Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (05.02. – 18.02.2021)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (05.02. – 18.02.2021)

Всеволод Шимов, к.полит.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

Основными темами западной аналитики стали: российско-европейские отношения после неудачного визита Жозепа Борреля в Москву, Всебелорусское народное собрание и политический кризис в Беларуси, ситуация на Украине и в Нагорном Карабахе.

Российско-европейские отношения

Российско-европейские отношения оказались в центре внимания западных аналитиков после неудачного визита в Москву главы европейской дипломатии Жозепа Борреля и громких заявлений Сергея Лаврова о возможном разрыве отношений России и ЕС.

Павел Баев считает, что жесткая риторика главы российского МИД не означает реальной готовности Москвы к разрыву отношений с Европой. В пользу этого говорят последующие разъяснения, что Москва сохранит отношения с ЕС по широкому спектру вопросов, но не желает слушать лекции о правах человека. По мнению П. Баева, конфронтация с внешним врагом вполне естественна для российских служб безопасности («силовиков»), однако противоречит интересам олигархов из ближнего окружения Путина. Автор полагает, что раскол в окружении российского президента нарастает. Это сопровождается ростом общественного недовольства, которое выливается в акции в поддержку оппозиционера А. Навального.

П. Баев делает вывод, что отсутствие международного доверия в сочетании с расколом элит и ростом внутренней напряженности создают весьма неблагоприятную ситуацию для В. Путина.

По мнению Витольда Родкевича, заявления и действия российской стороны показывают, что Москва намерена использовать европейскую политическую культуру диалога, которую она считает слабым местом европейской политики, чтобы навязать ЕС свои условия сотрудничества.

Россия явно ждет «прагматического изменения» в политике сообщества, при этом сама не готова идти на какие-либо компромиссы и не намерена менять свою политику ни в отношении ЕС, ни в других интересующих Европу вопросах (Украина, Сирия, Венесуэла и др.).

В. Родкевич считает, что в краткосрочной перспективе дипломатический демарш Москвы может способствовать оживлению дебатов внутри ЕС о возможном ужесточении политики в отношении России. Однако польский эксперт считает, что, когда эмоции улягутся, сторонники диалога и сотрудничества с Москвой вновь перехватят инициативу. Со своей стороны, Россия будет провоцировать конфликтность внутри ЕС и оказывать на Европу давление, сочетая это с предложениями о сотрудничестве в значимых для влиятельных европейских игроков вопросах (борьба с изменениями климата, пандемия коронавируса, сотрудничество в Арктике).

Комментируя неудачный визит Борреля в Москву, Джеймс Никси делает вывод, что российская дипломатия постоянно переигрывает европейскую. Автор связывает это как с особенностями внешнеполитического поведения России, которая постоянно нарушает правила и собственные обязательства и никогда не идет на уступки и компромиссы, так и со слабостью европейской позиции. Дж. Никси считает, что западноевропейские политики в целом очень плохо понимают, что происходит в России.

В этом отношении гораздо большую осведомленность демонстрируют политики и дипломаты Восточной Европы, однако они не имеют достаточного влияния. Кроме того, политики ЕС боятся идти на резкие шаги против России, опасаясь последствий у себя дома. Это, в конечном счете, приводит к тому, что регулярные “миротворческие миссии” европейцев в Москву заканчиваются постоянными провалами.

Ситуация в Беларуси

В центре внимания западных аналитиков оказалось Всебелорусское народное собрание, прошедшее 11-12 февраля в Минске, и его итоги.

Григорий Иоффе отмечает, что впервые Всебелорусское народное собрание было использовано А. Лукашенко в 1996 г. против оппозиционного Верховного совета, когда белорусский лидер пользовался поддержкой более половины населения республики. В связи с этим автор задается вопросом, насколько высок уровень поддержки А. Лукашенко сегодня, и приходит к выводу, что получить заслуживающие доверия данные невозможно по причине отсутствия достоверных социологических исследований, а провластные и оппозиционные службы приводят прямо противоположные цифры. В целом Г. Иоффе отмечает противоречивую реакцию в обществе на Всебелорусское народное собрание.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ЗАПАДА (05.02. – 18.02.2021), изображение №1

Что касается основных итогов ВНС, то они сводятся к объявленной конституционной реформе, параметры и сроки проведения которой, однако, остаются до конца не ясны. Также неясно, какой статус получит само Всебелорусское народное собрание в результате этой реформы. Г. Иоффе также обращает внимание на насмешливо-ироничную реакцию российского издания «Коммерсантъ» на события, связанные с ВНС. В связи с этим возникает вопрос, является ли это частной позицией издания и его хозяина Алишера Усманова, приближенного к В. Путину, или это послание Кремля руководству Беларуси.

Кристофер Форст называет Всебелорусское народное собрание «фальшивым упражнением в демократии», отмечая, что и состав делегатов, и повестка, и итоговые решения этого мероприятия были заранее подготовлены и согласованны. Кроме того, ВНС проходило на фоне политически мотивированных репрессий. По данным, приводимым К. Форстом, в августе прошлого года в Беларуси было арестовано 35 тысяч человек, а в настоящее время в стране насчитывается 246 политических заключенныхГоворя о предложенной на ВНС конституционной реформе, К. Форст полагает, что реальные рычаги управления все равно останутся в руках Лукашенко. Более того, Лукашенко может вовсе отказаться от конституционной реформы и трансфера власти, если сочтет, что опасность миновала.

Анализируя внешнеполитическую повестку ВНС, эксперт обращает внимание на сохранение многовекторного курса и сугубо формальные реверансы в сторону России, из чего делается вывод, что идти на реальное углубление интеграции с Москвой Минск по-прежнему не намерен.

Вместе с тем, К. Форст не исключает, что Лукашенко будет вынужден пойти на те или иные уступки Кремлю, который остался его единственной внешнеполитической опорой. В заключение К. Форст пишет, что, несмотря на то, что в настоящее время белорусскому режиму удалось подавить протестное движение, само по себе оно не исчезнет и может активизироваться весной. Стартом для новой волны протестов должен стать традиционно отмечаемый белорусской оппозицией «день воли» 25 марта. При этом, по мнению автора, белорусский режим не имеет в настоящее время широкой социальной поддержки и вынужден опираться исключительно на лояльный силовой аппарат.

Ситуация на Украине

Джон О’Лафлин, Гвендолин Сасс, Кристин М. Бакке приводят данные социологического исследования о настроениях людей, живущих на Донбассе на подконтрольных Украине территориях и в ДНР/ЛНР.

Авторы исследования фиксируют серьезные расхождения в настроениях по разные стороны разделительной линии.

Так, виновными в развязывании конфликта на Донбассе подавляющее большинство жителей ДНР/ЛНР считают украинское правительство и Запад, в то время как на подконтрольных Украине территориях примерно в равной степени винят украинскую и российскую стороны. По поводу будущего статуса ДНР/ЛНР точки зрения по разные стороны разделительной линии также расходятся. Так, жители ДНР/ЛНР видят свое будущее в составе России и не хотят возвращаться в состав Украины, в то время как на украинской части Донбасса считают, что регион должен вернуться под контроль Киева. На основании этих данных авторы делают вывод об углубляющемся расколе между разными частями Донбасса. Если урегулирование конфликта затянется, этот разрыв будет только нарастать, что сделает сам конфликт все менее разрешимым.

Тарас Кузьо проводит параллели между российско-украинским конфликтом на Донбассе и армяно-азербайджанским конфликтом в Нагорном Карабахе.

По мнению автора, в обоих случаях конфликты спровоцированы «шовинистическими мифами» русских и армян в отношении Украины и Азербайджана соответственно. Эти мифы направлены на построение «великой России» и «великой Армении» и не воспринимают Украину и Азербайджан как самостоятельные и полноценные государства.

При этом в провалах «великороссийского» и «великоармянского» проекта в России и Армении склонны винить внешние силы и заговоры, а не объективные процессы (формирование украинской идентичности у русскоязычного населения Украины или слабость вооруженных сил Армении, укомплектованных устаревшим российским оружием).

Ситуация в Нагорном Карабахе

Томас де Ваал анализирует новую ситуацию в Нагорном Карабахе, которая сложилась после завершения военных действий осенью 2020 г. Он отмечает, что, несмотря на достигнутые мирные договоренности, в регионе остается много не урегулированных вопросов, чреватых новым обострением.

В частности, стороны продолжают использовать язык ненависти и ведут себя так, будто боевые действия продолжаются до сих пор.

Не урегулированными остаются вопросы, связанные с демаркацией новой армяно-азербайджанской границы, статуса армянского культурного наследия на занятых Азербайджаном территориях Карабаха, судьба перемещенных лиц и т.п. Россия, по мнению Т. де Ваала, резко усилила свои позиции в регионе после введения своего миротворческого контингента в Карабах. Вместе с тем, она также сталкивается с разнонаправленными вызовами. С одной стороны, Россия заинтересована в эффективном сотрудничестве с властями Армении и Нагорного Карабаха.

В то же время, она заинтересована в углублении сотрудничества с Азербайджаном, в том числе для того, чтобы иметь возможность продлить свою миротворческую миссию в Карабахе. Кроме того, многие в Москве рассматривают взаимодействие с Азербайджаном и Турцией как способ избавиться от присутствия Запада на Южном Кавказе. Неопределенным остается и статус международных организаций, участвовавших в урегулировании конфликта в Карабахе. По мнению Т. де Ваала, западные игроки должны активно подключиться к работе в регионе и сформировать полноценный проект по урегулированию конфликта, а также возрождению и реабилитации региона.