Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (05.10. – 19.10.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (05.10. – 19.10.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета
В рассматриваемый период главными темами западной аналитики стали церковный раскол на Украине, а также «разоблачение» диверсионной деятельности российской разведки (дело Скрипаля). Западные эксперты задаются вопросом о причинах «агрессивности» российской внешней политики и пытаются выработать целостную стратегию, которую западные страны должны применить в отношении Кремля. В фокусе внимания также оказалась ситуация в Азовском море.

Провал российской разведки
Одной из наиболее обсуждаемых на Западе тем стало «разоблачение» российских агентов, якобы отравивших Сергея Скрипаля в Солсбери. В обзоре польского эксперта Петра Жоховского «Последствия раскрытия деятельности российской разведки в Западной Европе» констатируется, что «провал» агентов ГУ стал серьезным информационным ударом по престижу российских спецслужб и вскрыл серьезные недостатки в их работе. В статье отмечается, что это не первое разоблачение «незаконных операций» российских спецслужб: в качестве примера приводится «раскрытие украинскими средствами массовой информации личностей солдат (в том числе из спецназа ГУ), скрыто участвующих в боевых действиях в восточной Украине и Сирии».
Автор полагает, что после «провала» в Солсбери российские спецслужбы вряд ли изменят свои агрессивные методы работы.
Эксперт утверждают, что их методы «не считаются с международными последствиями», а для российского правительства это станет поводом для усовершенствования работы спецслужб. Кроме того, высказывается предположение, что «провал» в Солсбери и информационная шумиха вокруг него могли быть отвлекающим маневром для прикрытия деятельности других российских спецслужб, работающих в политической и экономической областях.

Почему Россия ведет себя агрессивно?
С деятельностью российских спецслужб тесно переплетен и вопрос о причинах «агрессивного» (как это воспринимается на Западе) поведения России на международной арене. Этому посвящен ряд материалов, опубликованных в рассматриваемый период.


 П. Жоховский: «провал» в Солсбери и информационная шумиха вокруг него могли быть отвлекающим маневром для прикрытия
 деятельности других российских спецслужб, работающих в политической и экономической областях. Источник: RT
Статья Марка Галеотти также написана по следам «солсберийского провала». Автор задается вопросом о причинах многочисленных системных ошибок в деятельности не только российских спецслужб, но и всей системы принятия внешнеполитических решений. К таким «ошибкам» он относит «аннексию» Крыма и «агрессию» на Донбассе, которые, по мнению М. Галеотти, стали результатом неверных оценок как ситуации на Украине, так и международных последствий.
Автор полагает, что это результат специфического мировоззрения В. Путина, уверенного в невозможности дружеских отношений с Западом и воспринимающего любые уступки ему как поражение.
М. Галеотти сравнивает В. Путина с шекспировским Макбетом и полагает, что это «макбетовское» мировосприятие толкает его на войну до победного конца с многочисленными воображаемыми врагами.
Иное объяснение «агрессивности» России предлагает Андрей Кричкович в статье «Российский вызов: угасающая сверхдержава в поисках статуса». По мнению А. Кричковича, в основе российской «агрессивности» лежит вовсе не стремление обеспечить себе мировое господство или низвергнуть США с вершины мировой иерархии. Напротив, автор утверждает, что российское руководство прекрасно осознает ограниченность своих возможностей.
Поэтому Россия стремится не к глобальному доминированию, но к максимально высокому статусу в существующей международной иерархии.
А. Кричкович определяет Россию как «угасающую сверхдержаву» (declining power), которая утратила былое могущество, но все еще сохраняет значимый военно-политический потенциал. Автор полагает, что основной задачей западных политиков должно стать не сдерживание или игнорирование России, а направление ее «статусных амбиций» в мирное и конструктивное русло.
А. Кричкович считает, что Западу следует поддержать стремление России к реинтеграции постсоветского пространства в рамках Евразийского союза.
По его мнению, это поможет стабилизировать этот «проблемный и опасный регион». Он также отмечает, что евразийская интеграция никогда не ставила целью создание «закрытого неосоветского торгового блока», а направлена на «укрепление позиции России в более широком процессе общеевропейской интеграции с ЕС».


 А. Кричкович: евразийская интеграция никогда не ставила целью создание «закрытого неосоветского торгового блока».
Источник: Евразийские Исследования
Николас Гвоздев в статье «Как Америке восстановить отношения с Россией» анализирует западные подходы к отношениям с Россией в свете разоблачений «агентов ГРУ». По мнению автора, западные политики и отдельные страны исповедуют в отношении России два прямо противоположных принципа. Такие страны, как Венгрия, Италия и, в меньшей степени, Германия и Франция склонны ради экономического взаимодействия закрывать глаза на «недолжное» поведение России и приуменьшать исходящие от Кремля угрозы. Другие страны, и в особенности США, во главу угла ставят «наказание» России любой ценой за «неправильные» действия. В противовес этим взаимоисключающим подходам Н. Гвоздев предлагает США перейти в отношении России к «стратегии трех С»: сотрудничество, соперничество, противостояние (cooperate, compete and confront). По его мнению, это позволит сохранить взаимодействие с Россией в сферах взаимных интересов (в частности, нераспространение ядерного оружия) и установить четкую систему правил там, где обе страны будут конкурировать (например, мировая торговля энергоносителями). Однако, по мнению автора, в настоящее время реализации такой сбалансированной программы препятствует конфликт между президентом и Конгрессом, а положительные изменения возможны только после предстоящих выборов в Конгресс.

Автокефалия украинской церкви и конфликт с Константинопольским патриархатом
Признание автокефалии украинской православной церкви и отношения Московского и Константинопольского патриархатов, пожалуй, были центральной темой в рассматриваемый период.
Польский институт восточных исследований опубликовал обзор Яна Стшелецкого, посвященный ситуации вокруг украинской православной церкви. По мнению Я. Стшелецкого, перспектива появления независимой Украинской церкви ударяет по позициям не только РПЦ, но и российского правительства, лишающегося важного канала влияния на Украину. Именно этим автор объясняет активную вовлеченность в церковный конфликт российских официальных лиц. В статье много внимания уделяется позиции других православных церквей в конфликте. Отмечается, что Москва не уверена в поддержке с их стороны, что также может пошатнуть ее престиж в православном мире. Автор обращает внимание, что исход конфликта вокруг Украинской церкви может повлиять на судьбу других непризнанных церквей – Македонской и Черногорской.
В то же время Я. Стшелицкий выражает опасение, что церковный конфликт может дестабилизировать ситуацию на Украине, чем воспользуется Москва в своих интересах.
В статье Дмитрия Горевого «Украинская автокефалия и европейская безопасность» Русская православная церковь представлена как «агент влияния Москвы», действующий не только на Украине, но и в странах дальнего зарубежья.
По мнению автора, ситуация, когда Украина де-факто воюет с Россией, но при этом в религиозном плане подчиняется Москве, абсурдна и неприемлема.
В статье приводятся факты якобы систематической поддержки РПЦ «сепаратизма» на Донбассе.
В заключение автор делает вывод, что автокефалия Украинской церкви станет важной «победой», которая запустит цепную реакцию «освобождения» из-под юрисдикции Москвы других православных церквей – в Беларуси, Молдове и Латвии. Д. Горевой полагает, что это поможет национальным церквям и их пастве освободиться от религиозного фундаментализма и изоляционизма, навязываемого Москвой.
В статье Андрея Ферта «Независимость Украинской церкви не является гарантией национального единства» говорится, что вопрос автокефалии в большей степени связан с проблемами национального строительства.
А. Ферт констатирует, что большинство украинцев, называющих себя православными, воспринимают религиозную принадлежность как часть национальной идентичности.
Поэтому в условиях конфронтации с Россией провозглашение церковной автокефалии становится важным инструментом национальной мобилизации. В то же время А. Ферт обращает внимание, что среди воцерковленных прихожан и клира УПЦ МП идея автокефалии не имеет столь широкой поддержки в силу традиционного консерватизма, а также распространенного убеждения в духовном единстве «Святой Руси» (Россия, Украина, Беларусь). На основании этого А. Ферт делает вывод, что провозглашенная украинская церковь вряд ли будет подлинно единой, оставаясь, скорее, символической победой для патриотических «попутчиков церкви».


 В условиях конфронтации с Россией провозглашение церковной автокефалии становится важным инструментом национальной
мобилизации. Источник: unian.net
Украина
В рассматриваемый период появился ряд материалов по Украине, не связанных с религиозной тематикой.
Статья «Какие политические силы поддерживали реформы и европейскую интеграцию в Украине с 2014 г.» Тараса Кузьо, размещенная на сайте New Eastern Europe, может рассматриваться как своего рода агитационный материал в рамках стартовавшей кампании по выборам в Верховную раду. На основании данных исследовательского центра Vox Ukraine Т. Кузьо анализирует поддержку реформ разными парламентскими фракциями. Автор приходит к выводу, что «только три фракции (Народный фронт, Блок Порошенко и Самопомощь) могут рассматриваться как реформистские, а значит, поддерживающие европейскую интеграцию.
Претензии других политических сил на поддержку европейской интеграции без поддержки реформ – это возврат к «многовекторности» времен Л. Кучмы».
В статье «Стратегические цели Украины в Азовском море» Ридван Бари Уркоста анализирует военно-политическую активность Киева в Азовском бассейне. Автор констатирует, что после «оккупации Крыма» здесь установилось подавляющее превосходство России и выделяет основные направления деятельности Украины по изменению этой ситуации:
1) создание сильной оборонной системы вдоль всей береговой линии под украинским контролем;
2) поиск альтернативных путей (т.е. внутренние украинские водные пути) для входа судов НАТО в Азовское море;
3) обеспечение дипломатической и политической поддержки со стороны НАТО и Европейского союза;
4) использование международной правовой системы для поддержки суверенитета Украины;
5) расширение мандата миссии ОБСЕ по наблюдению за берегами Азовского моря или создание какой-то другой международной миссии по наблюдению за этим водоемом;
6) создание полноценной флотилии при прямой технической помощи НАТО для сдерживания «российской агрессии»;
7) разворачивание тральщиков (на настоящий момент Киев не имеет таких судов) в Азовскую флотилию или, в качестве альтернативы, приобретение датских патрульных катеров.

Крым – «серая зона» Европы
Центр европейской политики опубликовал краткий обзор ситуации в Крыму от Аманды Пол и Марты Закржевской.
Авторы делают вывод, что в обозримой перспективе возвращение полуострова Украине выглядит маловероятным, а среди жителей полуострова по-прежнему высока доля поддержки действий Москвы.
По приводимым в тексте данным, поддержка составляет 78%. Авторы связывают это с изоляцией полуострова и массированной дезинформацией населения российскими СМИ. По их мнению, Россия превращает Крым в «вооруженную крепость», установив жесткий контроль над общественным мнением и вынуждая оппонентов Москвы либо покидать полуостров, либо молчать. Авторы настаивают на продолжении политики экономических и индивидуальных санкций со стороны ЕС, а также более активной поддержке «независимых неправительственных организаций», способных донести до жителей Крыма «альтернативную точу зрения». Также, по их мнению, НАТО должна активизировать усилия по противодействию российскому доминированию в бассейне Азовского моря. Конечной целью политики Запада, по мнению А. Пол и М. Закржевской, должно стать безусловное возвращение Крыма Украине, а в настоящее время Россия платит слишком малую цену за «оккупацию» Крыма.