Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (13.03-26.03.2017)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (13.03-26.03.2017)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета
Март оказался отмечен повышенным вниманием западных экспертов к теме «российской военной угрозы». Именно она оказалась преобладающей в материалах, посвященных анализу ситуации как в РФ, так и в других странах постсоветского пространства. «Гибридные войны», частные военные компании, кибератаки, перспективы российской военной экспансии, - эта тематика стала, без преувеличения, определяющей.
Россия: внутренняя ситуация
В рассматриваемый период западные аналитические порталы разместили ряд материалов, посвященных проблемам российского федерализма и отношениям «центр – регионы». Следует отметить, что данные материалы носят выраженно тенденциозный характер и, по сути, направлены на стимулирование центробежных тенденций внутри России.
Характерным примером может служить материал «Российские регионы увековечивают память тех, кто противостоял московской экспансии», опубликованный Eurasia Daily Monitor. Специалист Пол Гобл анализирует политику исторической памяти в ряде регионов России, в которой, по мнению автора, прослеживаются тенденции к героизации исторических деятелей, противостоявших присоединению этих территорий к России. Причем, касается это не только национальных республик, но и этнически русских областей, где увековечивается память таких персонажей, как Марфа Посадница, князь Михаил Тверской, выступающих символами сопротивления «московской экспансии».


Памятник князю Михаилу Ярославовичу Тверскому в центре города Тверь.

Также в статье обильно цитируется политический активист Даниил Коцюбинский, который воспроизводит известную мифологему о том, что генезис российского государства связан с ордынским игом, и это обусловливает деспотический характер власти и «рабскую» политическую культуру. По мнению Д.Коцюбинского, неприятие этих черт российской государственности обусловливает героизацию исторических персонажей, выступавших против «московской экспансии».
На этом же ресурсе размещена статья известного сторонника «самоопределения регионов» России Вадима Штепы, в которой автор критически разбирает подход к отношениям «центр-регионы» российского оппозиционера Алексея Навального. По мнению автора, А.Навальный, будучи «москвичом по рождению», придерживается характерных для московской политической культуры централистских воззрений, и тем самым рискует лишиться поддержки сторонников большей самостоятельности регионов. Эксперт критикует политика за слишком узкое понимание федерализма, которое тот сводит преимущественно к большей самостоятельности в сфере фискальной политики. Несмотря на то, что А.Навальный выступает в поддержку прямых выборов глав субъектов федерации и даже обещает разрешить региональные партии, запрещенные действующим законодательством России, В.Штепа считает это недостаточным. В конце статьи автор делает оговорку, что страхи московских политиков перед требованиями децентрализации со стороны регионов носят необоснованный характер, так как все равно российские регионы видят свое будущее в рамках единой страны.
Еще один материал, связанный с ситуацией в регионах России, посвящен демографической ситуации, которая характеризуется как «коллапс». По мнению Пола Гобла, демографические данные, публикуемые Федеральной службой государственной статистики (Росстатом), фальсифицированы по многим показателям и не отражают реальную ситуацию в области демографии. Прежде всего, это касается катастрофической ситуации среди русского этнического большинства.


Данные российской и зарубежной статистики резко отличаются в демографической сфере.

На основании сопоставления данных ряда независимых региональных исследований с данными Росстата, автор приходит к выводу, что у этнических русских сохраняется негативная демографическая динамика: низкая рождаемость и высокая смертность, малая продолжительность жизни, высокий уровень алкоголизации населения. Также автор полагает, что Росстат существенно занижает показатели эмиграции. В частности, немецкая статистика за 2015 г. дает в пять раз большую величину мигрантов, прибывших из РФ, нежели показывает Росстат. На фоне намного более благополучной демографической ситуации в республиках Северного Кавказа и ряда других «нерусских» регионов, демографическая ситуация в России, по мнению автора, меняется не в пользу русского большинства.
Россия: армия и спецслужбы
Второй большой блок материалов, связанных с Россией, посвящен теме российской армии и вооружений. В материале «Российская государственная программа вооружений предполагает высокотехнологичное развитие до 2025 г.» рассматриваются проблемы, связанные с финансированием российских программ вооружений. Отмечается наличие межведомственного конфликта между министерствами финансов и обороны в связи с экономическим кризисом из-за конфронтации на Украине и введённого со стороны Запада режима санкций. В связи с этим Государственная программа вооружений до 2025 г., практически сверстанная в 2014-2015 гг., была отправлена на переработку, а военное ведомство может получить лишь 50% от первоначально запланированных объемов финансирования. Впрочем, окончательное решение еще не принято.


Заместитель министра обороны РФ Юрий Борисов.

Отмечается, что, несмотря на сокращение объемов финансирования, благодаря реформам в военной сфере (в том числе мерам по борьбе с коррупцией) распределение средств может стать более эффективным. Кроме того, отсрочка окончательного утверждения Программы-2025 может быть связана с необходимостью дополнительного изучения опыта зарубежных военных кампаний России, что также может отразиться на параметрах программы. Автор приводит слова заместителя министра обороны Юрия Борисова, который утверждает, что акцент будет сделан на научно-исследовательскую работы, высокотехнологичные и «нетрадиционные» виды вооружений.


Несмотря на сокращение финансирования, курс на модернизацию армии и систем вооружений будет продолжен с упором на развитие высокотехнологичного оружия.
По мнению автора, это позволит России сократить технологический разрыв с НАТО (причем сделано это будет «ассиметрично»), а также нарастить свое военное превосходство над другими странами постсоветского пространства.
Другой материал посвящен Российской национальной гвардии («Российская национальная гвардия: новая опричнина, киберполиция или что-то другое?»), в котором автор рассматривает перспективы развития новой силовой структуры. 14 марта 2017 года было анонсировано существенное усиление Росгвардии: передача новой федеральной службе ряда функций МВД (рассматривается вопрос о передаче ей из МВД управлений по борьбе с экстремизмом и государственной защите), возможность вести оперативно-розыскную деятельность.


Росгвардия — Федеральная служба войск национальной гвардии Российской Федерации.

Кроме того, появилась информация о том, что в Росгвардии предполагается создание особого подразделения по киберразведке, которое будет заниматься в первую очередь анализом и мониторингом социальных сетей и интернета на предмет экстремизма. Официальные лица поспешили опровергнуть информацию о том, что Росгвардия будет заниматься киберразведкой, однако, по мнению автора, это не отрицает возможности для Росгвардии работать в сфере информационной безопасности. Несмотря на дефицит и противоречивость информации, масштабные изменения в силовых структурах могут указывать на стремление российской власти усилить контроль над информационным пространством России (в первую очередь, в соцсетях и интернете) и оградить население от «нежелательной информации», особенно в преддверии президентских выборов 2018 г.
На Eurasia Daily Monitor был также размещен материал, посвященный перспективам развития в России частных военных компаний. Дискуссия о частных военных компаниях (ЧВК) в России началась в 2012 г., когда Владимир Путин высказался в поддержку создания подобных структур. Несмотря на отсутствие законодательной базы, автор насчитывает в России в настоящее время как минимум десять частных военных компаний, работающих в том числе за пределами российской территории. В качестве примера приводится «Группа Вагнер», действующая в Сирии и участвовавшая в том числе в освобождении Пальмиры; активность этой компании также была замечена на Украине. При этом отмечается, что подобные компании, будучи частными по форме, по сути остаются под эгидой государственных военных ведомств, получая от них амуницию и вооружения. Основным достоинством частных военных компаний, с точки зрения военных кругов, является возможность их использования в военных операциях, не привлекая государственные структуры.


День контрактников вооружённых сил РФ в Новокуйбышевске (2016 г.).

Основной же их недостаток – слабая контролируемость. Поэтому альтернативой ЧВК может стать система краткосрочных военных контрактов, которая позволит привлекать военнослужащих для участия в военных операциях, в том числе за рубежом. Еще одним вариантом, по мнению автора, может стать организация ЧВК под эгидой добровольческих парамилитарных спортивных организаций наподобие советского ДОСААФ.
«Северный поток-2»: быть или не быть?
Немецкий институт международной политики и безопасности опубликовал большой доклад «Северный поток-2: политическая и экономическая контекстуализация», в котором обсуждаются возможные последствия предполагаемого строительства двух дополнительных ниток трубопровода «Северный поток». Этот проект изначально вызывал споры и противоречия внутри ЕС, затем ситуация значительно осложнилось в связи с украинским кризисом и ухудшением отношений Россия-ЕС.
Основные противоречия, связанные с «Северным потоком», обусловлены противодействием центральноевропейских стран, опасающихся усиления российско-германского сотрудничества в энергетической сфере (что может повлечь усиление политико-экономического давления РФ и Германии на регион), а также утраты своего значения в качестве стран-транзитеров. Кроме того, высказываются опасения, что «Северный поток-2» приведет к увеличению энергетической зависимости ЕС от России, что противоречит принципам диверсификации поставок энергоносителей.


Президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель. (Бразилия, 2014 г.)

Таким образом, реализация проекта может привести как к дополнительному обострению политических противоречий внутри ЕС, так и его экономической фрагментации, поскольку многие страны в таком случае могут сосредоточиться на вопросах собственной экономической и энергетической безопасности в ущерб международной кооперации.
С другой стороны, проблема транзита российских энергоносителей в ЕС и ненадежность транзитных маршрутов (в частности, через территорию Украины) стоит весьма остро, и отказ от «Северного потока-2» лишь усугубит ее.
Германия, заинтересованная в реализации проекта, настаивает на его максимальной деполитизации. Немецкая сторона также отвергает опасения по поводу монополизации энергетического рынка, поскольку в самой Германии он максимально либерален. Кроме того, немецкое руководство подчеркивает, что «Северный поток-2» остается одной из немногих сфер, где сохраняется конструктивное сотрудничество между ЕС и Россией.
Более того, этот проект может стать локомотивом нормализации двусторонних отношений в целом.
В то же время ЕС и Германия не могут не учитывать интересы центральноевропейских стран-транзитеров и Украины, которые могут пострадать в результате возможной реализации «Северного потока-2», а также «Турецкого/Южного потока». По мнению авторов доклада, разные маршруты поставок российского газа в Европу могут рассматриваться в качестве элементов единой гибкой системы, и одни маршруты не должны исключать возможностей транзита по другим. Именно такой подход может стать основой для компромисса в сфере газового транзита, учитывающего многосторонние интересы участников.
Прибалтика: призрак российской киберугрозы
В рассматриваемый период появился ряд материалов, посвященный угрозе российских кибератак и информационных провокаций против государств Прибалтики, а также размещенных там контингентов НАТО.


Кибербезопасность является одним из приоритетных направлений не только национальной политики отдельных стран, но и различных международных альянсов.

«Россия на грани войны и мира в Прибалтике» - статья сотрудницы эстонского Международного центра обороны и безопасности Пирет Перник, в прошлом советника комитета по безопасности эстонского парламента. В материале утверждается, что Россия обладает широкими наступательными возможностями в сфере компьютерных и информационных технологий, намного превосходящими возможности прибалтийских государств противостоять им. В частности, кибератаки со стороны России могут расстроить электронные финансовые системы, системы управления энергетическими сетями и подачи воды, что может привести к серьезному социально-экономическому ущербу и даже хаосу. Россия способна внедрять вредоносные вирусные программы в энергетические системы, как она это делала во время кибератак на энергетические сети Украины в 2015 г. Вредоносное программное обеспечение из России было обнаружено в энергетических сетях США и Европы. Россия также способна взламывать базы данных и электронную почту политических деятелей, партий и т.п.
Кибератаки и шпионаж сопровождаются массированным вбросом дезинформации, атаками интернет-троллей и т.п. В Прибалтике Россия создала разветвленную сеть информационного влияния и присутствия с опорой как на российские, так и на местные НПО, а также криминальные структуры.
Вместе с тем, по мнению автора, прибалтийские государства немало преуспели в деле противодействия российской киберугрозе, используя для этого как гражданских активистов, так и специализированные подразделения по противодействию киберугрозам. Важную роль здесь играет сотрудничество со стратегическими партнерами по ЕС и НАТО. В Вильнюсе, Риге и Таллине имеются центры передового опыта НАТО по вопросам энергетики, стратегических коммуникаций и киберзащиты, которые проводят прикладные исследования и обучение в этих областях. В Эстонии также особое внимание уделяется информационному противодействию России среди русскоязычного населения, для чего был создан специальный ТВ-канал на русском языке.
Материал «Осторожно, русские идут» был размещен Канадским институтом по глобальным делам. Статья посвящена угрозам, с которыми может столкнуться военный контингент, который Канада планирует в этом году разместить в Латвии. Канада направляет туда 450 солдат и планирует возглавить совместную воинскую группировку, куда войдут также представители Албании, Италии, Польши, Словении и Испании. Безусловно, Россия не собирается осуществлять непосредственного военного вторжения на территорию страны-члена НАТО, отмечают аналитики, однако, по их мнению, воинские контингенты с участием Канады могут оказаться жертвами информационных атак и провокаций (конфликты с местным населением, особенно русскоязычным, обвинения в изнасилованиях женщин и т.п.).


Военнослужащие канадской армии на учениях в Арктике (2015 г.)


Жертвами таких атак могут становиться сами военнослужащие и их семьи, получая ложные сообщения о смерти родных и близких, семейных проблемах и т.п. Все это будет создавать нездоровый информационный и эмоциональный фон вокруг военной миссии и дискредитировать ее в глазах общества. По мнению автора, канадская армия не готова к противодействию подобного рода вызовам и угрозам, которым следует уделить особое внимание.
Материал «Национальность – это этничность: проблемы эстонской политики гражданства» опубликован американским Институтом исследований внешней политики. В статье анализируется эстонская политика гражданства, основанная на принципе «крови и исторического наследия» и признании пребывания Эстонии в составе СССР в качестве «оккупации». В результате этой политики значительная часть русскоязычного населения страны до сих пор не имеет гражданства. Подобная политика обусловливает как межэтническую напряженность внутри Эстонии, так и проблемы в отношениях с Россией и характеризуется как «ахиллесова пята» Эстонии. Автор выражает надежду на возможные позитивные подвижки в вопросе предоставления гражданства в связи с приходом к власти нового президента и правящей коалиции, включающей Центристскую партию.
По состоянию на 2011 год, 188 959 русскоговорящих жителей страны получили эстонское гражданство, 90 510 являются гражданами России, а порядка 85 тысяч – остаются лицами без гражданства. По другим данным, число неграждан может превышать 100 тысяч.
Вместе с тем, несмотря на дискриминационную политику в области гражданства, автор отмечает, что большинство русскоязычных жителей Эстонии (включая граждан РФ) идентифицируют себя в первую очередь с Эстонией, местными общинами и Европой. Таким образом, реальный «портрет» эстонских русских противоречит как образу пророссийской «пятой колонны», рисуемый эстонскими СМИ, так и образу жертв дискриминации, создаваемый в России.
Беларусь
Беларусь остается в фокусе внимания в связи с политической нестабильностью, вызванной «декретом о тунеядцах» и последовавшими за ним акциями протестов. Этому посвящены две статьи Григория Иоффе на Eurasia Daily Monitor.
В материале, опубликованном 14 марта, автор пишет, что протесты в Беларуси происходят на фоне продолжающегося кризиса в отношениях с Россией и не урегулированного вопроса по ценам на российские энергоносители (в частности, упоминается пикировка российского и белорусского премьер-министров во время межправительственной встречи ЕАЭС в Бишкеке 7 марта).
На фоне кризиса российско-белорусских отношений политика Запада в отношении Беларуси остается пассивной и инерционной. Запад медлит с оказанием экономической помощи Беларуси: программа кредитования МВФ по-прежнему не работает, несмотря на то, что ее разработка длится уже три года. Со своей стороны ЕС тормозит процесс облегчения визового режима с Беларусью. По мнению автора, основной причиной неспособности Запада протянуть руку помощи Беларуси является постоянное «перетягивание каната» между реалистами и идеалистами. Последние готовы помогать Беларуси только при условии устранения нынешнего политического режима. «Жертвы», которые требует Россия в обмен на свою поддержку, оказываются намного меньшими, что делает ориентацию Беларуси на РФ практически безальтернативной. Именно подобный «идеализм», по мнению Г.Иоффе, приводит к тому, что Россия постоянно обыгрывает Запад на постсоветском пространстве.
В статье «Беларусь: общественные протесты и геополитический контекст» анализируются возможности развития событий после акции протеста 25 марта. Этот день, который белорусская оппозиция традиционно отмечает как «День Воли», может стать кульминацией протестов, вызванных «декретом о тунеядцах». Констатируется слабость и неэффективность белорусской оппозиции, пытающейся оседлать социальные протесты, а также противоречия внутри оппозиционного лагеря, в том числе по поводу сценария акции 25 марта.


Протестная акция в Республике Беларусь (март 2017 г.).

Что касается освещения происходящего в российских СМИ, автор отмечает широкую представленность в них мнений белорусских оппозиционеров, в том числе работающих на «Радио Свобода», цитирование которого в проправительственных СМИ обычно под запретом, если дело касается происходящего в России. В целом, по мнению Г.Иоффе, российские медиа как никогда раньше продвигают представление о Беларуси как о «паразите», живущем исключительно от «щедрот России».
И здесь реакция Запада противоречива. С одной стороны, ОБСЕ выразила озабоченность в связи с начавшимися в Беларуси задержаниями оппозиционных активистов. В то же время, по мнению эксперта, возвращаться к политике санкций в отношении Беларуси ЕС не планирует. Более того, 17 марта состоялся внеочередной визит в Минск делегации МВФ, что особенно важно на фоне решения повторно отложить предоставление Минску третьего транша кредита Евразийского фонда стабилизации и развития.
В резюме автор делает вывод, что в ближайшее время политическая нестабильность в Беларуси разрешится тем или иным путем, и Западу необходимо быть в этом процессе участником, а не пассивным наблюдателем.
Украина
Два основных события, которое привлекли внимание к Украине – это принятие Доктрины информационной безопасности и решение ЕС по безвизовому режиму для украинских граждан.
Доктрину информационной безопасности Украины анализирует Сергей Суханкин в материале Eurasia Daily Monitor. Как и следовало ожидать, основным источником угроз информационной безопасности Украины в документе названа Россия, что предполагает введение ограничительных мер в отношении российской информационной продукции.
Документ вызвал неоднозначную реакцию украинского гражданского общества, высказывающего опасения, что под видом борьбы с информационными угрозами в стране будет введена цензура.
Подобные опасения высказывают как оппозиционные политики, в прошлом связанные с «Партией регионов» и Виктором Януковичем, так и вполне «проукраинские» и «проевропейские» организации. Автор считает, что документ может оказаться недостаточно проработанным: практическая реализация приведет к ограничению свободы слова.
Следующий материал по Украине посвящен перспективам безвизового режима, неформальная договоренность о котором была достигнута 28 февраля. Несмотря на то, что бюрократические процедуры затянутся еще на несколько месяцев, Украина практически наверняка последует вслед за Грузией в «клуб привилегированных государств, гражданам которых не нужны визы для въезда в ЕС». Основной причиной, по которой ЕС тянул с отменой виз для украинцев, был страх перед возможным наплывом беженцев из-за конфликта на юго-востоке Украины, особенно на фоне миграционного кризиса, спровоцированного войной в Сирии.
Однако так или иначе, основным последствием отмены виз станет рост трудовой миграции из Украины в ЕС, что обусловлено низким уровнем зарплат, безработицей и в целом плачевным положением дел в украинской экономике. Украинцы ехали на заработки в ЕС и раньше, однако если до отмены визовых ограничений основным направлением трудовой миграции была Польша, то теперь украинские мигранты двинутся в более развитые и богатые страны ЕС, такие, как Германия. Росту трудовой миграции будет способствовать и снижение транспортных издержек в связи с планами европейских лоукостеров начать регулярные сообщения с Украиной. В целом, договоренности о безвизовом режиме характеризуются как одно из редких достижений президента Петра Порошенко, который так и не смог реализовать большинства своих предвыборных обещаний (конец войны на Донбассе, успешная борьба с коррупцией и пр.)


Президент Украины Пётр Порошенко и Премьер-министр Канады Джастин Трюдо в Париже (2015 г.).

Материал «Украина и Канада: на восточном фронте все спокойно?» посвящен проблемам канадской политики в отношении Украины. Канада, ставшая одним из основных центров украинской националистической эмиграции, всегда активно поддерживала Украину в ходе событий в Крыму и на Донбассе. Однако материал, опубликованный канадским Институтом по глобальным делам, дает весьма скептические оценки действий нынешнего руководства Украины. По мнению авторов статьи, Киев сейчас не в состоянии самостоятельно справиться ни с внутренними проблемами (экономический кризис, коррупция), ни с урегулированием ситуации на Донбассе. Военный путь решения проблемы закрыт в связи со слабостью украинской армии. Но и в мирном урегулировании Киев объективно не заинтересован, поскольку возвращение Донбасса с разрушенной инфраструктурой и несколькими миллионами нелояльного населения создаст лишь дополнительные проблемы для и без того предельно ослабленного украинского государства. Поэтому единственным выходом для Киева остается поддерживать перманентную напряженность вокруг событий на юго-востоке и привлекать к себе внимание в расчёте на продолжение помощи со стороны Запада. Потеря интереса со стороны ЕС и США пугает Киев больше всего, поскольку это может обернуться сокращением объемов поддержки.
Закавказье
Главным ньюсмейкером в Закавказье в рассматриваемый период стала Грузия. Это было связано как с внутриполитической ситуацией в этой стране, так и с не урегулированными территориальными спорами в Южной Осетии и Абхазии.
Материал «Россия поглощает «армию» Южной Осетии» посвящен планам подчинить ряд подразделений армии Южной Осетии российскому командованию. Информация о предварительных договоренностях об этом появилась 13 марта. В соответствии с проектом соглашения, военнослужащие Южной Осетии получат возможность служить по контракту на российских военных базах.


Владимир Путин и Президент Южной Осетии Леонид Тибилов на встрече в Москве (2017 г.).

Статья основана на комментариях грузинских военных экспертов, которые видят в данном решении признаки реализации «крымского сценария» в отношении Южной Осетии и Абхазии. Россия стремится усилить свой контроль над республиками и больше не видит смысла в существовании формально независимых военных формирований на их территории. По словам одного из экспертов, армия Южной Осетии сделала свое дело, «спровоцировав российскую агрессию в отношении Грузии» в 2008 г., и теперь ликвидируется за ненадобностью. Кроме того, Россия таким образом пытается ставить препятствия на пути сотрудничества Грузии с НАТО. Также высказывается мнение, что аналогичный сценарий Россия впоследствии может применить и на Донбассе.
Американский Институт внешней политики опубликовал материал, посвященный тенденциям в сфере грузинской информационной политики. В статье выражается обеспокоенность в связи с решением Верховного суда Грузии о передаче права собственности на одну из ведущих грузинских телекомпаний «Рустави-2» прежнему владельцу Кибару Халвашвили, связанному с правящей партией «Грузинская мечта». По мнению автора, это приведет к тому, что в Грузии практически полностью исчезнет независимое телевещание, и все ведущие медиа оказываются под контролем структур, связанных с «Грузинской мечтой». По мнению автора, передача контроля над «Рустави-2» произошла в рамках борьбы «Грузинской мечты» с «Единым национальным движением» - партией бывшего президента Михаила Саакашвили.


«Рустави 2» - грузинская частная телекомпания с охватом аудитории 85% населения страны.

При этом «Грузинская мечта» рассматривает влияние независимых СМИ, подобных «Рустави 2», как большую угрозу, нежели усиление информационного присутствия России, которому не создаётся никаких препятствий. Таким образом, информационный ландшафт Грузии меняется в сторону доминирования провластных и пророссийских СМИ, что весьма тревожит автора статьи.
Не могли не привлечь к себе внимания экспертов беспорядки в Батуми, ставшие большой неожиданностью. Этому посвящен материал на Eurasia Daily Monitor. Поводом для беспорядков послужило задержание полицией Батуми двух граждан, отказавшихся оплачивать штраф за неправильную парковку. Этот небольшой инцидент неожиданно привел к взрыву массового возмущения, вылившегося в погромы в центре города. Беспорядки в Батуми сразу же обрели политический подтекст – их поддержала партия бывшего президента М.Саакашвили «Единое национальное движение». Также скандировались лозунги явно сепаратистского характера («Аджария для аджарцев»).
Одной из причин беспорядков называется недовольство недавно назначенным начальником полиции Батуми, родом не из Аджарии, который обвинялся в оскорбительных высказываниях в адрес аджарцев (якобы называл их «татарами», что воспринимается местными мусульманами как оскорбление). Однако, по мнению автора материала, основной причиной вспышки насилия стали социально-экономические проблемы – высокая инфляция, бедность и безработица. На фоне продолжающегося противостояния правящей партии «Грузинская мечта» и «Единого национального движения» М.Саакашвили сложившаяся ситуация может обернуться масштабной дестабилизацией.


Президент Армении Серж Саргсян и генеральный секретарь Североатлантического Альянса Йенс Столтенберг на саммите НАТО (Варшава, 2016 г.).

Помимо событий в Грузии, интерес западных экспертов вызвали возможные изменения во внешней политике Армении. Встреча Сержа Саргсяна с генеральным секретарем НАТО Йенсом Столтенбергом, которая состоялась в конце февраля, позволила заговорить об оттепели в отношениях с Североатлантическим альянсом. В материале Eurasia Daily Monitor отмечается, что на протяжении 1990-2000 гг. Ереван весьма активно сотрудничал с НАТО. Армянские военные проходили подготовку по программам северо-атлантического альянса и участвовали в миротворческих операциях под его эгидой. В 2010-х гг., когда Армения сделала выбор в пользу интеграции в рамках ЕАЭС и ОДКБ, сотрудничество с НАТО было сокращено. Похоже, Ереван вновь намерен усилить своей североатлантический вектор и, таким образом, сбалансировать свою зависимость от России. Впрочем, автор отмечает, что возможности Еревана на этом пути так или иначе остаются весьма ограниченными, и о каком-либо геополитическом развороте Армении говорить не приходится.
Центральная Азия
Интерес к Центральной Азии обусловливается близостью региона к зоне конфликтов на Ближнем Востоке и влиянием радикального ислама на ситуацию в регионе, а также изменениями, которые будут происходить в связи со сменой власти в Узбекистане.
Основным маршрутом, которым направляются бойцы из Центральной Азии, становится транзит через Россию и Иран.
Тема участия выходцев из Таджикистана и других стран постсоветской Центральной Азии рассматривается в материале «Из Сирии в Афганистан? Исламское государство перемещает таджикских бойцов». Отмечается, что в последнее время участились случаи перехвата на иранской границе выходцев из Таджикистана, направляющихся в Афганистан, чтобы воевать на стороне ИГ. Это объясняется тем, что Исламское государство, которое потеряло значительную часть территорий в Ираке и Сирии, пытается закрепиться в Афганистане в качестве своего основного плацдарма.


Большое количество трудовых мигрантов из Таджикистана и Центральной Азии в России становятся удобными объектами для вербовки исламистами.

Кроме того, проникнуть в Афганистан через территорию Ирана для таджиков оказывается легче, чем через хорошо укрепленную и охраняемую границу Таджикистана и Афганистана. Оценивая количество выходцев из постсоветской Центральной Азии, воюющих в рядах джихадистов в Афганистане, автор приходит к выводу, что их число в настоящее время не велико. Кроме того, учитывая, что значительное число этнических таджиков, туркмен и узбеков являются выходцами из северных районов Афганистана, число граждан постсоветских государств в рядах исламистских формирований будет еще меньшим.
В материале «Узбекистан признает Туркменистан своим ближайшим соседом и партнером» рассматриваются перспективы отношений двух центральноазиатских государств после смены власти в Узбекистане. Отмечается, что первым государством для своего визита в качестве главы государства новый президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев избрал именно Туркменистан, вопреки ожиданиям многих наблюдателей, что первую поездку он совершит в Россию или Казахстан. Во время визита Ш.Мирзиёев подчеркнул, что Узбекистан рассматривает Туркменистан в качестве своего ключевого стратегического партнера в регионе. Однако, вопреки этим заверениям, в настоящее время между двумя государствами действует визовый режим, и о его отмене речь пока не ведется, а взаимный товарооборот остается весьма низким.
Тем не менее взаимный интерес у двух стран весьма велик, и есть серьезные перспективы для сотрудничества в сфере энергетики, транспортных сообщений, водного обеспечения. Однако, помимо экономических интересов, во встрече двух центральноазиатских лидеров содержался и политический подтекст. По мнению автора, две страны сближает устойчивое неприятие притязаний России на геополитическое доминирование в регионе. Оба государства последовательно избегают участия в военно-политических альянсах, которые Москва пытается выстраивать в регионе. Автор полагает неслучайным и то, что во время своего недавнего центральноазиатского турне Владимир Путин не посетил Узбекистан и Туркменистан, ограничившись «лояльными» Москве Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном.


Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Итоги центральноазиатского турне В.Путина анализируются в материале «Беспокойство Москвы по поводу Центральной Азии становится все более ощутимым». В самом начале статьи автор пишет о возрастающих имперских амбициях, которые буквально «жалят» Москву, вопреки заверениям министра иностранных дел Сергея Лаврова об отсутствии имперского реваншизма и уважении выбора народов Центральной Азии жить самостоятельно и независимо. Отмечается, что основной акцент в ходе центральноазиатского турне В.Путина был сделан на военном сотрудничестве и безопасности. Москва стремиться усилить свое военное присутствие в Центральной Азии на фоне ухудшающейся ситуации в Афганистане, а также возможного появления там дополнительных контингентов США и Китая. Москва, очевидно, не желает ввязываться в полномасштабную конфронтацию в Афганистане, памятуя негативный советский опыт, а также не имея возможностей вести еще одну военную кампанию. Кроме того, по мнению автора, Москва осуществляет косвенную поддержку Талибана, видя в нем противовес и меньшее зло в сравнении с пытающимся закрепиться в Афганистане Исламским государством.
Еще один материал по Центральной Азии связан с посреднической ролью Казахстана в процессе урегулирования конфликта в Сирии. По мнению автора, для Казахстана роль переговорной площадки является в первую очередь вопросом международного престижа, особенно после неудачной попытки выступить в качестве посредника в урегулировании конфликта на юго-востоке Украины (эта роль была перехвачена Беларусью). Кроме того, в переговорный процесс оказываются вовлеченными основные международные партнеры Казахстана: Россия, Турция, ЕС и США. В этой связи роль нейтрального посредника для Казахстана осложняется тем, что основные контрагенты оказываются в этом конфликте по разные стороны. Кроме того, возможности повлиять на ход миротворческого процесса у Казахстана очень ограничены, поскольку, в отличие от Украины, связей в правящих кругах Сирии у казахстанского руководства практически нет.

Таким образом, преобладающей темой западного анализа политической ситуации на постсоветском пространстве стал российский военный и информационный фактор. Призрак «российской угрозы» так или иначе маячит в материалах большинства авторов, касающихся Прибалтики, Украины, Закавказья и Центральной Азии. Материалы, за редкими исключениями, выраженно критичны в отношении России, порой откровенно тенденциозны. Показательно, что на фоне осуждения поддержки Москвой сепаратистских движений на Украине и в Закавказье, некоторые авторы весьма сочувственно пишут о проявлениях сепаратистских настроений внутри самой России.