Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (30.04.18 - 13.05.18)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (30.04.18 - 13.05.18)

Владимир Нежданов, магистр международных отношений

В Китае рассуждали на тему дальнейшего развития ШОС. Появились трудности в вопросах российско-японского экономического сотрудничества. Экспертное сообщество обратило внимание на необходимость диверсификации отношений Казахстана в Евразии. Одобрен проект Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. В Китае обсуждали Россию четвертого срока В. Путина. Отмечен прогресс в торговых отношениях России и КНР.

ШОС: развитие и функционирование после расширения
Китайский институт международных исследований опубликовал статью Ли Цзыго (李自国) о нюансах работы и дальнейшего развития ШОС после расширения.
ШОС прошла период своего становления и успешно работала долгое время, однако после присоединения к организации Индии и Пакистана в качестве полноправных членов появилась необходимость поиска ответов на старые вопросы. Бесспорно, что расширение организации несет позитивное зерно, однако оно приносит в том числе неопределенность, что означает необходимость анализа ШОС, поиска новых возможностей для ее развития и функционирования в новой форме.
Автор отмечает, что смысл расширения ШОС заключается в процессе распространения ценностей и норм организации на большее число акторов международных отношений.
Особый ген ШОС – это так называемый «шанхайский дух» (上海精神), отраженный в основополагающих документах организации. При этом ШОС начала свое квазирасширение уже давно благодаря процессу привлечения наблюдателей и партнеров по диалогу.
На современном этапе ШОС представляет собой сложную систему, которую можно представить в виде пирамиды. На верхнем ярусе пирамиды располагаются страны – члены ШОС, ниже расположен ярус наблюдателей, наконец, у основания находится ярус, объединяющий партнеров по диалогу.
Таким образом, ШОС гораздо больше, чем принято считать, обращая внимание лишь на страны–члены.
Говоря о ценности ШОС для новых членов, автор указывает, что каждая страна обладает собственными интересами для членства. При этом общие ценности – это стремление присоединиться к стабильной среде развития, включиться в платформу многостороннего сотрудничества и коммуникации. Не на последнем месте для новых членов стоят вопросы безопасности, которые наряду с практикой гуманитарных обменов создают взаимозависимую систему.
Автор видит возможность разрешения индо-китайских противоречий благодаря возможностям, которые предлагает ШОС своим членам.
Говоря о расширении организации, автор отмечает, что на данный момент ведется множество дискуссий о возможном географическом охвате ШОС. Так, в рамках Хартии ШОС присутствует термин «регион» (本地区), к которому, однако, не приведено какого-либо определения. По этой причине возникает двойственность восприятия. С одной стороны, можно сказать о причастности ШОС к Евразии. Однако существует множество определений Евразии, что лишь добавляет вопросов в непростую задачу понимания региональных рамок ШОС. С другой стороны, наблюдатели и партнеры по диалогу не имеют прописанных географических рамок, что приводит нас к пониманию ШОС как безграничной структуры.
Автор делает вывод, что сегодня ШОС необходимы дополнительные документы для точного определения сферы членства при последующих расширениях.
Видна необходимость формирования понятного и прозрачного плана выхода из членства в ШОС для любой страны. Никто не может гарантировать, что рано или поздно какой-либо член ШОС не заявит о желании выйти из организации. Правила выхода значительно упростят работу организации в будущем, застрахуют ее от вероятных трудностей и рисков.
Обращается внимание на «стыковочные» возможности ШОС. Автор говорит, что страны ШОС – члены множества инициатив и экономических проектов. Это означает, что ШОС и другие организации обладают связями через своих членов. Однако контакт затрудняется непроработанностью экономической функции ШОС. Автор описывает сопряжение ЕАЭС и ЭПШП как новый тип экономического взаимодействия блоков, оно могло бы расширить экономический потенциал ШОС.



ЕАЭС сегодня проводит переговоры о свободной торговле, в том числе со странами – членами ШОС, в дополнение к этому создаются и развиваются экономические партнерства между другими странами. В итоге эти механизмы отвлекают внимание от экономического потенциала ШОС.
В итоге на настоящий момент строительство ЗСТ ШОС затруднено, однако есть смысл изучать возможности создания небольших многосторонних соглашений о свободной торговле в рамках ШОС.
Подводя итог, автор говорит, что сегодня ШОС необходимо сосредоточение.
С содержательной стороны сосредоточение значило бы большее внимание к вопросам безопасности в рамках организации. Географическое сосредоточение означало бы ограничение роста ШОС регионом Центральной Азии, Южной Азии, а также Россией и КНР. Наконец, учитывая новую ситуацию в мировой политике, в центре сотрудничества ШОС должны оказаться: военное доверие, сотрудничество и добрососедство, обмен информацией, содействие мирному процессу в Афганистане, совместное патрулирование пограничных районов, а также выявление террористических организаций.

Япония и Россия: экономические связи и судьба островов
Японская «The Japan Times» опубликовала материал о российско-японском экономическом взаимодействии. В статье идет речь о срыве сотрудничества российских и японских компаний по строительству аэропорта в Хабаровске.
Хабаровский аэропорт рассматривался как ключевой инфраструктурный проект и символ экономического взаимодействия Японии и России. Однако ситуация вокруг строительства терминала приобрела неожиданный поворот, поскольку японским фирмам не удалось выиграть конкурс на строительство и подряд. Модернизация хабаровского аэропорта была включена в перечень проектов по углублению российско-японского сотрудничества в восьми сферах. Подряд в хабаровском аэропорту выиграли турецкие компании, которые уже приступили к работе вместо компаний из Японии.



Изначально совместный российско-японский проект по модернизации хабаровского аэропорта предполагал строительные работы и эксплуатацию терминала. Планировалось, что 49% инвестиций поступят со стороны Японии и 51% – из России. Однако в феврале 2018 г. российская сторона признала предложение Японии недостаточно выгодным.
Подобная ситуация возникла по причине расхождения между желаниями российской стороны по сокращению сроков строительства и представлениями японской стороны о рентабельности проекта.
Переговоры с японской стороной по реновации международного терминала аэропорта, а также по строительству торгового комплекса продолжаются.
Важный нюанс статьи заключается в том, что сложившаяся ситуация увязана с разрешением территориального спора между Россией и Японией. По этой причине можно сказать, что японское общество скорее склонно пессимистично оценивать возможности разрешения территориального спора с Россией, а значит, и заключения мирного договора.
В дополнение китайское издание «Соху» также пессимистично смотрит на возможности разрешения российско-японского спора. Интересно, что представленный материал написан в милитаристском стиле. Отмечено, что сегодня в мире значительное внимание обращено на ситуацию в Сирии, что сбивает с толку, поскольку в других регионах мира также есть множество проблем. В частности, речь идет о проблемах в японском регионе, связанных с территориальными спорами. Подчеркнуто, что Россия обладает значительным военным могуществом и военным опытом, что ставит Японию в положение, когда она может рассчитывать лишь на дипломатические инструменты в рамках российско-японских противоречий.

Казахстан в Евразии: не Поясом и не Путем единым
Японская «Nikkei Asian Review» опубликовала материал Филиппа Ле Корр (Phillippe Le Corre), старшего научного сотрудника Школы Кеннеди, Центра бизнеса и управления, а также Центра науки и международных отношений в Гарварде, о необходимости Казахстана уравновесить свое участие в инициативе «Пояса и Пути» активным взаимодействием с другими евразийскими и мировыми акторами.
Казахстан сегодня испытывает необходимость в привлечении крупных экономических акторов в страну для предотвращения чрезмерной зависимости от КНР.
Так, в г. Хоргос заметно серьезное китайское присутствие: рестораны полны гражданами КНР, большая часть из 15000 ежедневных посетителей Хоргоса приезжают из Китая. При этом через хаб проходят товарные поезда, которые полны на пути на Запад, но практически не заполнены на пути на Восток.
В последние десятилетия Казахстан балансировал между геополитическими амбициями КНР и возможными преимуществами при развитии экономических связей с восточным соседом. Однако сегодня экономическая мощь Китая все больше входит в Казахстан, приводя страну в состояние серьезной зависимости от соседа.



По этой причине необходимо, чтобы власти Казахстана незамедлительно начали работу по поиску возможностей углубления взаимодействия с Европой, а также к большей открытости в работе с США и Россией. Автор подкрепляет эту необходимость тем, что Казахстан входит во всю большую зависимость от КНР. Так, 25% казахстанской нефти продается в КНР, инфраструктурные проекты инициативы «Пояса и Пути» заняли рынок, затмив старые проекты других стран.
Для КНР Казахстан – важнейший элемент быстрого роста экономики, а также международного влияния.
Казахстан играет роль буфера между КНР и Россией, а также находится географически далеко от потенциальных конкурентов, обладающих возможностью вложить равнозначные инвестиции.
В Казахстане значительно развита боязнь Китая, однако это нивелируется развитием «мягкой силы» КНР в стране. Уже открыты шесть Институтов Конфуция, а 15 000 студентов учатся в Китае (в 2013 г. их было всего 5 000).
Автор отмечает, что уравновесить КНР в Казахстане могут многие акторы.
Так, Казахстан может уделять больше внимания и проявлять больше активности в ЕАЭС. ЕС в свою очередь может увеличить покупку нефти у Казахстана, принять участие в программах приватизации в стране, а также привлекать больше студентов для обучения по обмену (сейчас в ЕС обучаются около 5 000 студентов из Казахстана).

ЕАЭС и КНР: на пути к торгово-экономическому сотрудничеству
Председатель правительства России Д. Медведев подписал распоряжение об одобрении проекта Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Текст документа опубликован на сайте Правительства РФ.
Члену Совета ЕЭК было поручено подписать данное Соглашение от имени Российской Федерации. Члену ЕЭК от России также было разрешено в случае необходимости вносить в проект изменения, не имеющие принципиального характера.
Цель названного Соглашения заключается в формировании договорно-правовой базы для развития торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС и Китая, повышении предсказуемости и прозрачности правового регулирования в сфере торговли, создании институтов торгового и отраслевого сотрудничества. Соглашение определяет формирование правовых рамок в области санитарно-фитосанитарных мер, таможенного регулирования, электронной коммерции, интеллектуальной собственности, государственных закупок и в других сферах.
В рамках этой темы высказалось китайское издание «Global Times» (环球网). 4 мая заместитель министра иностранных дел России И. Моргулов в интервью российским изданиям рассказал об общих интересах России и КНР.
По словам замминистра Россия не упустит возможностей для расширения торгово-экономического сотрудничества с Китаем.
Отмечен тренд к росту взаимодействия в сфере сельскохозяйственной продукции, подчеркнуты условия для еще большего улучшения ситуации на этом направлении. Замминистра подчеркнул, что сегодня главный результат сопряжения ЕАЭС и инициативы «Пояса и Пути» заключается в одобренном проекте Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР, который сможет вывести отношения акторов на новый уровень.

Четвертый срок В. Путина: взгляд из КНР
Китайские издания выразили значительный интерес к теме инаугурации В. Путина. Издание «zynews.com» (中原网) сообщает, что новый шестилетний срок российского президента базируется на плодотворной работе предыдущего политического цикла. Отмечены дипломатические успехи в политике поворота на Восток, а также в Ближневосточном регионе. Издание не обходит стороной факт значительного развития ЕАЭС, привлечения инвестиций в экономику Дальнего Востока и Сибири.
Вместе с тем отмечается прогресс в отношениях России с Вьетнамом, Индией, Южной Кореей, странами АСЕАН.
Российско-китайские отношения названы «Великим евразийским партнерством» (大欧亚伙伴关系). Благодаря этому прогрессу видны перспективы стабилизации российской экономики, ее роста.
При этом существуют две важные задачи, которые В. Путину необходимо решить до 2024 г. Первая задача – способствование внутреннему экономическому развитию России. Вторая – поддержание национальной безопасности и улучшение отношений со странами Запада. Среди важных задач отмечена необходимость поддержания status quo с США, а также особая работа по недопущению ухудшения отношений по линии Россия – Запад.
С другой стороны, в китайских изданиях появился вопрос: «Сможет ли новый срок Путина создать более мощную Россию?»
Издание видит необходимость как в реформах экономики, так и общественно-политических преобразований в России. Главным препятствием здесь названо существование групп интересов в энергетической сфере страны.
С точки зрения внешней политики сохраняется риск ухудшения ситуации на Западе.
По этой причине указано, что лучшим выбором России стало бы укрепление сотрудничества с КНР.
Такой тип сотрудничества мог бы быть политическим, поскольку открылась бы возможность синхронизации позиций стран в Совете Безопасности ООН, а также экономическим, поскольку торговля со второй экономикой мира не может не принести дивидендов для России.

Торговля России и КНР: на пути к 100 млрд долларов
Информационное агентство «Синьхуа» со ссылкой на пресс-секретаря Министерства торговли КНР сообщает, что на данный момент установились благоприятные факторы для устойчивого и быстрого роста российско-китайской торговли.
Издание отмечает, что за первые четыре месяца текущего года товарооборот России и КНР составил 31,2 млрд долларов, что на 30% больше по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. Согласно анализу Министерства торговли КНР, рост товарооборота базируется на нескольких причинах. Среди этих причин: продолжение стабилизации российской экономики, рост объема импорта из России в Китай, а также постоянное появление новых точек роста. Растут инвестиции, реализуются крупные проекты. Подчеркнуто, что Китай продолжит принимать меры по оптимизации структуры торговли, а также создании новых точек роста во взаимодействии с Россией. Наконец, в этом году ожидается продолжение увеличения товарооборота между странами, что позволит превысить отметку в 100 млрд долларов в товарообороте двух стран.