Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (11.12.2020 – 25.12.2020)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (11.12.2020 – 25.12.2020)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

Эксперты продолжают анализировать последствия войны в Нагорном Карабахе, а также политический кризис в Беларуси. Также обсуждается роль России, как в этих конкретных конфликтах, так и на постсоветском пространстве в целом.

Ситуация в Нагорном Карабахе

Джан Касапоглу пишет о новом стратегическом раскладе, сложившемся на Южном Кавказе по итогам войны в Нагорном Карабахе. Он отмечает, что, несмотря на то, что участие Турции в миротворческой операции сведено к минимуму и ограничено помощью в разминировании деоккупированных районов Азербайджана, новая ситуация создает возможности для качественного укрепления военно-политических связей Баку и Анкары в рамках концепции «два государства – один народ». С точки зрения России, активное присутствие Турции на Южном Кавказе, который в Москве считают своим «задним двором», является весьма тревожным.

Задача российского миротворческого контингента, по мнению Д. Каспапоглу, заключается не столько в миротворчестве, сколько в том, чтобы заложить основы российского военного протектората на территории Азербайджана.

Однако по факту действия России лишь закрепляют новый статус-кво, в рамках которого неподконтрольная Азербайджану территория Нагорного Карабаха сильно сокращается, а углубляющееся военно-политическое сотрудничество Анкары и Баку становится свершившимся фактом.

Вали Каледжи анализирует последствия армяно-азербайджанского конфликта для Ирана. Он отмечает как позитивные, так и негативные изменения с точки зрения Тегерана. До осенней войны в Нагорном Карабахе 138 км из 750 км ирано-азербайджанской границы находились под контролем непризнанного правительства Арцаха. Фактически это была серая зона, из-за чего, в частности, Иран не мог эксплуатировать плотину Хода-Афарин на пограничной реке Аракс. Теперь граница вернулась под контроль международно признанного государства, что открывает новые возможности для хозяйственной деятельности в приграничных районах. Вместе с тем, возникли новые угрозы для безопасности Ирана, связанные с возможностями шпионажа и диверсий со стороны Израиля, который оказывал активную военно-техническую поддержку Азербайджану. Кроме того, в Иране существуют опасения из-за транспортного коридора между Нахичеванью и основной территорией Азербайджана. В Тегеране опасаются, что этот коридор, проходящий через армянский регион Сюник, может перерезать сообщение между Арменией и Ираном.

Владимир Сокор полагает, что основными итогами осенней войны в Карабахе стали национальный триумф Азербайджана, геополитические выгоды для России, очередной провал западной дипломатии, а также укрепление Турции в качестве региональной державы на Южном Кавказе. По мнению В. Сокора, несмотря на то, что основные энергетические потоки Азербайджана ориентированы на Запад, недоброжелательное отношение западных стран к политическому режиму в Баку, в конечном счете, подтолкнули его искать покровительства и защиты у Турции. Минская группа ОБСЕ с участием западных игроков фактически прекратила свое существование в качестве механизма урегулирования нагорнокарабахского конфликта.

Россия монополизировала нишу посредника между Баку и Ереваном, а также взяла под контроль оставшуюся часть Нагорного Карабаха, заменив собой Армению в качестве гаранта безопасности этого непризнанного образования.

Кроме того, контроль российских миротворцев над транспортным коридором между Нахичеванью и Азербайджаном создает для Москвы дополнительные возможности для манипулирования ситуацией в регионе в своих интересах. В. Сокор полагает, что Россия не заинтересована в окончательном урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе. Напротив, Кремлю выгодно его максимальное затягивание с целью оправдания своего военного присутствия в регионе.

Пол Гобл пишет о роли турецких беспилотников «Байрактар» в нагорнокарабахском конфликте. Он отмечает, что беспилотники использовались не только для разведки или нанесения ударов по объектам противника, но и в целях пропаганды, транслируя в прямом эфире победы Азербайджана и разгром армян. Успех турецких беспилотников создал важный прецедент. Турция впервые начала продажу этих вооружений третьим странам, а это значит, Анкара может превратиться в важного участника многих региональных конфликтов.

Кроме того, П. Гобл указывает на интерес Киева к закупкам турецких дронов, и это означает, что Киев извлек уроки из конфликта в Нагорном Карабахе и может попытаться использовать новое оружие на Донбассе и в Крыму.

Также эксперт отмечает, что активное применение беспилотных летательных аппаратов в вооруженных конфликтах может спровоцировать новую гонку вооружений, поскольку традиционные системы ПВО против них малоэффективны, и страны, против которых могут быть использованы беспилотники, сосредоточатся на создании вооружений, способных уничтожать беспилотные аппараты или существенно снижать их эффективность.

Инвестировать ли в транспортные проекты на Южном Кавказе?

Бейрак Гаджиев анализирует перспективы создания железнодорожного коридора Карс-Гюмри-Нахичевань-Мегри-Баку, который может стать дублером трассы Баку-Тбилиси-Карс и существенно разгрузить ее. Автор отмечает, что такой проект укладывается в стратегию развития т.н. Срединного транспортного коридора между ЕС и Китаем через Центральную Азию и Закавказье. Вместе с тем, ЕС пока воздерживается от публичной поддержки этого проекта по геополитическим соображениям. Новый коридор будет способствовать ослаблению геополитических позиций Ирана, который сейчас служит основным транзитным коридором между Турцией и Центральной Азией. Это не отвечает интересам ЕС, который стремится к нормализации отношений с Тегераном.

Кроме того, участок коридора в районе Мегри будет контролироваться Пограничной службой ФСБ России. Фактически это будет означать, что геополитическое влияние на Азербайджан и Турцию переходит от Ирана к России.

На основании этого Б. Гаджиев делает вывод, что на Южном Кавказе ЕС по-прежнему будет отдавать приоритет коридору Баку-Тбилиси-Карс.

Политический кризис в Беларуси

Джордж Баррос делает прогноз по развитию политической ситуации в Беларуси в 2021 году. По его мнению, В. Путин смог воспользоваться кризисом в Беларуси, чтобы нарастить давление на президента А. Лукашенко с целью его принуждения к углублению военно-политической и экономической интеграции.

Однако Дж. Баррос полагает, что в наступающем году А. Лукашенко постарается саботировать углубление интеграции, как он это делал раньше, и Беларусь останется формально суверенной.

Автор считает, что В. Путин может пойти на военно-политическое вмешательство в Беларуси под предлогом защиты интересов Союзного государства только в крайнем случае. Что касается протестов, то, по мнению Дж. Барроса, они больше не представляют для А. Лукашенко серьезной угрозы, хотя политический кризис в вялотекущем режиме будет продолжаться. В заключение автор делает вывод, что к концу 2021 г. А. Лукашенко, скорее всего, сохранит власть, но будет находиться в слабом и уязвимом положении.

Артем Шрайбман пишет о мерах, которые может предпринять ЕС в белорусском кризисе. По его мнению, влияние ЕС на ситуацию в Беларуси не является значительным, а основными силами, которые могут побудить Лукашенко передать власть, являются белорусский народ, его собственная элита и Россия. В связи с этим, по мнению А. Шрайбмана, ЕС должен продолжать оказывать моральную и финансовую поддержку протестному гражданскому обществу, а также работать с белорусской бюрократией, значительная часть которой настроена критично к действующей власти, но не готова выступить против нее в открытую. А. Шрайбман также призывает ЕС к взаимодействию с Москвой. По его мнению, Европа должна предостеречь Кремль от попыток использовать уязвимость А. Лукашенко в собственных целях. Вместе с тем, Москву следует привлечь к процессу транзита власти в Беларуси, гарантируя, что это не приведет к выходу Минска из возглавляемых Россией интеграционных объединений.

По мнению А. Шрайбмана, весьма высока вероятность того, что демократические изменения в Беларуси сможет осуществить именно пророссийский политик, учитывая господствующие настроения в обществе, а основная проблема А. Лукашенко не в ориентации на Москву, а в его недемократичности и «жестокости».

Ослабление влияния Москвы создает вакуум безопасности на постсоветском пространстве

Стефан Майстер пишет о сокращающемся влиянии России на постсоветском пространстве, что создает риски безопасности в регионе. По мнению С. Майстера, Россия пытается компенсировать свои сокращающиеся возможности и отсутствие мягкой силы все более агрессивной политикой, что еще больше отталкивает режимы и общества постсоветских стран от Москвы и побуждает их обращаться к третьим странам в качестве противовеса влиянию России. Именно этим обусловлен рост влияния Китая и Турции на постсоветском пространстве. Однако эти страны так же, как и Россия, не заинтересованы в развитии демократических институтов и гражданского общества на постсоветском пространстве. Все это противоречит целям ЕС по обеспечению стабилизации, демократизации и верховенству закона в бывшем СССР и должно, по мнению С. Майстера, стимулировать более активное участие евро-атлантических структур в политических процессах на постсоветском пространстве.

Слухи об отступлении России на постсоветском пространстве преждевременны

Джеффри Манкофф, напротив, полагает, что представления об ослаблении России или ее отказе от «зоны привилегированных интересов» на постсоветском пространстве сильно преувеличены. По мнению автора, после провала своей интервенции на востоке Украины Россия стала более реалистично оценивать затраты и риски от такой политики и просто изменила свой подход. В ее новом подходе преобладает «логика целесообразности», в которой инструменты и риски пропорциональны степени вовлеченных интересов.

Дж. Манкофф считает, что события в Беларуси или Нагорном Карабахе показали, что Россия остается незаменимой силой на большей части, если не во всем бывшем СССР.

Несмотря на растущую роль Китая и Турции на постсоветском пространстве, способность России приспосабливаться к новым условиям и преуспевать также не стоит недооценивать.