Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (09.03. – 23.03.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (09.03. – 23.03.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

Главной темой марта стали, безусловно, выборы президента России. Этому, а также перспективам внутрироссийской и международной политики посвящено большое количество материалов. Второй большой блок текстов посвящен Украине: в фокусе внимания российско-украинские отношения и перспективы миротворческой миссии.

Трамп и Путин ломают правила
Статья Джуди Демпси посвящена анализу основных, по мнению автора, внешнеполитических угроз для Европейского союза, которые требуют внутренней мобилизации и укрепления единства ЕС. В числе таких угроз Дж. Демпси называет действия России и США на международной арене. Основной вызов со стороны России состоит в разрушении системы международной безопасности, сложившейся в Европе после холодной войны. «Аннексия» Крыма и «вторжение» на Донбасс нарушили принцип неприкосновенности национальных границ, создав ситуацию политической неопределенности и породив напряженность на восточном фланге НАТО.
По мнению Дж. Демпси, у ЕС сейчас нет стратегии в отношении российского вызова, а тактика санкций оказалась неэффективной.
Автор предлагает ЕС сосредоточиться на выработке такой стратегии. Среди предлагаемых мер – отказ от проекта «Северный поток-2» с целью снижения зависимости Европы от российских энергоносителей.
Со стороны администрации Трампа Дж. Демпси видит основную угрозу в проводимой им протекционистской политике, разрушающей правила международной свободной торговли. Автор полагает, что в конечном счете это невыгодно как ЕС, так и США, учитывая высокую степень их взаимозависимости, и может сыграть в пользу дальнейшего укрепления позиций Китая.

Россия: день выборов
Главным событием марта стали состоявшиеся выборы президента России. На эту тему появилось большое количество материалов, посвященных не столько самим выборам, сколько анализу перспектив четвертого срока В. Путина как во внутренней политике России, так и на международной арене.
Большой доклад «Путин и Россия 2018-2024: что дальше?» подготовил Chathamhouse. Автор, Эндрю Вуд, полагает, что этот шестилетний срок должен стать последним в карьере В. Путина. Структура власти в России характеризуется как «изменчивая и непрозрачная, сосредоточенная в Кремле. Вне этих рамок отсутствуют какие-либо авторитетные структуры, которые позволили бы России превратиться в функциональное и прозрачное государство».
Основная цель режима, по мнению Э. Вуда, – удержать собственную власть.
Исходя из этого, эксперт выделяет три основных принципа российской политики в 2018-24 гг., которые были определены В. Путиным еще в 2012 г.: отказ от каких-либо значимых структурных экономических реформ из-за связанных с ними политических рисков; контроль за населением; преследование амбиций «великой державы». В экономике Э. Вуд не ожидает существенных улучшений, характеризуя ситуацию в этой сфере как «неостагнацию», а вопросы безопасности будут, по его мнению, в приоритете перед экономическими потребностями населения.



Путинская вертикаль власти автором характеризуется как непрозрачная и коррумпированная структура, постоянно меняющая правила игры, в центре которой находятся ФСБ и другие силовые структуры. Э. Вуд отмечает, что «патология этой системы неизбежно ведет к росту коррупции и репрессий».
По мере приближения 2024 г. на первый план будет выходить вопрос о преемнике В. Путина. Э. Вуд пишет, что «уже есть ощущение, что Россия входит в постпутинскую эру».
Однако, по его мнению, основная проблема в том, что в окружении В. Путина нет группы, которая могла бы осуществить процесс передачи власти и выдвинуть кандидата (или кандидатов) в преемники.
В складывающихся обстоятельствах, по мнению Э. Вуда, «Западу следует уделять пристальное внимание соблюдению Кремлем прав человека в ближайшие годы и тому, как его действия согласуются с существующими международными обязательствами России. Осуществление законности – основное обязательство всех государств, служащее важным индикатором будущего развития страны. Путинский Кремль – это не вся Россия, и российский народ будет в значительной степени судить о странах Запада по их помощи в выборе для России правильного пути в будущем».
В статье «Последнее «ура» Путина» Линкольн Пигман также полагает, что российский президент вступает в свой последний срок, и основной задачей для него становится «укрепление собственного политического наследия». Однако, автор полагает, что «суровые внешние и внутренние вызовы могут существенно умалить его место в истории России – война в Сирии, отношения с Украиной и США, наконец, сам вопрос о преемстве власти».
По мнению Л. Пигмана, Россия загнала себя в тупик в Сирии, а нормализация отношений с США и Украиной при Путине невозможна.
Но и для предполагаемого путинского преемника внешнеполитическая «перезагрузка» потребует серьезных усилий по налаживанию доверия с американскими элитами (особенно с Демократической партией, связывающей свое поражение на президентских выборах с российским вмешательством). Кроме того, по мнению Л. Пигмана, внешнеполитическая «перезагрузка» потребует от России отказа от поддержки «сепаратистов» на Донбассе и возвращения Крыма Украине.
Как и Э. Вуд, Л. Пигман считает, что одной из основных проблем последнего срока Путина станет поиск преемника, кандидатура которого, как и сам механизм передачи власти, остаются неочевидными.
Резюмируя итоги правления В. Путина, Л. Пигман пишет следующее: «Управляя Россией около 20 лет, дольше, чем советский лидер Л. Брежнев, Путин имел более чем достаточно возможностей для диверсификации экономики и сокращения коррупции. Вместо этого он предпочел оставить Россию зависимой от экспорта энергоносителей и мировых цен на нефть, одновременно способствуя росту коррупции и сокращению политических свобод».
В статье «4 новых качества внешней политики России» Даниэл Трайсман анализирует особенности внешней политики Путина после 2014 г. По мнению автора, «аннексия» Крыма стала переломным моментом во внешней политике России при Путине, долгое время бывшей достаточно осторожной. Анализируя основные внешнеполитические акции России с 2014 г. («аннексия» Крыма и война на Донбассе, сирийская кампания, предполагаемое вмешательство в выборы на Западе, хакерские атаки и запуск «троллей» в западные социальные сети), Д. Трайсман выделяет четыре характерные особенности: высокие риски, игнорирование стратегий выхода, аутсорсинг и «размахивание дубиной».


Все действия России на внешнеполитической арене, по мнению автора, отличаются высокой степенью рискованности при отсутствии видения стратегического выхода из порождаемых кризисов (по наполеоновскому принципу «ввяжемся в бой, а там посмотрим»). Отличительной особенностью становится также аутсорсинг, т.е. задействование формально не связанных с государством структур и игроков: частных военных кампаний, гражданских организаций, волонтеров, интернет-троллей и т.п. Все это сопровождается демонстративным «размахиванием дубиной» (т.е. демонстрацией военной мощи) и агрессивной риторикой.
По мнению Д. Трайсмана, на первый взгляд, подобный подход не может работать хорошо, однако в реальности он оказался намного более эффективным, чем ожидалось.
«С 2015 г. Путин не имел каких-то серьезных неприятностей, зато развил серьезный успех». Вместе с тем очевидны и недостатки такого подхода: «он практически ничего не дает для решения главной задачи – улучшения экономических показателей России, а также слишком зависит от везения и ловкости. Даже если такая политика и позволила вывести Запад из равновесия и обеспечить экспансию России на Ближнем Востоке, далеко не факт, что это надолго».
Еще один материал, посвященный результатам президентских выборов, называется «Что означает переизбрание Путина для России и мира». Автор, Николас Гвоздев, анализирует не только долгосрочные перспективы, но и непосредственные итоги избирательной кампании. Он не сомневается в победе Путина, хотя и допускает возможные фальсификации и подтасовки.
Главным результатом выборов Н. Гвоздев считает то, что основу российской оппозиции по-прежнему составляют коммунисты и националисты.
«Красно-коричневые» кандидаты в совокупности набрали порядка 20%, в то время как либерально-демократические силы сокрушительно провалились». Это, по мнению автора, свидетельствует об антилиберальном, антикапиталистическом и антизападном настрое общества, хотя свою лепту в провал либеральных сил могла внести кампания бойкота выборов, инициированная А. Навальным. Как и большинство других авторов, Н. Гвоздев также полагает, что этот срок должен стать для Путина последним. В связи с этим он ожидает серьезных перестановок во власти и «почетной пенсии» для многих политических долгожителей, чтобы дать дорогу новым лицам. Кроме того, Н. Гвоздев не исключает досрочный уход В. Путина, как это в свое время сделал Б. Ельцин. Говоря о внешней политике В. Путина, Н. Гвоздев допускает, что она станет более «гибкой», индикаторами чего могут стать уступки в территориальном споре с Японией («территории в обмен на инвестиции»), в конфликте на Донбассе, а также мирный процесс в Сирии.
Вместе с тем российско-американские отношения, по мнению автора, будут ухудшаться, особенно в свете возможного ухода Д. Трампа в 2020 г.
Поэтому Россия, скорее всего, продолжит политику разделения и изоляции Соединенных Штатов и их европейских, азиатских и ближневосточных союзников.

Украина
По-прежнему в фокусе повышенного внимания западных экспертов остается ситуация на Украине и конфликт на Донбассе.
В докладе «Российско-украинские отношения: прощание, которого не было» Аркадий Мошес и Григорий Нижников анализируют динамику отношений России и Украины после 2014 г., отмечая угрозу для «европейского выбора» Украины из-за возможного тайного сговора российских и украинских элит. Авторы констатируют, что после «революции достоинства» российское влияние на Украину существенно снизилось, а политические, экономические и межчеловеческие связи – ослабли.
Тем не менее сохраняющиеся связи и закулисные сделки между элитами двух стран создают, по мнению экспертов, серьезную угрозу для Украины «на ее пути к полной независимости от Москвы».
По словам авторов, «Россия традиционно коррумпировала украинские элиты с помощью энергетических схем, и эта модель вновь работает. Серые энергетические и прочие не менее подозрительные сделки, среди прочего, могут предоставить ресурсы как для идеологически пророссийских, так и не менее деструктивных популистских сил».
А. Мошес и Г. Нижников полагают, что поворотной точкой в российско-украинских отношениях могут стать президентские и парламентские выборы 2019 г. По их мнению, если П. Порошенко удастся обеспечить свое переизбрание при помощи тайных договоренностей с людьми типа Рината Ахметова и «Оппозиционного блока», это может привести к остановке реформ. Со своей стороны, разочарование общества и недовольство элитами, может привести к резкому усилению пророссийских сил, как это случилось в соседней Молдове, что станет сильным ударом по европейским устремлениям Украины. В то же время усиливающееся давление со стороны Запада будет порождать у украинских элит соблазн укрепить связи с Россией. Украинские элиты уже пытаются представлять требования ЕС и МВФ как посягательство на суверенитет Украины. Авторы доклада полагают, что западным политикам следует учесть эти риски, однако это не должно послужить отказу от принципиального курса на продолжение украинских реформ.
Две статьи, посвященные перспективам миротворческой миссии на Донбассе, были опубликованы на сайте New Eastern Europe. Они представляют противоположные точки зрения на миротворческий процесс. Статья «Миротворчество в украинском Донбассе: возможности и риски» представляет сдержанно оптимистический взгляд. Авторы, Магдалена Гроно и Джонатан Брансон, констатируют сохраняющиеся глубокие разногласия по поводу формата, целей и задач миссии, а также отмечают растущее неприятие Минских соглашений на Украине, особенно в преддверии избирательных кампаний 2019 г. Тем не менее они полагают, что «нынешние переговоры открывают редкую возможность испытать варианты того, как урегулировать конфликт и реинтегрировать спорные территории в состав Украины. Стороны должны приложить для этого максимальные усилия». Статья Сергея Гармаша и Войцеха Конончука «Почему безуспешны переговоры Волкера и Суркова», напротив, выдержана в резко негативном тоне.
По мнению авторов, переговоры Волкер-Сурков и обсуждение миротворческой миссии изначально бесперспективны, поскольку в планы Москвы не входит мирное урегулирование.
С. Гармаш и В. Конончук полагают, что основная цель российской политики заключается в полном разрушении украинского государства (в качестве обоснования приводятся слова бывшего премьер-министра самопровозглашенной ДНР А. Бородая о том, что провозглашение народных республик имеет непосредственной целью ликвидацию Украины как враждебного России государства). Авторы статьи считают, что с этой целью Москва навязала Украине неприемлемые для Киева Минские соглашения, а задача переговоров Волкер – Сурков – тянуть время в ожидании краха украинского государства под грузом внутренних противоречий, коррупции и т.п.
Авторы считают, что цель такой политики «не только Украина. Подчинение Киева или укрепление режима Асада – лишь этапы достижения конечной цели России: установления нового мирового порядка и восстановления статуса мировой сверхдержавы. Москва – одна из немногих стран мира (и единственная в «ядерном клубе»), которая считает использование вооруженных сил нормальным внешнеполитическим инструментом. За последние десять лет она демонстрировала это трижды – в Грузии, Украине и Сирии. Военная сила может по крайней мере частично компенсировать уменьшающуюся роль России в мировой экономике. В то же время Москва прекрасно понимает, что даже после ограниченного использования Россией оружия Запад не готов отвечать симметрично. Таким образом, для достижения своих международных целей России нужны конфликты, в которых она официально признанная третьей стороной, но исход которых во многом зависит от нее. В последние годы Россия успешно создавала или помогала создавать такие конфликты, в то время как Запад безрезультатно пытался убедить россиян быть более конструктивными».



Центральная Азия готова двигаться вперед без России
Пол Гобл развивает тему «бегства» Центральной Азии от России, довольно популярную в последнее время в западной аналитике. По мнению автора, впервые в истории Центральная Азия готова осознать себя как самостоятельный субъект, а страны региона готовы выстраивать общую политику, независимую от внешних игроков, будь то Москва, Вашингтон или Пекин. П. Гобл полагает, что об этом свидетельствуют два глобальных сдвига, которые произошли в регионе. Первый такой сдвиг связан с политикой нового президента Узбекистана Шавката Мирзиёева, направленной на укрепление регионального сотрудничества. Второй – это разворот к Центральной Азии Казахстана, который долгое время в рамках российской политики «разделяй и властвуй» обособлялся от этого региона. Консолидации Центральной Азии благоприятствует и намного меньшая вовлеченность в местные дела Москвы (П. Гобл связывает это с внутренним кризисом) и Вашингтона (из-за неоизоляционистского курса «Америка прежде всего»). Тем не менее П. Гобл признает, что в обозримой перспективе Центральной Азии вряд ли удастся полностью избавиться от внешних влияний – «география, история и культура работают против этого».