Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (27.01. – 9.02.2018)

Постсоветская Евразия: взгляд с Запада (27.01. – 9.02.2018)

Всеволод Шимов, к.п.н., доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета

В рассматриваемый период появился ряд материалов, посвященных «Восточному партнерству» и взаимоотношениям Запада с союзниками России на постсоветском пространстве. По-прежнему в центре внимания Украина. Среди других тем – новая роль Китая в Прибалтике, проблемы транзитного потенциала Беларуси и «зигзаги» внешней политики Армении.

Восточная дилемма ЕС: приоритет интересов над ценностями?
Статья Тони ван дер Тогта с таким заголовком посвящена анализу состояния и перспектив «Восточного партнерства», а также общим проблемам восточной политики ЕС. Возвращаясь к итогам брюссельского саммита «Восточного партнерства», состоявшегося 24 ноября 2017 года, Т. ван дер Тогт отмечает сохранение «амбициозной реформистской повестки» при одновременном смещении акцентов с продвижения европейских норм и ценностей в странах Партнерства на вопросы стабильности и безопасности.
Автор связывает это с общей «усталостью от расширения», в результате чего ни одна из стран Партнерства не получает четких гарантий вступления в ЕС.
Наиболее доступные плоды от сотрудничества в рамках ВП в виде соглашений об ассоциации и безвизового режима уже получены, а отсутствие дальнейших перспектив снижает мотивацию в продвижении реформ, которые к тому же могут представлять угрозу для местных коррумпированных олигархических режимов. Как и многие другие авторы, Т. ван дер Тогт обращает внимание на фрагментацию «Восточного партнерства» на «лидеров» (Украина, Грузия, Молдова) и «аутсайдеров» (Беларусь, Азербайджан), однако делает оговорку, что после подписания нового соглашения между Арменией и ЕС Ереван теперь занимает промежуточное положение между этими двумя группами.



Автор также обращает внимание на российский фактор и на то, что противоборство между ЕС и Россией оказывает негативное дестабилизирующее влияние на это «пространство общего соседства», которое превращается в «пространство конкурентного соседства». В настоящее время в рамках «Восточного партнерства» проблема отношений с Россией никак не артикулирована, однако Т. ван дер Тогт убежден, что «Восточное партнерство» не может существовать без той или иной степени взаимодействия с Россией и Евразийским экономическим союзом.
По сути, автор предлагает некую версию «интеграции интеграций», предполагающую постепенное сближение ЕС и ЕАЭС с согласованием и гармонизацией правил и норм.
В этом контексте «Восточное партнерство» должно выстраиваться по системе трехсторонних договоров между ЕС, странами «Восточного партнерства» и Россией/ЕАЭС.

Российские «союзники»
Доклад Калева Стойческу посвящен анализу взаимоотношений Запада с главными российскими «союзниками» (это слово употребляется автором исключительно в кавычках) – Беларусью, Казахстаном и Арменией. По мнению К. Стойческу, Запад не имеет четкой и единой стратегии в отношении этих стран (это, в частности, выражается в отмене санкций против Беларуси со стороны ЕС и их сохранение со стороны США) и не уделяет им достаточного внимания, фактически бросая их один на один с Россией.
Российская политика в отношении «союзников» описывается как по сути диктаторская: Москва навязывает им свои условия, не уважает их суверенитет, видя в этих странах свой экономический и политический придаток. Кроме того, Кремль крайне ревниво относится к любым взаимоотношениям своих «союзников» с Западом и пытается изолировать их от внешних влияний. Автор считает такое положение неприемлемым и опасным, особенно на фоне все более «агрессивной» внешней политики России.
Поэтому эксперт призывает Запад к более активным действиям в отношении российских «союзников», которые должны способствовать более активному вовлечению этих стран в двусторонние отношения.
По мнению К. Стойческу, задача Запада заключается в укреплении суверенитета российских союзников и их национальной идентичности (особое беспокойство К. Стойческу вызывает «советская» идентичность Беларуси), развитие гражданского общества и «европейски мыслящей» молодежи, поддержка малого и среднего бизнеса.
Вместе с тем автор не считает, что эти меры должны быть направлены на «отрыв» Беларуси, Казахстана и Армении от России и втягивание их в зону западных интересов.
Он полагает, что западная политика направлена лишь на формирование более дружественного международного окружения, а российские «союзники» как суверенные государства имеют право на собственную внешнюю политику, которая должна строиться на политическом реализме и взаимовыгодных интересах.



Новая роль Китая в балтийских государствах
Уна Александра Берзина-Черенкова анализирует пятилетний опыт сотрудничества прибалтийских государств и Китая в рамках платформы «16+1», инициированной руководством КНР для взаимодействия с государствами Восточной и Южной Европы.
Автор отмечает, что большинство государств – участников данной инициативы испытывают разочарование в связи с недостаточно высоким уровнем товарооборота и малым количеством китайских инвестиций.
На этом фоне государства Балтии в целом удовлетворены результатами пятилетнего сотрудничества с Китаем. Автор объясняет это изначально низким уровнем ожиданий.
Государствам Балтии было важно не «потеряться» и не остаться незамеченными руководством КНР, поскольку все без исключения участники инициативы позиционируют себя как «ворота между Западом и Востоком» и «точку входа» для Китая на рынок ЕС. Государства Балтии с их малыми внутренними рынками и тупиковым геополитическим положением в этом плане находились не в лучшей позиции. Однако, как свидетельствует двукратный рост прибалтийского экспорта в Китай, балтийским странам удалось занять место в его европейской стратегии. Кроме того, преимущество прибалтийского подхода к сотрудничеству с Китаем заключается в том, что, в отличие от государств Вишеградской группы, они не рассматривают его как противовес ЕС. Таким образом, несмотря на ограниченность китайского присутствия в регионе, перспективы отношений государств Прибалтики с КНР оцениваются автором достаточно оптимистично.

Беларусь
В статье С. Богдана «Беларусь теряет российский транзит и ищет европейские и китайские альтернативы» анализируются перспективы Беларуси как транзитного государства. Автор отмечает существенный рост доходов от транзита в последние несколько лет и дает обзор планов белорусского правительства по дальнейшему наращиванию транзитного потенциала республики. Подобная положительная динамика объясняется конфликтом на Украине, из-за которого многие транзитные грузы, ранее шедшие через Украину, теперь пошли через Беларусь. Существенно возрос поток транзитных авиапассажиров после прекращения прямого сообщения между Украиной и Россией – теперь Беларусь стала главным транзитным узлом между двумя странами. Кроме того, возможное полное прекращение железнодорожного сообщения между двумя странами может еще больше увеличить транзитный поток через Беларусь.
Вместе с тем С. Богдан считает ситуацию вокруг белорусского транзита неустойчивой, в первую очередь из-за политики России.
Так, по мнению С. Богдана, Беларусь находится перед угрозой потери газового транзита из-за проекта «Северный поток», который должен снизить зависимость России от стран-транзитеров, включая Беларусь. С. Богдан также отмечает проект по строительству больших железнодорожных паромов, которые возьмут на себя транзит между материковой Россией и Калининградской областью, идущий в настоящее время через Беларусь. Белорусскому транзитному потенциалу также угрожает закрытие белорусско-российской границы для граждан третьих стран (с октября 2016 года) и введение зоны пограничного контроля (с февраля 2017 года), при этом евразийская интеграция никаких транзитных выгод и преимуществ не дает (С. Богдан ссылается на данные директора правления Евразийского банка развития Д. Панкина). В этих условиях Беларусь вынуждена искать альтернативы прежде всего в рамках транзитных проектов между ЕС и Китаем, а политика России, по словам С. Богдана, «будет неуклонно отчуждать Минск от Кремля».



Украина
В статье «Шанс для мира на Украине?» Доминик Янковский и Лиана Фикс рассматривают возможные параметры миротворческой миссии на Донбассе и методы ее реализации. Обсуждение миротворческой миссии на Донбассе было инициировано В. Путиным осенью 2017 года, однако реальных договоренностей, в том числе при помощи переговоров между Куртом Волкером и Владиславом Сурковым, достичь так и не удалось.
Российское предложение, предусматривающее ограниченную миссию сроком на полгода на линии разграничения сторон авторы статьи отвергают как неприемлемую.
По их словам, «Россия таким образом пытается избежать политической ответственности за конфликт и вместо этого занять место посредника под прикрытием ООН». Д. Янковский и Л. Фикс настаивают на миссии, охватывающей всю территорию ДНР и ЛНР, включая российско-украинскую границу, «чтобы не допустить вооружения повстанцев со стороны России». Кроме того, миссия должна иметь политический мандат, способствовать реализации Минских соглашений и передаче неподконтрольных Киеву территорий украинским властям. Для реализации такого подхода авторы считают дипломатические усилия недостаточными и предлагают применять в отношении России политику «кнута и пряника».
В статье «Украинская молодежь: равнодушная к политике и не доверяющая ЕС» Гведолин Сасс приводит данные социологических исследований о настроениях украинской молодежи накануне избирательных кампаний, предстоящих в 2019 году. В целом политическая обстановка на Украине характеризуется низким доверием к властям и ключевым политическим фигурам, однако, по словам Г. Сасс, речь не идет о «новом майдане», и в целом общественные настроения определяются апатией и безразличием. Среди украинской молодежи также фиксируется высокая степень политического равнодушия (65% «не интересуются политикой вообще» или «почти не интересуются»). Кроме того, отмечается крайне низкий процент участия молодежи в общественных движениях и гражданских инициативах (3%). Украинская молодежь демонстрирует достаточно консервативные семейные ценности и нетерпимость к гомосексуализму, будучи одновременно достаточно «толерантной» к взяточничеству и коррупции. Порядка 60% молодежи считает, что Украина должна стать членом ЕС (на Востоке и Юге показатели ниже – 42 и 33% соответственно), при этом доверяет ЕС только треть молодежи, еще треть – не доверяет, оставшиеся не определились. Г. Сасс считает эти данные достаточно тревожными и призывает ЕС более активно заниматься украинской молодежью.

Армения
В статье «Армения тестирует новую внешнеполитическую концепцию?» Эдуард Абрахамян анализирует изменения внешней политики Еревана за последние несколько лет. До событий на Украине и связанного с ними конфликта России и Запада внешняя политика Армении строилась по принципу «комплиментарности», т.е. многовекторной политики, балансирующей между основными региональными партнерами Армении.
После 2014 года баланс существенно сместился в пользу России.
По мнению автора, в сфере безопасности интересы Армении оказались полностью подчинены интересам России, что существенно ограничивает как внешнеполитические возможности по взаимодействию с другими центрами силы (Запад, Иран, Индия, Китай), так и противоречит региональным интересам самой Армении (поставки российских вооружений в Азербайджан). Э. Абрахамян полагает, что недавно подписанное Соглашение о всеобъемлющем и расширенном сотрудничестве, которое он называет усеченным вариантом отклоненного в 2013 году Соглашения об ассоциации, означает фактическое признание Армении со стороны ЕС зоной эксклюзивного влияния России.