Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (07.04. – 20.04.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (07.04. – 20.04.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В рассматриваемый период темами западной аналитики по постсоветскому пространству стали отношения России и Германии, стратегическое противостояние в Прибалтике и «инфраструктурные войны» между Россией и странами-транзитерами. Появился большой блок материалов, посвященных китайским проектам на постсоветском пространстве и отношениям Китая с отдельными странами региона.

Берлин раздумывает о более жесткой позиции по отношению к Москве
Мэттью Карнитшниг вновь поднимает тему российско-германских отношений после формирования нового немецкого правительства. Как и многие западные авторы, он отмечает двойственную и излишне мягкую, по его мнению, позицию Германии в отношении Москвы, обращая внимание на сильные позиции «русофилов» в немецком политическом спектре. К «русофилам» он относит как представителей оппозиции (Альтернативу для Германии, Левых), так и входящую в правящую коалицию СДПГ, которая всегда стремилась уравновешивать более жесткую позицию А. Меркель и консерваторов.
По мнению М. Карнитшнига, именно министры иностранных дел от СДПГ всегда были проводниками мягкого внешнеполитического курса в отношении России.
Однако он полагает, что новый глава немецкого МИД Хайко Маас может изменить эту позицию, на что указывают его первые интервью в качестве министра иностранных дел. Это, как полагает автор, обеспечит более консолидированную и жесткую позицию Германии по российскому вопросу: «Более четкая позиция Германии имела бы эффект в рамках всего ЕС и НАТО, усиливая поддержку таких стран, как Великобритания и государства Балтии, которые призывают к более решительной политике. Это также привело бы к большей изоляции России, что, по мнению многих аналитиков, единственный способ заставить Москву изменить курс». Отмечает автор и более жесткую позицию А. Меркель по «Северному потоку-2», которая увязывается с интересами Украины как страны-транзитера.



По мнению М. Карнишнига, мягкая позиция Германии по России обусловливается не столько экономическими («товарооборот Германии с Россией весьма скромный и составляет лишь 2% от немецкого экспорта»), сколько психологическими и культурными факторами: память о войне, представления о России как о «великой культуре, требующей особого отношения» и т.п. Наиболее удивительным для автора является тот факт, что самая сильная поддержка России наблюдается в восточной Германии, которая, «как и другие страны Варшавского договора, пострадала от советского доминирования». Все это, как полагает М. Карнишниг, указывает на то, что немецкие «русофилы» не оставят свои позиции легко.

Стратегическая жесткость в отношении России – ключ к безопасности балтийских союзников
Ещё одна статья, призывающая к более жесткой линии в отношении Москвы, посвящена стратегическому противостоянию России и НАТО в Прибалтике. Автор материала Ульрих Кюн полагает, что администрация Д. Трампа в настоящее время уделяет недостаточно внимания «российской угрозе» в отношении трех прибалтийских государств, будучи сосредоточенной на северокорейской проблеме, иранской ядерной программе и иных глобальных вызовах. Однако, по мнению У. Кюна, несмотря на то, что большинство экспертов не считают вероятным в обозримой перспективе российское вторжение в государства Балтии, сложившийся в регионе стратегический дисбаланс (как и многие другие западные авторы, У. Кюн считает, что у России в регионе серьезный перевес над силами НАТО) требует внимания со стороны США.
Автор полагает, что наращивание американской военной группировки не выход из положения, поскольку это будет провоцировать Россию и вызовет раскол среди членов Альянса.
Поэтому У. Кюн считает необходимым развитие мер невоенного противодействия.
Особое внимание должно быть уделено ограждению русскоязычных меньшинств стран Балтии от российского информационного влияния, а также интеграции этих групп в общества своих стран.
Несмотря на в целом недоброжелательный в отношении России тон, У. Кюн также отмечает необходимость вовлечения Москвы в открытый диалог по вопросам обеспечения безопасности в Европе.



Москва планирует новый арктический порт для обхода Прибалтики и Украины
Тему «инфраструктурных войн» на постсоветском пространстве развивает Пол Гобл в связи с планами российского руководства построить новый морской порт на Кольском полуострове, который должен взять на себя значительную часть транзита российского угля, в настоящее время идущего через страны Балтии и Украину.
П. Гобл отмечает, что подобный сценарий в первую очередь ударит по интересам Латвии, переваливающей значительную часть российского экспортного угля.
Анализируя масштаб «угрозы» для интересов прозападных стран-транзитеров, П. Гобл полагает, что в Россия вряд ли сможет ввести порт в эксплуатацию в заявленные сроки (2020 г.), а также не будет иметь достаточного количества судов для транспортировки угля. Вместе с тем планы российского руководства, по мнению П. Гобла, актуализируют необходимость поиска альтернативных источников доходов для Украины и стран Балтии и дальнейшего снижения их зависимости от экономических связей с Россией.

Китайский фактор
В рассматриваемый период появился ряд материалов, посвященных китайскому влиянию на постсоветском пространстве.
В немецкоязычном материале «Как далеко зашел альянс России и Китая?» анализируется характер взаимоотношений двух государств как на глобальной арене, так и на постсоветском пространстве. Автор Матиас фон Хофен полагает, что «в настоящее время в отношениях между Россией и Китаем больше точек соприкосновения, чем расхождений. Чем больше Запад оказывает давление на Россию, тем больше Москва будет искать союза с Китаем». Автор иллюстрирует это на примере конфликта в Сирии, где Китай в целом солидаризируется с позицией России. Отмечая ограниченность китайских интересов в арабской республике, М. фон Хофен вместе с тем указывает на то, что Пекин заинтересован в разгроме исламистских формирований, особенно в свете роста исламского радикализма в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Автор обращает внимание на интенсивное военное сотрудничество двух стран, особенно после событий 2014 г., а также их взаимодействие в рамках таких организаций, как ШОС.
М. фон Хофен отмечает конкуренцию и взаимное пересечение российско-китайских интересов в Центральноазиатском регионе, причем страх центральноазиатских государств перед растущим влиянием Китая играет на руку Москве.
Вместе с тем в рамках проекта «Новый шелковый путь» у России и Китая и здесь немало точек соприкосновения. Тем не менее несмотря на общую позитивную динамику, автор обращает внимание на сдержанные и дистанцированные отношения между странами, а также на то, что по многим вопросам Россия может рассчитывать только на «политическую и моральную поддержку со стороны Китая». Исходя из этого, М. фон Хофен делает вывод, что Москве не следует зацикливаться на отношениях с Пекином и пренебрегать связями с другими государствами Азии и ЕС, включая Германию и Францию.



Еще один материал, посвященный отношениям Москвы и Пекина, называется «К более тесному союзу: российско-китайские встречи в Москве». Автор статьи Стефан Бланк отмечает, что, вопреки распространенному среди западных исследователей мнению о невозможности российско-китайского альянса, взаимодействие между сторонами как в экономической, так и в военно-политической сферае набирает обороты. Автор приводит многочисленные примеры такого сотрудничества, а также характерные высказывания российских и китайских официальных лиц, в том числе в ходе апрельского визита министров иностранных дел и обороны КНР в Москву.
С. Бланк делает вывод, что российско-китайский союз на антизападной основе постепенно обрекает очертания, хотя он не слишком «обязывающий» и вряд ли будет как-то формализован.
Статья «Один пояс, один путь» - торговый и дипломатический проект» анализирует влияние китайской инициативы на страны Восточной Европы и Кавказа. Автор материала Михай Чихаиа полагает, что Китай использует стратегию «тихого» проникновения на основании двустороннего сотрудничества, незаметно усиливая свое присутствие на европейском пространстве и, «что еще более важно, на заднем дворе России».
Китайская тактика основана на «работе с любой страной, заинтересованной в проекте, стремлении избегать споров с кем бы то ни было, а также сбалансированном подходе к замороженным конфликтам».
По словам М. Чихаиа, большинство стран Восточной Европы и Кавказа имеет хорошие двусторонние отношения с Китаем и приветствует дальнейшее укрепление связей, особенно в свете роста потока китайских инвестиций. В заключение автор констатирует, что пока не до конца понятно, как вся эта система связей будет согласована в рамках проекта «Один пояс – один путь», учитывая, что она зависит от отношений с множеством стран, имеющих разные внешнеполитические цели. Также остается непонятным, как Китай собирается использовать политические рычаги, которые он получает в регионе благодаря своей инициативе, и как на это будут реагировать другие региональные и глобальные игроки.
Тем не менее китайские инвестиции по-прежнему будут приветствоваться в Восточной Европе и на Кавказе, поскольку они не связаны с избыточными обязательствами, а также будут существенно способствовать местному и региональному экономическому развитию.
Белорусско-китайским отношениям посвящена статья Сергея Богдана «Беларусь – нежелательный друг «Великого Китая»?» Автор отмечает, что несмотря на прокитайскую риторику белорусских властей и возрастающую экономическую и политическую ориентацию Беларуси на Китай, сотрудничество с Пекином несет для Минска существенные издержки и противоречия.
По-прежнему неочевидны перспективы участия Беларуси в китайской инициативе «Один пояс – один путь», а белорусско-китайский технологический парк «Великий камень» пока не оправдывает возлагаемые на него белорусским руководством надежды.
Среди других серьезных проблем – «огромный торговый дефицит с Китаем, который резко вырос в 2017 г.», а также то, что многие проекты, планируемые Китаем на территории Беларуси, будут составлять конкуренцию белорусским производствам. С.Богдан отмечает, что критика совместных проектов с Китаем долгое время была табу в белорусском информационном пространстве, однако в последнее время в белорусской официальной прессе появился ряд критических материалов. По мнению автора, это указывает на то, что подход белорусской стороны к сотрудничеству с Китаем стал более прагматичным, а белорусско-китайские отношения станут менее идеалистичными, зато более эффективными и ответственными.