Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (04.05. – 17.05.2019)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (04.05. – 17.05.2019)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

Главной темой западной аналитики стало десятилетие «Восточного партнерства» и подведение итогов его деятельности. Среди других тем – скандал с грязной нефтью, отзыв российского посла из Беларуси, перспективы российско-украинских отношений при президенте В. Зеленском, транзит власти в Казахстане.

Необходимость увеличения европейской «мягкой силы» в России
Немецкие эксперты Ральф Фюкс и Николай Твикель задаются вопросом о целесообразности «восточной политики» в отношении России. Под «восточной политикой» они подразумевают разграничение сфер влияния между Западом и Россией, подобное тому, что существовало во времена холодной войны.
Эксперты полагают, что такая политика неуместна, поскольку Россия намного слабее СССР, а возвращение к политике сфер влияния отменит достижения 1989 года, когда разделительные барьеры в Европе рухнули. Эксперты считают, что в Европе преувеличивают возможности России, поэтому ЕС может вести себя увереннее в отношении Москвы. Для этого следует вести более активную работу с российским обществом, предлагается организация европейского телевизионного вещания на русском языке в качестве альтернативы российской пропаганде.
По мнению Р. Фюкса и Н. Твикеля, у европейской «мягкой силы» есть неплохие перспективы в России, поскольку «путинский консенсус» в российском обществе разрушается
Дорогостоящая внешняя политика воспринимается как все более обременительная, а молодежь крупных городов в основном европейски ориентирована.

Грязная нефть: последствия для Беларуси
Польские эксперты Шимон Кардаш и Войцех Конончук анализируют последствия скандала с грязной нефтью, попавшей в нефтепровод «Дружба».
По их мнению, кризис, связанный с поставками грязной российской нефти, еще один шаг в затянувшемся энергетическом споре между Россией и Беларусью о ценах и условиях поставок нефти и газа. Так называемый налоговый маневр, который в настоящее время проводится в российском нефтяном секторе, будет означать значительное повышение цен на нефть для Беларуси (в общей сложности 11-12 млрд долларов США в течение следующих пяти лет, то есть около 4% годового ВВП).


 Источник: https://theins.ru/wp-content/uploads/2019/05/druzhba.jpg

Москва осознает зависимость Беларуси от российского сырья и отсутствие альтернатив ему, поэтому она использует этот вопрос как для оказания политического давления (включая принуждение Минска к дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства), так и для контроля над белорусскими НПЗ. Проблема загрязненной нефти подрывает финансовое положение белорусской нефтеперерабатывающей промышленности. Специфическое поведение российского государства и очень низкая прозрачность энергетического сектора (а также его частое использование в политических целях) не позволяют дать однозначную оценку нынешнему кризису.
Возможно, что нефтяное загрязнение было вызвано махинациями мелких производителей нефти в России, хотя нельзя исключать политическую мотивацию, особенно если принять во внимание напряженность между Россией, Беларусью и Украиной.

Отставка российского посла в Беларуси
Эксперты Института восточных исследований комментируют отставку российского посла в Беларуси Михаила Бабича.
По их мнению, отставка М. Бабича менее чем через восемь месяцев после его назначения, безусловно, выгодна белорусскому президенту А. Лукашенко
Он таким образом повысил свой авторитет в качестве главного защитника белорусского суверенитета и эффективного переговорщика во все более сложных отношениях с Россией. Это особенно важно в контексте лояльности белорусской номенклатуры, часть которой имеет пророссийские настроения и, следовательно, потенциально восприимчива к российскому влиянию.
Вместе с тем нет никаких оснований полагать, что увольнение М. Бабича повлечет за собой ослабление российского давления (в энергетической, экономической и финансовой сферах) и изменение российской стратегии в отношении Беларуси. А. Лукашенко останется главным политическим партнером Москвы в Беларуси и, скорее всего, может рассчитывать на ее поддержку на предстоящих президентских выборах 2020 года.
Однако ценой, которую он должен будет заплатить за это, станет его согласие на усиление интеграции с Россией в рамках Союзного государства.

Нейтралитет концепции информационной безопасности в Беларуси
Арсений Сивицкий анализирует концепцию информационной безопасности, недавно принятую в Беларуси. Он отмечает, что в основе концепции лежит идея информационного нейтралитета, что означает фактический отказ Минска от поддержки антизападной риторики России.
А. Сивицкий полагает, что концепция стала ответом на усиливающиеся информационные атаки со стороны России, которые могут стать начальным этапом «гибридной войны» и подготовкой к последующей скрытой политической и военной интервенции.

В. Зеленский как инструмент украинской «мягкой силы» в России
Томас де Ваал пишет о проблемах, с которыми может столкнуться Россия в отношениях с Украиной при президенте В. Зеленском.
По мнению Томаса де Ваал, В. Зеленский может стать инструментом украинской «мягкой силы» в России
Будучи русскоязычным и отказавшись от агрессивной риторики своего предшественника, В. Зеленский не вызывает отторжения в российском обществе, при этом оставаясь в парадигме демократических ценностей и европейского выбора.


 Источник: https://cdn.news-front.info/uploads/2019/05/content_001_ze2.jpg

Томас де Ваал полагает, что это будет снижать воздействие пропаганды на россиян и укреплять проукраинские настроения в российском обществе. В качестве примера он приводит Грузию, где после ухода М. Саакашвили отказались от агрессивной риторики в адрес России и занялись активным привлечением российских туристов, в результате чего восприятие Грузии как враждебной страны в российском обществе снизилось с 62% в 2009 году до 8% в 2018 году.
Томас де Ваал резюмирует, что в ближайшее время Кремль столкнется с новым явлением – «мягкой силой» стран–соседей, которая лишит общественной поддержки любые агрессивные действия в отношении этих стран.

Перспективы экономического развития в Казахстане
Ариэль Коэн пишет о перспективах экономического развития Казахстана после смены власти. Он отмечает, что процесс передачи власти в Казахстане, скорее всего, будет мягким и управляемым, в отличие от аналогичных процессов в Туркменистане и Узбекистане, это хорошая новость для иностранных инвесторов, в первую очередь в нефтегазовой отрасли.
Автор высоко оценивает итоги правления Н. Назарбаева, отмечая, что ему удалось эффективно использовать ресурсный потенциал страны для ее социально-экономического развития. В то же время А. Коэн отмечает, что сырьевая модель развития Казахстана близка к своему исчерпанию, и экономика страны нуждается в диверсификации.
По мнению эксперта, за основу экономической диверсификации Казахстана будет взят опыт государств Персидского залива – ОАЭ и Омана
Они активно развивают транспорт, туризм, сельское хозяйство, перерабатывающую промышленность, высокие технологии и финансовый сектор.
Важное преимущество Казахстана заключается в том, что он находится на пересечении интересов Европы, России и Китая, это позволяет ему играть роль финансово-экономического моста между ними.

«Восточному партнерству» 10 лет
В рассматриваемый период появился большой блок материалов, посвященных 10-летию инициативы «Восточное партнерство».
Доминик Истрате отмечает неоднозначные итоги десятилетней деятельности «Восточного партнерства» и неравномерность достигнутых результатов.
Традиционно в качестве наиболее успешных стран указываются Грузия, Украина и Молдова
В качестве основных проблем называется противодействие России, которая, по утверждению Д. Истрате, запустила Евразийский союз в пику «Восточному партнерству», чтобы не допустить сближения постсоветских стран с ЕС.
Также отмечается несоответствие формата «Восточного партнерства» ожиданиям стран–партнеров (прежде всего Украины), которые рассматривают его как инструмент европейской интеграции.
Андерс Олсунд также констатирует неоднозначные итоги и называет «Восточное партнерство» частичным успехом.
По его мнению, это во многом связано с ограниченным финансированием программ ВП, что обусловило их достаточно низкую эффективность. Среди слабых сторон называется отсутствие гарантий вступления в ЕС для стран– партнеров. Как и Д. Истрате, наиболее успешными участниками «Восточного партнерства» А. Олсунд считает Грузию, Украину и Молдову.

 Источник: https://www.dw.com/image/48724705_7.jpg

К аналогичным выводам приходит и Гвендолин Сасс. Она отмечает, что несмотря на то, что «Восточное партнерство» во многом достигло своих процедурных целей (Соглашения об ассоциации и зоне свободной торговли для Грузии, Украины и Молдовы), население этих стран не почувствовало в достаточной степени преимуществ от участия в ВП, а отсутствие внятных перспектив членства в ЕС лишает эту инициативу стратегического целеполагания.
Дэвид Марплз анализирует результаты участия в «Восточном партнерстве» для Украины и Беларуси. Он признает во многом разрушительные последствия для Украины, которая осуществляет сближение с ЕС за счет разрыва связей с Россией, при этом недооценив готовность Москвы действовать силой. Результатом стала потеря Крыма и война на Донбассе, унесшая жизни 13 тыс. человек.
Д. Марплз отмечает успехи демократического строительства на Украине при сохранении высокого уровня коррупции и олигархического характера власти. Беларусь пошла по иному пути, сближаясь с ЕС, но при этом не разрывая связей с Россией.
Д. Марплз полагает, что Беларусь – это определенный успех в рамках «Восточного партнерства». Вместе с тем, по его мнению, это привело к укреплению диктатуры А. Лукашенко и игнорированию интересов гражданского общества и оппозиции со стороны Запада.
Кроме того, отмечается нарастающее противодействие России сближению Беларуси с ЕС в условиях сохраняющейся высокой зависимости белорусской экономики от России.