Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (12.06. – 25.06.2020)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (12.06. – 25.06.2020)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В фокусе внимания западных экспертов остается политическая ситуация в Беларуси. В первую очередь это связано с арестом наиболее популярного альтернативного кандидата – Виктора Бабарико. Среди других тем – отношения России и Ирана в Сирии, политика «Восточного партнерства» после 2020 года, перспективы мирного урегулирования в Нагорном Карабахе.

Президентская кампания в Беларуси
По-прежнему в фокусе внимания западных экспертов находится кампания по выборам президента Беларуси.
Джеймс Шоттер и Макс Седдон в Financial Times пишут о ситуации, сложившейся в Беларуси в связи с арестом Виктора Бабарико – основного оппонента А. Лукашенко на президентских выборах. Авторы связывают рост протестной активности в Беларуси не только с задержаниями оппозиционных кандидатов, но также с нарастающими социально-экономическими трудностями и сомнительной политикой белорусских властей в области противодействия пандемии COVID-19. Кроме того, по мнению Дж. Шоттера и М. Седдона, рост протестной активности в Беларуси будет способствовать усилению давления со стороны Москвы на А. Лукашенко. Основной целью этого давления будет не смещение белорусского президента, но ослабление его позиций.
Авторы не исключают сценария украинского «майдана» в Беларуси после проведения президентских выборов
Катя Глод считает, что белорусские власти проигрывают битву за умы белорусов. Она также отмечает небывалый рост протестной активности и приводит данные исследований, в соответствии с которыми А. Лукашенко имеет уровень поддержки 3,8% среди 6 млн белорусских интернет-пользователей. Автор считает, что инициированная В. Бабарико кампания по проведению конституционного референдума может стать позитивной повесткой для всей белорусской оппозиции на ближайшие месяцы.
По мнению К. Глод, Виктор Бабарико – новый феномен в белорусской политике
Имея имидж убежденного сторонника белорусской культуры и успешного менеджера, он обращается к белорусской интеллигенции и молодежи. Кампания за референдум, флешмобы, мирные протесты и другие акции солидарности – все это способствует политической мобилизации и активности. Чем больше белорусы будут действовать в этом направлении, тем больше шансов на позитивные перемены. К. Глод полагает, что политика в стране, которую часто называют «последней диктатурой Европы», никогда не выглядела более интересной и многообещающей, чем сейчас.



Камил Клизиньски и Петр Жоховски полагают, что задержание В. Бабарико и его сына представляет собой продолжение репрессий в отношении самого популярного оппонента А. Лукашенко. Последовавшие за этим спонтанные протесты подтверждают популярность оппозиционного кандидата. Это объясняется негативными последствиями экономического спада, отказом белорусских властей от противодействия пандемии COVID-19 и общей усталостью от 26-летнего правления А. Лукашенко.
Польские эксперты, отмечают, что события вокруг В. Бабарико и «Белгазпромбанка» не вызвали внятной реакции со стороны Кремля
Репрессивные действия белорусских властей, по их мнению, в целом выгодны Москве, поскольку осложняют отношения Беларуси с Западом. При этом переговоры в белорусском МИДе с послами ЕС и представителями США в день ареста В. Бабарико и его сына свидетельствуют о желании Минска поддерживать диалог с Западом.
Камил Клизиньски также отмечает, что президентские выборы в этом году стали большой проблемой для А. Лукашенко. Углубляющаяся рецессия и недооценка властями эпидемии COVID-19 привели к росту недовольства среди граждан, ищущих альтернативу президенту, который правит 26 лет. По этой причине А. Лукашенко, обеспокоенный состоянием общественных настроений, наносит удар по самым популярным оппозиционным кандидатам. Атака на «Белгазпромбанк», акционерами которого являются «Газпром» и «Газпромбанк», несет в себе риск обострения напряженности в российско-белорусских отношениях, которые и так обременены спорами по поводу дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства. Однако, по мнению К. Клизиньского, белорусские власти будут искать компромиссное решение по вопросу о дальнейшем надзоре за банком.
Марыля Гуща задается вопросом, приведут ли президентские выборы в Беларуси к радикальным политическим переменам. Она полагает, что скорее всего нет, поскольку у белорусской политической системы остается достаточно ресурсов и возможностей, чтобы подавить протесты. Тем не менее М. Гуща считает, что новый срок А. Лукашенко будет не таким, как предыдущие.
Белорусский президент будет испытывать дефицит политической легитимности, а политическое мошенничество на выборах будет очевидным как никогда раньше
Ситуация будет осложняться конфликтом с Россией и новым охлаждением отношений с Западом. В целом уровень политизации белорусского общества и протестной активности существенно возрастет. В этой ситуации, по мнению автора, ЕС должен занять недвусмысленную позицию в отношении Беларуси и, по возможности, поддерживать силы, стремящиеся к переменам.
Григорий Иоффе делает обзор высказываний белорусских экспертов, политиков и журналистов по ситуации вокруг ареста В. Бабарико и отмечает существенно возросшую роль социальных сетей и каналов Telegram в белорусской политике.
Максим Руст и Егор Азаркевич отмечают факторы, которые, по их мнению, делают эту избирательную кампанию в Беларуси уникальной.
Во-первых, белорусский истеблишмент начал существенно диверсифицировать свои внешнеполитические связи и пытается ослабить политическое влияние России
Эта политика, по мнению авторов, частично изменила характер общественно-политических отношений в стране. Во-вторых, последствия вспышки COVID-19 и реакция властей на нее существенно повлияли на динамику политических процессов и начали раскрывать скрытый мобилизационный потенциал белорусского общества.
В-третьих, эта кампания утратила традиционное дихотомическое разделение предыдущих лет: власть против оппозиции.
В-четвертых, в результате названных выше факторов появились несколько новых кандидатов, которые не хотят быть связанными ни с властью, ни с оппозицией. Они предлагают себя в качестве альтернативы существующей социально-политической системе и, что особенно важно, пользуются поддержкой общества.

Конец медового месяца между Ираном и Россией в Сирии
Ареф Биджан пишет о нарастающих противоречиях между Ираном и Россией в Сирии. По мнению автора, интересы Тегерана и Москвы в сирийской кампании в последнее время существенно разошлись. В частности, России не нравится осуществляемая Ираном «шиитизация» Сирии, в то время как Москва делает ставку на поддержание светского правительства. Правительство Б. Асада, со своей стороны, также склонно в большей степени сотрудничать с Москвой, нежели с Тегераном.
Различаются подходы двух стран в отношении Израиля: Россия поддерживает дипломатические отношения с еврейским государством, поэтому российские системы ПВО не прикрывали иранские позиции, когда их бомбила израильская авиация. В целом присутствие Ирана в Сирии вызывает растущее беспокойство со стороны стран Запада и Персидского залива.
В связи с этим автор не исключает, что Россия, Израиль и США договариваются о создании секретного альянса, который и определит дальнейшую судьбу Сирии
«Восточное партнерство» рискует оказаться в забвении
Джулия Лангбайн анализирует итоги виртуального саммита «Восточного партнерства», который состоялся 18 июня 2020 года.



По ее мнению, основным итогом мероприятия стала договоренность о «физическом» саммите, который должен пройти в марте 2021 года. Будет принята декларация о пяти основных задачах «Восточного партнерства» на период после 2020 года. Эти задачи включают: 1) создание устойчивой и интегрированной экономики стран–партнеров; 2) обеспечение верховенства закона и безопасности; 3) обеспечение экологической и климатической устойчивости; 4) цифровую трансформацию; 5) формирование справедливых и инклюзивных обществ путем укрепления гражданского общества, независимых СМИ, гражданских прав и т.п.
Однако Дж. Лангбайн отмечает, что на пути реализации этих задач стоят серьезные трудности. Со стороны стран–партнеров – это наличие элит, сопротивляющихся необходимым реформам. Со стороны ЕС – это неготовность углублять сотрудничество со странами «Восточного партнерства».
Автор признает, что лишь немногие государства ЕС рассматривают «Восточное партнерство» в качестве политического приоритета
Дж. Лагбайн призывает Германию в период своего председательства в ЕС приложить максимум усилий, поскольку в 2021 году председательство перейдет к Португалии, которая вряд ли будет уделять «Восточному партнерству» достаточно внимания. Также Дж. Лангбайн выступает за дифференцированный подход к странам ВП и предлагает сосредоточить усилия на взаимодействии с Грузией, Украиной и Молдовой, которые готовы идти на более глубокое взаимодействие с ЕС.

Армяно-азербайджанские отношения и Карабахский конфликт
Лоуренс Броерс считает, что надежды на то, что Армения и Азербайджан найдут способ оживить затянувшиеся переговоры, не оправдались, несмотря на неуклонное снижение числа нарушений режима прекращения огня в Нагорном Карабахе.



Автор отмечает, что в условиях нарастающей международной нестабильности, а также последствий пандемии COVID-19 население Армении и Азербайджана предпочитает консолидироваться вокруг привычных символов, и это затрудняет поиск компромиссных решений.
В частности, этому способствует неблагоприятная социально-экономическая обстановка, сложившаяся в Армении и Азербайджане в связи с пандемией коронавируса. Меры, предпринятые руководством Армении, характеризуются как неэффективные и запоздалые. Азербайджанские меры против COVID-19 оказались в целом более эффективными, однако страну ожидают социально-экономические трудности из-за падения мировых цен на нефть.
В этих условиях власти обоих государств предпочитают консолидировать население вокруг привычных мифов и стереотипов в рамках Нагорно-Карабахского конфликта
Так, в Нагорном Карабахе с участием Н. Пашиняна прошла инаугурация нового президента непризнанного государства Ары Арутюняна, которая состоялась в городе Шуша, до войны 1992-1994 гг. населенного преимущественно азербайджанцами. Это вызвало резко негативную реакцию в Баку.
Возмущение азербайджанской стороны также вызывает строительство новой дороги между Арменией и Нагорным Карабахом, что воспринимается как часть оккупационной политики. Со своей стороны, азербайджанский лидер И. Алиев озвучил мнение, что Армения основана на территории древнего Азербайджана, тем самым заявив претензии не только на Нагорный Карабах, но и на значительную часть армянской территории, включая столицу Ереван. Все это происходит на фоне очередного тупика в переговорном процессе, который на некоторое время оживился после встречи И. Алиева и Н. Пашиняна в прошлом году.
В то же время снижение насилия на линии соприкосновения внушает Л. Броерсу осторожный оптимизм и надежду, что стороны все-таки смогут отойти от привычных стереотипов и символов.