Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока  (21.12.2020 - 03.01.2021)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (21.12.2020 - 03.01.2021)

Владимир Нежданов, магистр международных отношений

Пресса и аналитические центры стран Азии говорили о развитии российско-китайского диалога, динамике взаимодействия России и Индии и международном сотрудничестве в Центральной Азии. Другими темами стали развитие связей России и стран АСЕАН и перспективы инициативы Большой Евразии.

Россия и Китай: укрепление стратегических связей

Издание «Хуаньцю шибао» считает, что укрепление российско-китайских отношений в 2021 году будет происходить на фоне дальнейшей эскалации противоречий с США и странами Запада.

22 декабря 2020 года ВВС России и Китая провели очередное совместное стратегическое патрулирование в Азиатско-Тихоокеанском регионе, что стало сигналом для Вашингтона о росте военно-стратегических возможностей Москвы и Пекина. В дополнение, Россия и Китай продлили соглашение об уведомлении о запуске баллистических ракет, подтвердив приверженность сохранению глобальной системы контроля над вооружениями.

Активизация российско-китайского военного сотрудничества вызывает обеспокоенность на Западе, где опасаются создания военного альянса Москвы и Пекина.

Китайские эксперты, однако, считают, что военный союз Москвы и Пекина можно рассматривать исключительно как маловероятный сценарий. Против создания военного альянса говорит то, что такая форма взаимодействия принесет значительные политические и экономические издержки.

Издание «Asia Times» считает, что совместное стратегическое патрулирование ВВС России и Китая стало серьезным геополитическим заявлением. Китайские эксперты намекают, что подобные совместные действия станут «рутинным делом».

Проведение совместного с Китаем патрулирования не было необходимым для обеспечения безопасности России, однако было направлено на демонстрацию возможностей сторон.

Пекин сигнализирует, что российско-китайское стратегическое партнерство способно противостоять возрастающему давлению со стороны Вашингтона.

Издание «Nikkei Asian Review» отметило, что хотя Россия и Китай вряд ли создадут военный альянс, ожидается, что Москва и Пекин время от времени будут подавать подобные сигналы, подчеркивая, что США должны осознавать такую возможность.

Шансы на улучшение отношений США с Россией и Китаем при администрации Дж. Байдена невелики, поскольку пришедшие к власти демократы будут делать жесткие заявления по вопросам прав человека и демократизации.

Если дальнейшее обострение напряженности между США и Китаем разделит мир на два блока, у России не будет другого выбора, кроме как присоединиться к лагерю во главе с КНР и, по сути, стать младшим партнером Пекина, что абсолютно не выгодно для Москвы.

Издание «Хуаньцю шибао» подчеркнуло, что создание военного союза Москвы и Пекина не поможет сторонам решить актуальные международные проблемы. Тем не менее, координация действий будет носить все больший стратегический характер, выступая механизмом, направленным укрепление безопасности и сдерживание глобальных амбиций Вашингтона.

Издание «South China Morning Post» рассказало о телефонном разговоре лидеров России и Китая в преддверии 2021 года.

Подчеркнуто, что отношения Москвы и Пекина переживут любые попытки расколоть дружбу сторон.

Россия и Индия: политические противоречия

Издание «The Print» предположило, что отмена саммита Россия - Индия в 2020 году была связана с ростом противоречий Москвы и Нью-Дали из-за развития сотрудничества Индии и США.

Ежегодный саммит России и Индии выступает одним из ключевых механизмов стратегического партнерства сторон с 2000 года.

Издание отмечает, что саммит 2020 года был отложен, а позже отменен, из-за недовольства Индии критическими высказываниями российских официальных лиц в отношении Индо-Пацифики и QUAD.

Статья переполнена резкими высказываниями отставных индийских дипломатов, включая бывшего посла Индии в России К. Сибала.

Издание «The Times of India» поспешило опровергнуть материал, сообщив, что саммит Россия-Индия был отменен из-за пандемии коронавируса, а не из-за политических противоречий сторон.

Посольство России в Индии также выпустило опровержение, заявив, что участие Нью-Дели в QUAD не может рассматриваться как причина отмены российско-индийской встречи.

Издание «The Print» опубликовало интервью с послом России в Индии Н. Кудашевым.

По словам российского дипломата отношения России с КНР, Пакистаном и Индией не находятся в зависимости друг от друга, поэтому укрепление связей с одной из сторон не означает ослабления связей с другими.

Хотя Россия и Индия не смогли провести саммит в 2020 году, стороны углубили двустороннее сотрудничество в военно-технической сфере. Москва и Нью-Дели открыли новую главу в оборонном сотрудничестве, начав экспорт ракет «Brahmos» на Филиппины. Представители российского посольства заявили, что российские компании ожидают начала 13-й авиакосмической выставки «Aero-India 2021», которая запланирована на февраль 2021 года. В рамках мероприятия Россия будет иметь один из крупнейших выставочных стендов, демонстрируя истребители, вертолеты, а также системы С-400 и Бук.

Издание «Financial Express» и вовсе говорит о том, что Россия поддерживает индийское видение Индо-Пацифики, критикуя исключительно формат сотрудничества QUAD.

Россия и Индия переживают период укрепления взаимоотношений, а не их деградации. Стороны работают над дедолларизацией товарооборота и разработкой Соглашения о свободной торговле между Индией и ЕАЭС.

Тем не менее, издание «Хуаньцю шибао» подчеркнуло, что развитие отношений Москвы и Нью-Дели будут напрямую зависеть от динамики отношений в четырехугольнике Россия - КНР - США - Индия.

Взаимоотношения России и Индии все еще нацелены на сотрудничество и отмена саммита в связи с форс-мажором не приведет к качественным изменениям двусторонних отношений.

Вместе с этим, геополитические векторы развития Москвы и Нью-Дели не совпадают, поскольку политически Россия движется на Восток, а Индия на Запад.

России следует делать больше усилий для увеличения эффективности БРИКС, РИК и ШОС, укрепляя диалог между Индией и КНР. Так, Москва могла бы предложить Пекину и Нью-Дели новые проекты для активизации сотрудничества в Арктике, Центральной Азии и на Дальнем Востоке.

Центральная Азия: возможности для международного взаимодействия

Издание «The Diplomat» подчеркивает, что взаимодействие в треугольнике Индия - Иран - Узбекистан и развитие иранского порта Чехбехар способны привести к укреплению позиций Нью-Дели в Центральной Азии.

Развитие порта Чехбехар отроет возможности строительства транспортной инфраструктуры в Центральной Азии с выходом в Индийский океан.

Намерения Ташкента в развитии Чехбехара серьезны, поскольку Узбекистан уже наладил железнодорожное сообщение с Афганистаном для соединения с иранскими железнодорожными линиями.

Развитие инфраструктуры сделает порт Чехбехар воротами в Центральную Азию, которые, позволят Нью-Дели поставлять грузы в регион, минуя территорию Пакистана. При этом развитие порта и включение в этот проект стран Центральной Азии приведет к ослаблению позиций КНР и созданию альтернативы китайской инициативе «Пояса и Пути».

Издание «Arab News» считает, что Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, должен активнее развивать сотрудничество с государствами Центральной Азии.

Диалог арабских и центральноазиатских государств обладает значительным экономическим потенциалом, что поможет сделать Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива частью евразийской цепочки поставок энергоносителей и товаров.

Казахстан и ОАЭ уже приступили к активизации сотрудничества. В октябре 2020 года Нур-Султан и Абу-Даби подписали соглашение на сумму 6,1 млрд долларов для реализации более 20 проектов, связанных с развитием агробизнеса и вопросами продовольственной безопасности.

Саудовская Аравия активно развивает диалог с Узбекистаном. Компания «ACWA Power» объявила о подписании трех стратегических соглашений, нацеленных на увеличение производства электроэнергии и технического развития на 2,5 млрд долларов с Министерством энергетики Узбекистана.

Укрепление позиций государств Персидского залива в Центральной Азии способно повлиять на динамику развития региона и выступить балансиром интересов держав, которые уже включены в соперничество за влияние в Центральной Азии.

Россия в АТР: перспективы взаимоотношений

Издание «Vietnam+» отметило, что главными проблемами развития сотрудничества России и стран АТР в 2020 году стали пандемия коронавируса, глобальный экономический спад, а также эскалация противоречий КНР и США.

Хотя в 2020 году наблюдались положительные сдвиги в отношениях России и Японии, стороны вряд ли смогут добиться прорыва в переговорах по территориальному спору и мирному договору в 2021 году.

Немаловажно, что Индия оказалась одной из наиболее пострадавших стран по причине пандемии коронавируса. В связи с этим, Москве и Нью-Дели придется приложить больше усилий в 2021 году для поддержания достигнутого уровня торговли. Так, российско-индийский товарооборот за первые девять месяцев 2020 года упал более чем на 16% в годовом исчислении.

Издание «Khmer Times» опубликовало статью А. Боровика, Чрезвычайного и полномочного посла России в Камбодже, о перспективах взаимодействия Москвы с Пномпенем и АСЕАН.

Дипломат отмечает важность сотрудничества России и Камбоджи в рамках международных платформ, включая ООН, Диалоговое партнерство Россия-АСЕАН, Региональный форум АСЕАН и Восточноазиатский саммит.

2016 год стал знаковым для отношений России с Камбоджей и АСЕАН в связи с проведением саммита Россия-АСЕАН и первого визита премьер-министра Камбоджи в Россию.

Несмотря на вызовы 2020 года, диалог России с Камбоджей и АСЕАН подтвердил готовность продолжить построение дружественных отношений. Посол подчеркивает, что объединение возможностей ЕАЭС, ШОС, АСЕАН, китайской инициативы «Пояса и Пути» и Евросоюза позволит укрепить межрегиональную безопасность, экономическое, культурное и гуманитарное сотрудничество на всем евразийском континенте.

Россия в Евразии: возможна ли интеграция интеграций?

Исследовательский центр «Observer Research Foundation» обращает внимание, что географическое положение России само по себе дает ей статус евразийской державы, хотя евразийская повестка во внешней политике России оформилась не так давно.

Появление концепции Большой Евразии в 2016 году привлекло международное внимание к России, однако структурное измерение Большой Евразии осталось неясным практически для всех потенциальных участников.

Хотя ЕАЭС рассматривается в качестве центра Большой Евразии, пока что он не может похвастаться реализацией масштабных проектов в рамках сопряжения с инициативой «Пояса и Пути», а соглашения о свободной торговле между ЕАЭС и странами Евразии не формируют политический ландшафт, способствующий интеграции интеграций.

С политической точки зрения развитие Большой Евразии выглядит еще сложнее, поскольку члены ЕАЭС сопротивляются усилению политической координации, к чему добавляются китайско-индийские противоречия.

Большая Евразия требует от России улучшить политические и экономические связи со всеми странами евразийского континента без исключения.

Пока рано говорить об успехе Большой Евразии. Однако создание концепции уже привело к тому, что Россия постепенно отказывается от идентичности европейской державы и начинает восстанавливать свою глобальную роль в мировом порядке.