Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока  (10.05.2021 - 23.05.2021)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (10.05.2021 - 23.05.2021)

Владимир Нежданов, магистр международных отношений

Пресса и аналитические центры стран Азии говорили о конфронтации России и Украины, стратегии Москвы в Южной Азии, вопросах российско-китайского сотрудничества, а также проведении саммита министров иностранных дел Китая и стран Центральной Азии в формате «С+С5».

День Победы: взгляд с Востока

Издание «Хуаньцю шибао», рассуждая о празднованиях в честь Дня Победы, отметило, что Россия и КНР занимают общие позиции как в сфере исторической памяти, так и по актуальным вопросам мировой политики.

Пока США и их союзники демонстрируют враждебность по отношению к России и преуменьшают вклад Москвы в победу, Китай демонстрирует иное отношение к памяти об итогах Второй Мировой войны.

Формируется представление, что фундамент дружбы России и Китая был заложен во время войны, когда Москва и Пекин сражались плечом к плечу против нацистской Германии и Японии, а память об общем вкладе в победу передалась новым поколениям, несмотря на трения и конфликты сторон.

Издание «Жэньминь Жибао» подчеркивает, что Москва уделяет большое внимание памяти об итогах Второй Мировой войны с целью почтить память павших, продемонстрировать ценность мирной жизни и не допустить повторения трагедии.

Сегодня празднование Дня Победы становится механизмом защиты норм и ценностей мирового порядка, сложившегося по итогам Второй Мировой войны.

Российско-украинские противоречия: взгляд из Индии

Издание «The Indian Express» считает, что эскалация российско-украинского конфликта может произойти на фоне вопросов поставки воды в Крым.

Северо-Крымский канал, обеспечивающий поставки воды из Днепра в Крым, был главным источником воды на полуострове до 2014 года. Однако позже Украина построила плотину, что вызвало напряженность на фоне засухи и водного кризиса в Крыму.

Проверка готовности украинских войск В.Зеленским на границе с Крымом выступает сигналом того, что Киев не исключает силовой сценарий разрешения территориальных противоречий с Москвой.

Руководство Украины считает, что отвод российских войск от границы нельзя рассматривать как жест доброй воли. При этом, американские официальные лица также не исключают возможного столкновения Москвы и Киева.

Российская внешняя политика: Южная Азия

Издание «The International News» отмечает, что прошедший в апреле визит министра иностранных дел России С. Лаврова в Пакистан продемонстрировал рост интереса Москвы к Южной Азии.

В Пакистане сформировался новый подход в отношении России, который заключается в том, что Москва может выступить фактором стабильности в Южной Азии.

Среди приоритетных направлений российско-пакистанского сотрудничества: строительство нового газопровода, оборонная политика, обеспечение стабильности в Афганистане и расширение торговых отношений.

Сближение России и Пакистана демонстрирует стремление Москвы найти новых союзников и торговых партнеров на фоне роста международной напряженности.

До недавнего времени Россия ориентировалась на Индию в своей южноазиатской стратегии. Однако сегодня Москва заинтересована в поиске союзников, выступающих против западных «универсальных ценностей», стремится выступить в качестве альтернативы США, а также демонстрирует желание наладить тесное торгово-экономическое партнерство со странами региона.

Российско-китайские отношения: новые сферы сотрудничества

Исследовательский центр «Observer Research Foundation» сообщает, что технологическое сотрудничество приобретает все большее значение в отношениях России и Китая.

Взаимодействие сторон в военно-технической сфере обладает стратегическим значением. Помимо совместных проектов, Россия оказывает помощь КНР в разработке системы раннего предупреждения о ракетном нападении, что интерпретируется как движение Москвы и Пекина к созданию альянса.

Другим направлением сотрудничества стал космос. В 2019 году Москва и Пекин заявили о намерении построить научную станцию на Луне, а также сотрудничать в использовании навигационных систем «ГЛОНАСС» и «BeiDou».

Российско-китайское взаимодействие расширилось за счет появления новых совместных проектов в сфере искусственного интеллекта, больших данных, систем 5G, робототехники, цифровой экономики, биотехнологий и информационно-коммуникационных технологий. В частности, искусственный интеллект постепенно становится ведущей сферой сотрудничества, обладающей высоким потенциалом для развития технологий двойного назначения.

Цель Москвы и Пекина - перейти к прикладным исследованиям с участием китайского частного сектора и акцентом на цифровые технологии.

Стороны используют взаимную поддержку на многосторонних форумах, чтобы продвигать свои взгляды по вопросам установления норм в области технологий следующего поколения.

Сегодня и Россия, и Китай видят преимущества, которые перевешивают риски, связанные с сотрудничеством в сфере высоких технологий.

Тем не менее, Москва стремится избежать «асимметричной зависимости» от Китая, в свете ухудшения отношений с Западом и отсутствия альтернатив в сфере научно-технического сотрудничества.


Издание «Жэньминь жибао» рассказало об участии В.Путина и Си Цзиньпина в церемонии начала строительства объекта, возводимого по программе сотрудничества в области атомной энергетики.

Ядерная энергетика - приоритетное направление российско-китайского сотрудничества.

В июне 2018 года стороны подписали пакет соглашений о сотрудничестве в ядерной области. Были достигнуты договоренности о сотрудничестве в строительстве седьмого и восьмого энергоблоков Тяньваньской АЭС, а также третьего и четвертого энергоблоков АЭС «Сюдабао».

Издание «South China Morning Post» узнало, что Москва планирует предоставлять иностранцам вид на жительство в обмен на инвестиции.

Подобная практика, вероятно, прежде всего будет направлена на инвесторов из КНР.

Обладатели российского вида на жительство получают безвизовый въезд в 35 государств, могут начать собственное дело без патента или разрешения на работу, могут пользоваться российским обязательным медицинским страхованием и другими социальными услугами. Кроме того, существует весомый налоговый стимул: в то время как ставка налога в Китае достигает 45% для годового дохода, превышающего 149 000 долларов, в России подоходный налог с физических лиц на все доходы ограничен всего 15%.

«С+С5»: перспективы диалога

Официальный портал Министерства иностранных дел КНР сообщает, что 12 мая в городе Сиань состоялось заседание министров иностранных дел КНР и стран Центральной Азии в формате «С+С5».

Глава МИД КНР Ван И использовал исторические аналогии, подчеркивая, что контакты Китая и Центральной Азии имеют более чем 2000-летнюю историю.

Стороны договорились укреплять стратегическое доверие, наметить курс дальнейшего сотрудничества, укреплять взаимодействие в области медицины и здравоохранения, продвигать сотрудничество в рамках инициативы «Пояса и Пути», совместно вносить вклад в региональную безопасность и стабильность, защищать справедливость, продвигать новый тип международных отношений, а также укреплять механизм «C+C5».

В кулуарах саммита прошли двусторонние встречи министров иностранных дел стран Центральной Азии и КНР.

Дипломаты не только обменялись мнениями по ситуации на региональном уровне, но и подтвердили приверженность развитию стратегического сотрудничества.

Издание «Хуаньцю шибао» отмечает, что Китай делает упор на сотрудничестве со странами Центральной Азии в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, поскольку вывод американских войск из Афганистана может привести дестабилизации центральноазиатского региона.

Пекин считает, что соседним с Афганистаном странам необходимо координировать действия во избежание региональной дестабилизации. Борьба с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом - основная задача ШОС, а значит в перспективе можно рассмотреть вопрос о присоединении Афганистана к организации, чтобы члены ШОС могли помочь Кабулу укрепить свои возможности в борьбе с терроризмом и экстремизм.

Вместе с этим, расширение энергетического сотрудничества со странами Центральной Азии и Россией выступает одним из приоритетов КНР.

Издание «South China Morning Post» подчеркивает, что Китай укрепляет связи со странами Центральной Азии, используя поставку вакцины от коронавируса и реализацию проектов инициативы «Пояса и Пути».

Саммит «С+С5» прошел на фоне роста противоречий Китая и Запада по поводу заявлений о нарушении прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Попытки КНР наладить отношения со странами Центральной Азии отражают его желание укрепить свою позицию как в регионе, так и в ШОС. Институционализация связей в рамках группы «С+С5» происходит параллельно с попытками США укрепить свой механизм сотрудничества с центральноазиатскими странами. Как следствие, региональный аспект ложится в общую логику китайско-американского противостояния.

Увеличение активности Китая в Центральную Азию также сталкивается с растущим общественным беспокойством в Центральной Азии. Социологические опросы показывают, что, хотя правительства стран региона приветствуют сближение с Китаем, около трети граждан продолжают видеть в Китае угрозу.

Издание «South China Morning Post» обратило внимание, что поставка энергоносителей из стран Центральной Азии может позволить Китаю отказаться от поставок из Австралии, выступающей союзником США.

Так, Китай и Туркменистан договорились создать стратегическое партнерство в энергетическом секторе. Стороны рассматривают создание новых областей сотрудничества, которые бы выходили за рамки энергетических проектов: развитие торговли, инвестиционного взаимодействия и технологий.

Туркменистан - крупнейший поставщик природного газа в Китай, а газопровод «Центральная Азия-Китай» - один из флагманских проектов инициативы «Пояса и Пути».

По мнению издания «The Times of India» Китай пользуется экономическим спадом, вызванным пандемией коронавируса, для продвижения проектов инициативы «Пояса и Пути» и укрепления позиций в Центральной Азии.

Пекин намерен добиться создания китаецентричной системы взаимодействия в регионе и усилить свое влияние в Афганистане.

Издание акцентирует внимание, что регион Центральной Азии имеет цивилизационное, историческое, геополитическое и экономическое значение для Индии. Как следствие, в складывающейся обстановке Нью-Дели важно предпринять действия, защищая свои интересы в центральноазиатском регионе и Афганистане.