Г. Штракса, может стать хорошей основой для реализации инфраструктурных проектов в рамках инициативы «Один пояс, один путь», которая, напротив, отличается институциональной размытостью. «Похоже, Россия и Китай имеют общее долгосрочное видение Евразийского региона. Меньшим игрокам, таким как Казахстан или Монголия, придется перестраивать свою внешнюю политику для решения тех задач, которые обусловливают интерес Москвы и Пекина к Центральной Азии. <…> Евразия оказывается в фокусе мировой политики. Где-то тихо улыбается Хэлфорд Макиндер».