Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (29.03.2021 - 11.04.2021)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (29.03.2021 - 11.04.2021)

Владимир Нежданов, магистр международных отношений

Пресса и аналитические центры стран Азии писали о кризисе в отношениях России, КНР и стран Запада, рассуждали о динамике российско-индийских и российско-европейских взаимоотношений, развитии диалога стран Центральной Азии с Индией, Турцией и США, а также о ситуации на Украине.

Россия, КНР и Запад: начало новой холодной войны?

Издание «Хуаньцю шибао» считает, что в США некорректно оценивают состояние российско-китайских отношений.

На Западе набирает популярность идея, что Россия, углубляя сотрудничество с КНР, становится «зависимым государством».
Взаимоотношения России и КНР абсолютно равноправны, страны уважают интересы друг друга. А вот положение США в системе международных отношений, напротив, основано на поддержании неравенства, изображение России как зависимого государства преследует целью вбить клин между Москвой и Пекином.

Несмотря на рост противоречий, Россия, Китай и США как постоянные члены Совета Безопасности ООН должны искать возможности для укрепления взаимного доверия, чтобы сохранить международный порядок и оперативно реагировать на глобальные вызовы.

Развивая диалог, Москва и Пекин могли бы активизировать сотрудничество в ООН.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (29.03.2021 - 11.04.2021), изображение №1

Сталкиваясь с давлением Запада, Москва и Пекин могли бы инициировать международную дискуссию по проблеме соблюдения прав человека, способствовать решению глобальной проблемы бедности. Стороны также могут проработать механизмы противодействия общим вызовам безопасности.

Издание «South China Morning Post» обращает внимание, что российско-китайский альянс может сложиться благодаря давлению со стороны США.

США все чаще призывают своих союзников вместе противостоять России и КНР, что может вылиться в использование НАТО для сдерживания Москвы и Пекина.
Издание «Asia Times» подчеркивает, что заявление Дж. Байдена о В. Путине, в котором он подтвердил, что считает российского президента убийцей, стало переломным моментом российско-американских отношений.

Ответ В. Путина может быть интерпретирован как отсутствие у Вашингтона морального права оценивать действия иностранных государств.

В Пекине также подчеркивают, что у США нет права вести диалог с КНР с позиции силы. Более того, Вашингтон злоупотребляет представлениями о национальной безопасности, чтобы препятствовать развитию торговых отношений и изображает Китай в качестве державы-ревизиониста.

Издание «Nikkei Asian Review» считает, что Москва и Пекин готовятся к формированию единого антизападного фронта.

Одной из проверок росийско-китайских отношений должно стать продление Договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.
Ключевым показателем станет характеристика взаимоотношений двух стран со стороны Пекина, его готовность назвать российско-китайские отношения союзническими.

Ожидаемым событием 2021 года станут военные учения Москвы и Пекина, которые должны пройти в европейской части России. Подобные действия, вероятно, будут направлены на демонстрацию российско-китайского единства странам НАТО.

Россия, Индия, Европа: взгляд из КНР

Китайский институт международных исследований говорит о проблемах в отношениях Москвы и Нью-Дели, маркером которых стали отмена российско-индийского саммита в 2020 году и то, что В. Путин не упомянул о сотрудничестве с Индией ни в рамках ежегодной пресс-конференции, ни на последнем выступлении в клубе «Валдай».

На отношения России и Индии влияет множество противоречивых факторов: стремление Нью-Дели стать постоянным членом Совета Безопасности ООН, тесное сотрудничество Индии с США и Европой, а также стремление сохранить нейтралитет России по вопросу Кашмира.

Ключевым элементом российско-индийских отношений остается сотрудничество в военно-технической сфере.

70% военной техники и вооружений Индии либо поставлены из России, либо произведены по российским лицензиям.
Москва и Нью-Дели проводят совместные военные учения с 2003 года, а также обладают рядом совместных военных разработок. Важным шагом стало подписание соглашения о закупке Индией зенитно-ракетных комплексов С-400 на общую сумму 5,4 млрд долларов.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (29.03.2021 - 11.04.2021), изображение №2

Слабым местом российско-индийских отношений остается торгово-экономическое сотрудничество. На российско-индийский товарооборот в 2019 году приходилось менее 1,4% от общего объема внешней торговли Индии.
На российско-индийские отношения оказывают влияние два фактора: сближение Нью-Дели и Вашингтона и активизация интересов Индии в Центральной Азии.
Хотя Россия и Индия выступают стратегическими партнерами, стороны не готовы к всеобъемлющему сотрудничеству. При этом диверсификация поставок вооружений в Индию в перспективе отразится на диалоге с Москвой, что приведет к еще большим различиям в национальных интересах сторон.

Издание «The Times of India» не согласно, что отношения Москвы и Нью-Дели находятся в кризисе, поскольку стороны договорились о дальнейшем развитии военно-технического сотрудничества.

Несмотря на критику со стороны США, Москва и Нью-Дели готовы расширить взаимодействие по производству российских вооружений на предприятиях Индии.
В Китайском институте международных исследований также занялись поиском причины обострения противоречий России и Европы.

2020 год стал новым поворотным моментом российско-европейских отношений из-за противоречий относительно вопросов исторической памяти и отравления А. Навального.

Тем не менее Россия остается частью европейской цивилизации, а стремление восстановить отношения с Европой – важное направление внешней политики Москвы.
Сегодня нет оснований надеяться на российско-европейское примирение в ближайшем будущем. Стремясь к единству Европейского союза, Запад заинтересован в удовлетворении антироссийских настроений Польши и стран Балтии. Вместе с тем США стремятся не допустить восстановления российско-европейских отношений, учитывая эскалацию противоречий Москвы и Вашингтона.

Россия и КНР: Арктическое сотрудничество

Издание «South China Morning Post» напоминает, что три года назад КНР опубликовала стратегию в отношении «Полярного Шелкового пути», стремясь добиться расширения своего присутствия в Арктике.

Китайские компании проявляют интерес к транспортным возможностям региона, реализуются арктические научные экспедиции. КНР анонсировала, что в 2022 году будет запущен спутник, цель которого – наблюдение за состоянием арктических морских путей и состоянием льда.

Стратегия Пекина в Арктике – часть проекта государственного развития КНР на 14-ю пятилетку.
Хотя Китай присоединился к Арктическому совету в 2013 году в качестве наблюдателя, стремясь получить больше возможностей для деятельности в регионе, он имеет непростые отношения со многими членами организации. Можно сказать, что КНР уже встретила санкционное давление со стороны организации, поскольку Вашингтон и Оттава напрямую ввели санкции против Пекина, а Дания, Финляндия и Швеция – косвенно, через механизмы Европейского союза.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (29.03.2021 - 11.04.2021), изображение №3

Несмотря на то, что Россия станет председателем Арктического совета с мая 2021 года, это не означает, что Китай может автоматически рассчитывать на поддержку в доступе в этот регион. Россия связывает собственные интересы безопасности с ситуацией в Арктическом регионе, а значит, Москва не пойдет на предоставление Пекину доступа в Арктику без весомой для себя выгоды.

Центральная Азия: сотрудничество с Индией, Турцией и США

Издание «The Economic Times» отмечает, что Нью-Дели стремится сделать упор на академические исследования о цивилизационных связях с Центральной Азией, добиваясь интенсификации культурного диалога.

Согласно нарративу Нью-Дели, взаимоотношения Индии и Центральноазиатского региона существовали с глубокой древности и никогда не прерывались.
Издание полагает, что США теряют интерес к Центральной Азии. Также, несмотря на развитие инициативы «Пояса и Пути» подход Китая к региону стагнирует. Что касается России, она сталкивается с сокращением влияния в регионе из-за экономической слабости.

В этой связи Индия стремится укрепить сотрудничество со странами Центральной Азии, а также включить их в проекты Индо-Пацифики.

Кроме того, происходит активизация взаимоотношений Турции и стран Центральной Азии. Анкара стремится расширить свое присутствие в регионе с целью формирования союза тюркоязычных стран.

Турция рассматривает Южный Кавказ как вход в Центральноазиатский регион, а реализация транспортного коридора Баку-Тбилиси-Карс преследует геополитические цели.
Укрепление позиций Турции в Центральной Азии происходит параллельно с развитием диалога Анкары и Пекина. В ноябре 2015 года Турция и КНР подписали меморандум о взаимопонимании по сопряжению инициативы «Пояса и Пути» и турецкого «Среднего коридора». Заметим, что в конце 2020 года впервые были отправлены поезда из Турции в Китай и обратно с использованием коридора Баку-Тбилиси-Карс.
Намерения Турции укрепить позиции в Центральной Азии подтверждаются активизацией дипломатического диалога.
Хотя Турция не обладает экономической базой в регионе, Анкара планирует создать экономическую и культурную основу для регионального сотрудничества к 2026-2028 гг., продвигая идею развития общих со странами Центральной Азии рынков товаров, инвестиций, рабочей силы и услуг.

Тем не менее укрепление позиций Турции на Каспийском море и в Центральной Азии может привлечь внимание Запада, создавая потенциал для активизации сотрудничества Анкары, Брюсселя и Вашингтона, что может вылиться в рост противоречий с Москвой и привести к разрыву сотрудничества Анкары с Пекином.

Издание «The Diplomat» отмечает, что США намерены добиться интеграции Афганистана в Центральноазиатский регион.

17 марта США, Афганистан и Таджикистан учредили трехсторонний формат сотрудничества, обсудив взаимодействие в сферах безопасности, политики, энергетики, экономики и социальной сферы. В мае 2020 года был официально учрежден аналогичный диалог между США, Афганистаном и Узбекистаном.

Развитие подобных платформ выступает частью подхода администрации Дж. Байдена к Центральной Азии и Афганистану ввиду трех причин.

Во-первых, Вашингтон готовится к выводу войск из Афганистана. Как следствие, США нужны региональные партнеры в Центральной и Южной Азии, которые смогут оказывать поддержку Афганистану и будут готовы к интеграции страны в региональные экономические системы.

Во-вторых, урегулирование конфликта в Афганистане может принести странам Центральной Азии ряд преимуществ, включая торгово-экономические возможности, связанные с доступом к морским портам и взаимодействию со странами Южной Азии.

Наконец, подобные шаги США демонстрируют стремление Вашингтона закрепить свое влияние в Центральной Азии.

Вашингтон посылает сигнал Афганистану и странам Центральной Азии, что он не намерен покидать регион.

Ситуация на Украине: взгляд из Китая

Издание «Гуаньча» считает, что Россия и Украина могут столкнуться с новым военным кризисом, поскольку размещение иностранных военных специалистов на Украине воспринимается в Москве как серьезная провокация.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (29.03.2021 - 11.04.2021), изображение №4

«Хуаньцю шибао» также полагает, что ситуация вокруг Украины накаляется. Приводя в пример заявления российских и зарубежных новостных изданий, в авторы материала отмечают резкую риторику сторон и их неготовность к диалогу.