Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (11.08. – 24.08.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (11.08. – 24.08.2018)

В рассматриваемый период появилось много материалов, посвященных различным аспектам взаимоотношений России и Европы. Особое внимание уделялось отношениям России и Германии (в свете встречи В. Путина и А. Меркель), а также судьбе «Северного потока – 2». Среди других тем – проблемы российской идентичности и ее влияние на внешнюю политику, информационная политика Беларуси, конфликт на Донбассе, оценки «августовской войны» 2008 года.

Антагонизмы в европейском окружении
Проблемам европейской политики соседства посвящен доклад Bertelsmann Stiftung «Антагонизмы в европейском окружении: ЕС, Россия, Турция, Иран и Саудовская Аравия в борьбе за влияние в зоне общего соседства». Авторы доклада отмечают, что политика соседства ЕС, направленная на выстраивание «кольца стабильных государств по периметру его границ от Беларуси до Марокко» встречает противодействие со стороны четырех крупных региональных держав, определяемых в докладе как «соседи европейских соседей». Немецкие эксперты констатируют, что все четыре страны не удовлетворены своим геополитическим положением и стремятся к расширению влияния в Евразии, что оборачивается конфликтностью и конкуренцией как между этими четырьмя государствами, так и в их отношениях с ЕС.
Зона общего соседства («от Беларуси до Марокко») превращается в арену противостояния между ЕС и «соседями соседей».
Авторы доклада выделяют ряд общих черт, объединяющих Турцию, Россию, Иран и Саудовскую Аравию, которые осложняют их отношения с ЕС. Это авторитарный характер их политических режимов, а также стремление мыслить и действовать в логике политики силы и сфер влияния. Именно поэтому, по мнению немецких экспертов, все четыре страны рассматривают европейскую политику по продвижению демократии, прав человека и верховенства закона в рамках Восточного и Южного партнерств как недружественную и угрожающую их собственным интересам.

Восточноевропейский взгляд на политику великих держав
Статья Мариана Зулеана с таким заголовком также посвящена проблемам восточной политики ЕС в контексте отношений с Россией. Автор обращается к итогам недавнего саммита В. Путина и Д. Трампа в Хельсинки и полагает, что эта встреча может существенно повлиять на ситуацию в Восточной Европе. М. Зулеан характеризует Восточную Европу как ключевой для Запада регион, вспоминая слова Х. Макиндера «кто контролирует Восточную Европу, контролирует хартленд». При этом данный регион изобилует застарелыми межнациональными конфликтами, что делает его уязвимым для вмешательства со стороны России, которая может использовать восточноевропейские противоречия в своих целях. Автор констатирует рост национализма и ксенофобии, а также нарастающую в Восточной Европе оппозицию по отношению к «старой Европе» (в частности, в вопросах миграционной политики). По его мнению, неосторожные высказывания Д. Трампа в ходе встречи с В. Путиным, а также поддержка западноевропейскими странами проекта «Северный поток – 2», который многие восточноевропейские правительства воспринимают как угрозу своей безопасности, способны еще более осложнить ситуацию. Резюмируя, автор призывает западных политиков быть более чуткими к проблемам Восточной Европы и научиться лучше понимать местный политический менталитет.


Германия заинтересована в скорейшем урегулировании сирийского кризиса, чтобы находящиеся на ее территории сирийские беженцы
скорее вернулись на родину. Источник: ТАСС

Россия-Германия: новое сближение?
Российско-германским отношениям по итогам визита В. Путина посвящена статья Стефана Майстера «Диалог Меркель и Путина: возвращение прагматизма». Основная мысль автора заключается в том, что Россия и Германия вновь выходят на конструктивное обсуждение широкого спектра вопросов после длительного похолодания двусторонних отношений, вызванного украинским кризисом. Среди основных тем двусторонней повестки, помимо украинского кризиса, С. Майстер называет проект «Северный поток – 2», антироссийские санкции США, ядерную сделку с Ираном и урегулирование сирийского конфликта.
Автор обращает внимание, что реализация «Северного потока – 2» не будет означать остановку транзита через территорию Украины.
В вопросе санкционной политики США, по мнению С. Майстера, России важно заручиться поддержкой со стороны Германии и других стран ЕС на фоне нарастающего давления на российскую экономику и внутреннего недовольства непопулярной пенсионной реформой. В целом С. Майстер констатирует, что политика Д. Трампа – серьезный фактор, способствующий сближению Москвы и Берлина, будь то введение очередного пакета санкций или противодействие строительству «Северного потока – 2». В сирийском конфликте между странами также заметны признаки компромисса.
А. Меркель готова признать поддерживаемого Россией Б. Асада в качестве составного элемента послевоенного устройства Сирии.
Германия заинтересована в скорейшем урегулировании сирийского кризиса, чтобы находящиеся на ее территории сирийские беженцы скорее вернулись на родину. России же необходимы немецкие инвестиции для послевоенного восстановления Сирии. С. Майстер полагает, что встреча В. Путина и А. Меркель стала хорошей возможностью нормализовать российско-германские отношения на рабочем уровне. Вместе с тем он отмечает, что сотрудничество с Москвой не должно вести к уступкам, которые будут противоречить интересам других союзников Германии.

«Северный поток – 2»: дискуссия продолжается
Еще один германоязычный материал представляет обзор дискуссий, ведущихся по поводу проекта «Северный поток – 2». Приводятся ставшие уже традиционными аргументы как за, так и против трубопровода, неоднократно обсуждавшиеся западным экспертным сообществом. Сторонники газопровода делают акцент на дешевизне и доступности российских энергоресурсов, а также значимости российского газа в переходный для немецкой энергетики период после отказа от использования атомных станций. Кроме того, апологеты проекта полагают, что «газовая дипломатия» может способствовать позитивным политическим изменениям в России и снятию геополитической напряженности, возникшей в связи с «аннексией Крыма». Противники, наоборот, считают строительство газопровода затратным и неэффективным, а энергетику, основанную на трубопроводном газе – устаревшей. Традиционно делается акцент на угрозе односторонней энергетической зависимости от России, что превратит газовый вентиль в политический инструмент в руках В. Путина.

Российская внутренняя инаковость
Материал Вячеслава Морозова с таким заголовком посвящен проблемам российской идентичности и ее влиянию на политическое поведение России. Автор определяет нынешний курс российского правительства как технологическую и социальную модернизацию, которая сочетается с тенденциями к изоляционизму и конфронтации с Западом. В. Морозов характеризует официальную риторику как консервативную, делающую акцент на традиционных ценностях и уникальности русской цивилизации.
Эксперт замечает, что «достижение нового уровня экономического развития вряд ли возможно в условиях полной изоляции».
Изоляционизм России автор связывает с традиционным расколом русской политической культуры на «западников» и «традиционалистов», противостояние которых и определяет зигзаги внешней политики России. При этом, по словам В. Морозова, и те, и другие склонны к авторитарным практикам, поскольку «западники» не верят в способность «варварского большинства» к самоуправлению, а «традиционалисты» в любом низовом движении видят происки внешних сил. Сам В. Морозов полагает, что этот раскол на «модернизированное прозападное меньшинство» и «консервативное немодернизированное большинство» носит во многом искусственный характер и давно не отражает объективную социальную реальность России. В ХХ в. Российское общество прошло через модернизацию и вестернизацию и сейчас в основе своей европейское и современное, хотя и не всегда отвечает сформированному русской культурой идеализированному образу Европы. Однако укоренившийся дискурс внутреннего раскола продолжает ставить Россию перед жестким выбором между европеизацией и изоляционизмом.


Беларусь
В рассматриваемый период The Washington Post опубликовал статью Татьяны Кулакевич, посвященную информационной политике Беларуси. Поводом для статьи послужили недавние задержания журналистов ряда независимых интернет-ресурсов (tut.by, БелаПАН), обвиненных в несанкционированном доступе к материалам государственного информационного агентства БелТА. Также Т. Кулакевич обращает внимание на ужесточение законодательства, регулирующего распространение информации в Интернете (приравнивание интернет-ресурсов к статусу СМИ с необходимостью регистрации в Министерстве информации, ограничение присутствия компаний с иностранным капиталом на белорусском медиа-рынке, запрет анонимного комментирования). По мнению Т. Кулакевич, эти меры осуществляются в рамках подготовки к президентским и парламентским выборам 2020 года и направлены на то, чтобы, гася протестную активность в Интернете, избежать необходимости в жестких действиях оффлайн (разгон демонстраций, аресты оппозиционных активистов и т.п.).
По мнению Т. Кулакевич, белорусское правительство устанавливает новые, более «мягкие» формы контроля за обществом с использованием современных информационных технологий.
По ее словам, «Интернет вселяет надежду на более свободный мир, давая людям, живущим под авторитарным правлением, возможность высказываться, взаимодействовать со своими согражданами и призывать правительства к ответственности. Однако белорусский пример показывает, что авторитарные правители намерены поставить эти ожидания под вопрос – и находят необходимые для этого средства».

Украина
Статья Сергея Кудели «Институциональные пути разрешения конфликта на Донбассе» посвящена механизмам урегулирования правового статуса сепаратистских территорий в рамках украинского государства. Автор отмечает, что для урегулирования конфликта недостаточно доброй воли со стороны России, которая должна вывести с территории Донбасса свои войска и передать контроль над границей киевским властям. Необходимы серьезные институциональные инициативы со стороны Украины, которые обеспечат реинтеграцию региона. Среди таких мер предлагается система разделения власти между центральными и местными органами, интеграция бывших повстанцев в систему политического участия, а также широкая амнистия участникам боевых действий. С. Куделя утверждает, что без политических гарантий сепаратистским лидерам урегулирование конфликта невозможно и предлагает отказаться от политики ультиматумов и угроз.


Кавказский тупик
Статья Томаса де Ваала с таким названием посвящена десятилетию «войны 08.08.08».
Как и большинство западных экспертов, Т. де Ваал критикует действия России и негативно оценивает последствия признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии.
По его мнению, одностороннее признание Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии окончательно похоронило переговорный механизм по урегулированию конфликта с Грузией, однако от этого не выиграли ни Москва, ни признанные ей республики. По мнению Т. де Ваала, Россия рассчитывала повторить успех «косовского прецедента», однако, в отличие от Косова, Абхазию и Южную Осетию не признали даже ближайшие союзники Москвы, такие как А. Лукашенко. В результате Россия получила на Кавказе проблемных и неблагодарных клиентов, окончательно испортив отношения с Грузией, которая продолжает свою интеграцию в евроатлантические структуры и «обсуждает свое будущее со всеми, кроме России». Для Абхазии ценой признания со стороны Москвы стала полная международная изоляция и односторонняя зависимость от России, которая тяготит абхазские элиты. Что касается Южной Осетии, то, по мнению Т. де Ваала, она не имеет будущего как самостоятельное образование вне грузинской экономики и находится в крайне тяжелом положении после окончательного закрытия границы с Грузией в результате «августовского конфликта».