Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (08.09. – 21.09.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (08.09. – 21.09.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета
В рассматриваемый период западные наблюдатели следили за российскими военными учениями «Восток-2018». Этому посвящен ряд материалов, в которых также проводятся параллели с прошедшими минувшей осенью учениями «Запад-2017». Среди других тем – газовое сотрудничество России и ЕС, «Восточное партнерство» и влияние на него неевропейских игроков, ситуация на Украине, инвестиции Китая в экономику непризнанных республик Закавказья, 100 дней правительства Никола Пашиняна.

Восток-2018
На Западе традиционно с повышенным вниманием следят за военной активностью России, поэтому наблюдатели не могли обойти стороной учения «Восток-2018». Им посвящены два материала Роджера Макдермотта и Матье Буле. Обе статьи весьма схожи по своему содержанию и основным выводам. Достаточно закономерно авторы проводят параллели с прошлогодними учениями «Запад-2017», ставшими едва ли не основной темой западной аналитики минувшей осенью.
По мнению Р. Макдермотта и М. Буле, если в ходе учений «Запад-2017» Россия пыталась преуменьшить число задействованных войск, чтобы создать видимость соблюдения Венских договоренностей, то в рамках «Востока-2018», напротив, был велик элемент показательности, направленный на преувеличение российской военной мощи – как для внутренних, так и для внешних наблюдателей. Вторым важным аспектом, на который обратили внимание аналитики, стало участие в «Востоке-2018» Китая. М. Буле в связи с этим обращает внимание на то, что традиционно повестка учений «Восток» в России носила латентно антикитайский характер, и присутствие на учениях формирований НОАК свидетельствует о серьезном идеологическом повороте в политике Кремля и переоценке Москвой роли Китая для безопасности России.
По мнению М. Буле, демонстративное сближение с Китаем – сигнал для США и западных стран.
Во времена конфронтации с Западом Россия не находится в военной изоляции и может рассчитывать на Китай как на союзника. Оба автора также полагают, что одной из целей привлечения Китая к совместным учениям было продвижение российской военной продукции на китайский рынок. Вместе с тем Р. Макдермотт и М. Буле считают, что значение китайского участия в «Востоке-2018» было намеренно преувеличено российской стороной, а возможности для военно-политического сотрудничества двух стран остаются ограниченными.


Во времена конфронтации с Западом Россия не находится в военной изоляции и может рассчитывать на Китай как на союзника.
Источник: ИноСМИ
Путин и конфронтация с Западом
Статья Бьорна Александра Дюбена посвящена традиционному для западной аналитики вопросу о причинах конфронтационного поведения России в отношении Запада.
Автор сомневается в правдивости всего перечня претензий и обвинений, которые на Западе выдвигают в адрес России.
Однако в целом эксперт согласен с точкой зрения, что российское руководство проводит в отношении западных стран конфронтационную политику и связывает это с особенностями политической и экономической ситуации внутри России. Б. Дюбен озвучивает достаточно распространенную точку зрения, что с помощью конфронтации с Западом и разжигания патриотических настроений внутри страны В. Путин пытается компенсировать провалы в социально-экономической сфере.
По убеждению Б. Дюбена, в постсоветский период Россия полностью утратила сложные и высокотехнологичные производства, способные конкурировать на мировом рынке, а экономический подъем в начале путинской эпохи объяснялся исключительно благоприятной конъюнктурой цен на сырьевые ресурсы. Переключая внимание общества на конфронтацию с «враждебным Западом», В. Путин поддерживает свой личный рейтинг и сохраняет устойчивость власти. Кроме того, напряженные отношения с Западом способствуют развитию ВПК – единственной, по мнению Б. Дюбена, отрасли, где Россия «по-прежнему остается мировой державой». В то же время автор убежден, что, провоцируя международную напряженность, Россия не заинтересована в том, чтобы эта напряженность превысила критические значения и переросла в полноценную конфронтацию.

«Восточное партнерство»: ЕС vs внешние игроки
В ЕС продолжают следить за ситуацией в странах «Восточного партнерства» и влиянием со стороны третьих стран и организаций на приводимую здесь Европой политику по «построению более открытого и конкурентного общества». Новый доклад на эту тему выделяет три группы внешних игроков, присутствующих в странах «Восточного партнерства». В первую группу входят США, НАТО и международные финансовые организации, ко второй отнесен Китай, к третьей – Россия. Отмечается, что игроки, отнесенные к первой группе, могут считаться союзниками ЕС в продвижении реформ и процессов трансформации в странах «Восточного партнерства».
Отмечается снижение роли НАТО и МВФ в продвижении реформ в Грузии и на Украине, а также некоторое снижение внимания к реформам на Украине со стороны США.
Говоря о Китае, авторы отмечают, что эта страна ведет себя достаточно пассивно в отношении внутренней динамики стран «Восточного партнерства», если это не угрожает экономическим интересам Пекина. Единственное исключение, по мнению экспертов, представляет собой Беларусь, где Китай может осуществлять поддержку внутренних реформ с целью закрепления своего экономического присутствия.
Россия определяется как традиционный главный оппонент европейской политики в странах «Восточного партнерства».
Отмечается, что Россия не заинтересована в развитии открытых конкурентных обществ в странах «Восточного партнерства» и пытается поддерживать коррумпированные олигархические режимы (интересно, что эта мысль будет повторяться еще в ряде материалов, рассмотренных ниже). В докладе также констатируются разночтения европейской политики в отношении стран «Восточного партнерства» из-за разных целей, преследуемых отдельными членами ЕС в регионе, а также влияния России. Отмечается отсутствие целостной европейской политики в сфере безопасности в отношении стран «Восточного партнерства».

Россия – ЕС: поставки газа растут, несмотря на политические кризисы
Обзор российско-европейских отношений в сфере поставок газа опубликован Финским институтом международных отношений. Автор материала Марко Сидди отмечает существенный рост поставок российского газа в ЕС в 2016-2018 гг. Он связывает это с экономическим подъемом в ЕС и растущим спросом на газ, а также ограниченностью газовых поставок не из России (в частности, СПГ). Важным фактором М. Сидди также считает урегулирование давних хозяйственных споров между Россией и ЕС: антимонопольного разбирательства в отношении «Газпрома» и российской жалобы в ВТО на третий энергетический пакет ЕС.
Среди основных совместных инфраструктурных проектов, которые должны заработать в ближайшем будущем, названы терминал сжиженного газа на Ямале, Турецкий поток и «Северный поток – 2».
Судьба «Северного потока – 2», по мнению М. Сидди, будет во многом зависеть от достижения компромисса по сохранению транзита через территорию Украины.
Другим серьезным осложнением, связанным с «Северным потоком – 2», могут стать санкции в отношении европейских компаний со стороны США. Комментируя это, М. Сидди полагает, что «если Вашингтон так озабочен зависимостью Европы от российского газа, он мог бы экспортировать свой СПГ на континент и конкурировать с «Газпромом». Наличие конкурирующих поставщиков и растущая интеграция энергетического рынка ЕС будут иметь решающее значение для сокращения возможностей по использованию энергетики в политических целях».


 Россию, по мнению Д. Демпси, заинтересована в сохранении на Украине коррумпированного олигархического режима. Источник: ИноСМИ
Украина
С новыми разоблачениями «российского вмешательства» в украинский конфликт выступил Андреас Умланд. В фокусе внимания статьи находятся «ленты Глазьева» – опубликованные украинскими СМИ записи, на которых советник В. Путина С. Глазьев в феврале-марте 2014 г. обсуждает с некими восточноукраинскими активистами подготовку протестных выступлений на Востоке Украины. По мнению А. Умланда, это доказывает, что протесты на Юго-Востоке Украины были режиссированы Кремлем и имели слабую низовую поддержку. В заключение автор высказывает уже неоднократно озвученную им мысль, что условия Минских соглашений должны быть пересмотрены, а Донбасс должен быть интегрирован в состав Украины на общих основаниях, без предоставления особого статуса, который автор рассматривает как уступку «империалистическим притязаниям» России и ограничение суверенитета Украины.
В статье Джуди Демпси «Незавершенная трансформация Украины» дается краткий обзор ситуации в стране в преддверии парламентских и президентских выборов. Автор настроена весьма критично, характеризуя сложившуюся после «Революции достоинства» систему как коррумпированную и олигархическую и констатируя разочарование украинского общества в действующих политиках.
Д. Демпси связывает это с сохранением во власти олигархов (включая действующего президента П. Порошенко).
Они не заинтересованы в реформах, продвигаемых ЕС и другими международными структурами. При этом косвенным виновником сложившейся ситуации Д. Демпси считает Россию, которая, по ее мнению, заинтересована в сохранении на Украине коррумпированного олигархического режима, саботирующего реформы и преобразования и делающего проблемным интеграцию страны в евроатлантические структуры. Изменение ситуации к лучшему Д. Демпси связывает с приходом во власть нового поколения политиков, а также более настойчивыми усилиями со стороны ЕС и других международных структур по «завершению трансформации Украины».

Закавказье
В статье «Будущее китайских инвестиций на Кавказе: случай Абхазии» Майкл Эрик Ламберт обращает внимание на растущий объем китайских инвестиций в экономику непризнанных республик. По словам автора, «Китай использовал ухудшение отношений России с Европейским союзом и странами «Восточного партнерства», чтобы укрепить свои позиции на Кавказе в рамках своей амбициозной инициативы «Один пояс, один путь». Задача Китая – не конкурировать с российским влиянием, а скорее, обеспечивать свои экономические интересы на постсоветском пространстве и увеличивать китайские инвестиции в Центральной Азии и на Кавказе.
По сравнению с ЕС подход Китая к замороженным конфликтам, таким как Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия и Карабах, достаточно спокойный. Отсутствие правил и неиспользованный потенциал в частично признанных или де-факто государствах воспринимается Пекином как возможность для развития винодельческой промышленности (Абхазия), использования полезных ископаемых (Карабах), производства спиртных напитков (Приднестровье) и даже туризма (Абхазия).


В. Горецкий считает, что несмотря на то, что Кремль признал новое правительство, в Москве Н. Пашиняну не доверяют.
Источник: Euronews
Все вышеупомянутые области, кроме Карабаха, находятся под влиянием России. Инвестиции Москвы в основном связаны с безопасностью и обороной, в отличие от бизнес-ориентированного подхода Пекина». Автор обращает внимание, что китайские инвестицию в экономику «де-факто государств» воспринимается достаточно спокойно и ЕС, и Россией, и Грузией, поскольку Пекин воспринимается на Кавказе как нейтральный игрок. При этом М. Ламберт считает возможность официального признания Абхазии и других «сепаратистских республик» маловероятным, поскольку это повредит дальнейшему разворачиванию проекта «Пояса и пути» на Южном Кавказе.
В статье «Революция в рассрочку. Куда идет Армения Пашиняна?» Войцеха Горецкого дается анализ ситуации, сложившейся после 100 дней нахождения у власти Н. Пашиняна.
Среди основных угроз новому правительству В. Горецкий называет сохраняющийся олигархический контроль над экономикой, а также доминирование в парламенте партий, связанных со старыми элитами.
Несмотря на то, что парламент в целом лоялен новому правительству, такая ситуация, по мнению В. Горецкого, блокирует возможность проведения структурных реформ, и многое будет зависеть от того, удастся ли Н. Пашиняну настоять на проведении досрочных парламентских выборов.
Другим фактором риска автор называет отношение России к происходящему в Армении. В. Горецкий считает, что несмотря на то, что Кремль признал новое правительство, в Москве Н. Пашиняну не доверяют и могут пойти на дестабилизацию обстановки (в частности, санкционировав ограниченное наступление азербайджанских сил на Карабах), если сочтут, что действия нового правительства угрожают российским интересам. В. Горецкий полагает, что Россия заинтересована в сохранении в Армении коррумпированной олигархической системы, и это может поставить под угрозу планы реформ Н. Пашиняна.