Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (08.01.18 - 21.01.18)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (08.01.18 - 21.01.18)

Владимир Нежданов, магистр международных отношений

На страницах корейской прессы говорили о роли КНР, России и Южной Кореи в построении экономического сотрудничества стран Северо-Восточной Азии. В Иране обсуждали тему изменения внешнеполитической стратегии России на Ближнем Востоке. Японская пресса разбиралась в вопросах экспорта российского и центральноазиатского природного газа в Южную Азию. Рассмотрена роль Гонконга в развитии инициативы «Пояса и Пути».

Сотрудничество России, КНР и Южной Кореи: путь к стабильности в Северо-Восточной Азии
Газета «The Korea Times» опубликовала интервью с главой комитета по экономическому взаимодействию на Севере при президенте Республики Корея Сон Ён Гилем (Song Young-gil). Глава комитета отмечает, что только прочные связи Республики Корея с КНР и Россией позволят КНДР открыться внешнему миру.
Решением северокорейского ядерного вопроса видится развитие экономического взаимодействия в Северо-Восточной Азии.
Ключевая роль России и Китая позволит уменьшить трение, продвинуть вперед экономическое партнерство двух Корей. Вместе с тем именно региональное экономическое сотрудничество позволит катализировать экономические реформы в КНДР, поможет стране выстроить открытую миру рыночную экономику. Отмечено, что Сеул обязан укрепить многосторонние экономические связи в регионе, поскольку эти усилия могут принести долгожданную стабильность в Северо-Восточную Азию.



Сон Ён Гиль указывает, что возглавляемый им комитет получил задание создать проект для экономического взаимодействия в Северо-Восточной Азии. По его словам, важное место в предполагаемой архитектуре взаимодействия занимают Монголия, КНР, Евразийский экономический союз и, в перспективе, КНДР. В данном случае комитет развивает свою работу в лоне так называемой «Новой северной политики», провозглашенной президентом Мун Чжэ Ином. Добавляя к этому «Новую южную политику», Республика Корея идет по пути диверсификации внешнеполитических отношений.
Главная цель проводимой Южной Кореей политики заключается в поиске новых точек экономического роста, а также привлечении Пхеньяна к экономическому сотрудничеству в регионе.
Сон Ён Гиль отмечает, что «Новая северная политика» имеет огромный потенциал. Это выражается в том числе на уровне двусторонних отношений. Так, Россия занимает всего 1,2% в торговом балансе Южной Кореи, что означает возможность значительного роста.
Сотрудничество России и Южной Кореи базируется на стратегии «девяти мостов», провозглашенной президентом Мун Чжэ Ином в сентябре 2017 года. Эта стратегия означает российско-корейское сотрудничество в девяти секторах экономики: кораблестроении, строительстве портов, развитии ледокольного флота, экспорте природного газа, развитии железных дорог, электроэнергетике, развитии индустриальных парков, сельском хозяйстве, а также в разведении рыб. В интервью сказано, что сфера кораблестроения уже может похвастаться результатами. Так, 3 января 2018 года президент Мун Чжэ Ин посетил верфь компаний Daewoo Shipbuilding & Marine Engineering в г. Кодже, занимающуюся строительством СПГ-танкеров ледового класса для проекта Ямал СПГ. Отмечено, что данный визит носил символический характер для одобрения текущей работы и сотрудничества.

Россия на Ближнем Востоке: эволюция взгляда и стратегии
На сайте Института изучения Ирана и Евразии было опубликовано интервью с Николаем Кожанковым преподавателем в ЕУСПб и СПбГУ к проблеме российского взгляда на Ближний Восток и Иран.
Эксперт отмечает, что за последние четыре года российское дипломатическое и военное присутствие в регионе значительно выросло.
Начиная с 2012 г. прошло несколько стадий эволюции российского взгляда. В начальный период, 2012 - 2015 гг., Москва осознала необходимость активных действий в регионе, хотя и старалась ограничиться дипломатической работой. Во время второго периода, с января по сентябрь 2015 г., Россия осознала себя как страна, имеющая конкретные интересы в регионе. Наконец, после размещения вооруженных сил в Сирии в 2015 г. Россия перешла к активной политике. В итоге произошла трансформация стратегии России от неучастия к активным попыткам влияния на ситуацию в регионе.
Главными причинами изменения российского подхода к региону названы «арабская весна»; возвращение В. Путина, разочарованного в западных партнерах, на пост российского президента, а также кризис российской экономики при необходимости договариваться с нефтедобывающими странами Ближнего Востока.
У России сегодня нет четкой идеологической стратегии в Ближневосточном регионе.
Это означает отсутствие четких представлений о желаемом политическом строе Ближнего Востока. Также отмечено, что, если изначально Россия была удовлетворена существовавшим status quo региона, то сегодня она уже в большей степени готова к изменениям. Бесспорно, что Россия поддерживает существующие государства и институты Ближнего Востока, однако она не будет против их изменения в своих интересах. При этом сегодня сложно представить любые изменения границ стран региона, которые могли бы удовлетворить Москву. В качестве примера приведен Курдистан. Москва прекрасно понимает, что его признание не только ударит по ее позициям, но и значительно повлияет на обострение конфликтов в регионе. Вместе с тем Москва была бы рада укрепить отношения с курдами.
Говоря о странах Персидского залива, эксперт отметил, что сегодня для Москвы крайне важно привлекать инвестиции стран этого региона в российскую экономику. Вместе с тем России необходимо взаимодействовать с Саудовской Аравией как для координации действий по рынку нефти, так и для получения поддержки от Эр-Рияда в отношении российских действий в Сирии.
Отмечено присутствие саудовской «мягкой силы» в Центральной Азии. Эксперт отмечает, что с точки зрения России это не проблема, поскольку современная российская политическая мысль рассматривает Запад как основную угрозу. Существует понимание в отношении экономического влияния Саудовской Аравии в Центральной Азии.
При этом подчеркивается, что Москва не будет обращать внимания на «мягкую силу» Эр-Рияда до тех пор, пока она не будет угрожать безопасности России в регионе.
Россия – единственная страна, имеющая полноценные дипломатические отношения со всеми государствами Ближнего Востока. Это означает, что Москва имеет возможность говорить с любым правительством региона, быть посредником любых разногласий. Однако такое положение налагает дополнительную ответственность, заключающуюся в необходимости самостоятельно балансировать между каждым центром силы.

Россия и рынок газа Южной Азии: взгляд из Японии
В «Nikkei Asian Review» вышла статья Юджи Куронумы (Yuji Kuronuma) о российский стратегии в отношении рынка природного газа в Южной Азии.
Автор отмечает, что под давлением санкций Россия обращается к странам Южной Азии, которые выступают новыми покупателями российского природного газа. Главными проектами в этой связи являются строительство газопровода в Пакистане, а также совместная разведка и разработка сибирских месторождений с Индией.
Так, премьер-министр Пакистана Шахид Хакан Аббаси (Shahid Khaqan Abbasi) заявлял, что обсуждал план по строительству газопровода с российскими официальными лицами во время саммита ШОС в Сочи. При этом переговоры по прокладке газопровода не были подтверждены пакистанским МИДом. Это дает основания полагать, что решение было сделано во время двусторонней встречи, либо в кулуарах саммита ШОС. Окончательно это решение было подтверждено в статье пакистанской газеты «Express Tribune» 24 декабря 2017 года. Газопровод «Север-Юг» стоимостью 2 млрд долларов должен связать г. Карачи и г. Лахор в Пакистане. СПГ будет доставляться в порт Карачи танкерами.



Данный проект имеет не только международное, но и местное политическое значение. Правящая партия Пакистана, Пакистанская мусульманская лига (Н), стремится укрепить свои позиции на выборах 2018 года, строит свою текущую политику на удовлетворении высокого спроса на энергоресурсы в стране. В современном Пакистане 1/4 граждан не имеют электричества. Причем сегодня 26% эксплуатируемых и множество новых электростанций работают на природном газе. Реализуемый проект получает финансирование из китайского Фонда Шелкового пути.
Запланировано, что газопровод сможет перекачивать до 1,2 млрд кубометров газа в день, что значительно увеличит российские продажи.
Планы России в Южной Азии также включают проект по строительству газопровода для соединения пакистанских потребителей с месторождениями Ирана, где находятся российские концессии на разведку. Важно, что этот трубопровод может быть продлен до Индии. 13 декабря 2017 года Газпром и Национальная иранская нефтяная компания согласовали дорожную карту по реализации проектов в Иране и подписали меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в проектах по СПГ.
Другой проект может соединить Центральную и Южную Азию. Президент России В. Путин отмечал, что Россия была приглашена к участию в реализации данного проекта со стороны президента Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова. Этот проект предполагает строительство газопровода в Индию и Пакистан через территорию Афганистана.
Что касается Сибири, то совместный российско-индийский проект реализуется на Ванкорском и Таас-Юряхском нефтегазовых месторождениях. В данном случае важно заметить, что спрос на природный газ и нефтепродукты в Индии постоянно растет. По оценкам экспертов, с 2016 по 2040 гг. потребление в Индии вырастет на 1 млрд тонн условного топлива, что составит 30% мирового роста. С сентября 2016 года действует программа «Gas4India», предполагающая снижение доли угля в производстве электроэнергии страны.
Таким образом, Азия становится ключевым направлением для развития экспорта энергоресурсов.
При этом экспорт российского газа делает довольно медленный поворот на Восток.
На азиатском рынке Россия в основном экспортирует топливо в Японию, КНР и Южную Корею. В процентном соотношении лишь 20% российского газа в 2015 году и 22% в 2016 году были проданы в Азию. Для сравнения, продажи в Европу составили 68% и 59% соответственно.

Один пояс - Один путь: роль Гонконга
В «South China Morning Post» вышла статья о роли Гонконга в рамках реализации инициативы «Пояса и Пути». Авторы статьи отмечают, что экономические итоги 2017 года в Европе и США стимулируют продолжающийся глобальный экономический рост. В свою очередь, именно в это время инициатива «Пояса и Пути» входит в фазу своей реализации. В данном случае Гонконг играет важную роль, используя в качестве инструмента Гонконгский совет по развитию торговли (Hong Kong Trade Development Council – HKTDC). Данный совет призван помочь логистической индустрии оперативно замечать и привлекать возможности бизнеса, которые появляются в рамках инициативы «Пояса и Пути».



Совет в качестве программы обозначил пять главных подходов к развитию. Во-первых, был создан интернет-портал «Пояса и Пути», чтобы развивать обмен информацией между экспертами, а также писать об инвестиционных проектах и историях успеха. Данный шаг позволит изучить экономическую среду стран «Пояса и Пути». Во-вторых, учреждено проведение ежегодного саммита «Пояса и Пути» для поиска бизнес- и инвестиционных возможностей. В-третьих, Совет обменивается информацией со множеством правительственных департаментов, с компаниями и профессиональными организациями, чтобы находить возможности сотрудничества. В-четвертых, Совет выстраивает отношения как с бизнесом, так и с правительственными кругами по всему миру в рамках множества инвестиционных и бизнес миссий. Наконец, Совет стремится соединить всех участников инициативы «Пояса и Пути», наладить их диалог.
Для дополнения пяти подходов, а также максимизации конкурентных преимуществ Гонконга, совет учредил специальную команду «Пояса и Пути». Эта команда разделена на пять рабочих групп, которые занимаются проблемами глобального рынка, КНР и АСЕАН, профессиональной сферой, малым и средним бизнесом и молодежью, а также связями с общественностью.
Деятельность Совета направлена на то, чтобы в перспективе сделать Гонконг инвестиционной и торговой платформой инициативы «Пояса и Пути».

Россия и Китай: развитие безналичных платежей
В газете «Жэньминь жибао» обратили внимание на то, что распространенные в КНР способы безналичной оплаты постепенно занимают рынок в России. При этом стоит ожидать увеличения количества пользователей китайских систем оплаты в 2018 году. Так, источники в UnionPay International заявили, что во время чемпионата мира по футболу в России произойдет рост числа банкоматов и торговых точек, принимающих карту китайской платежной системы, на 90%. Во всех городах, принимающих чемпионат, будет доступна оплата картами UnionPay. В дополнение к этому, в Москве сегодня можно использовать другую китайскую систему, AliPay, для оплаты автобусов, метро и аренды велосипедов.
Все это ведет к тому, что между двумя странами открываются новые возможности для сотрудничества в финансовой сфере.
Учитывая огромный туристический и деловой потенциал Китая, российский бизнес проявляет интерес и готовность к изучению и использованию новых способов оплаты. В июле 2017 года AliPay впервые была запущена в московском ЦУМе. Заметим, что покупки, совершаемые китайскими туристами, составляют около 9% оборота московского ЦУМа и около 22% оборота ДЛТ в Санкт-Петербурге.
При этом рынок китайских туристов в России продолжает расти. Так, в 2017 году Россию по «безвизовому каналу» посетили около 900 000 китайских туристов, что на 18% больше, чем в 2016 году. Во время Чемпионата мира по футболу в 2018 году ожидается около 100 000 туристов из КНР. Добавим к этому всех китайских студентов в российских университетах и получим довольно внушительный рынок. Потенциальный размер этого рынка составляет около 300 млрд рублей.
Россияне все больше используют карты UnionPay. Сегодня на российском рынке действует около 1,3 млн карт UnionPay, выданных российскими банками. Растет взаимодействие между национальными платежными системами. Так, в июле 2017 года UnionPay International начала осуществить сотрудничество по выпуску банковских карт совместно с картой «МИР». Данный шаг не только позволил UnionPay International закрепиться на российском рынке, но и расширил географию использования карты «Мир» до более чем 160 стран, где уже используют UnionPay.
Для адаптации китайских технологий безналичной оплаты в России есть все предпосылки. Во-первых, Россия стремится к диверсификации систем расчетов после начала санкционной политики стран Запада. Во-вторых, в рамках развития инициативы «Пояса и Пути» использование китайских безналичных систем может облегчить процесс оплаты товаров во всем регионе. Вместе с этим китайские компании могут провести необходимую модернизацию систем оплаты при сохранении финансовой безопасности стран региона. Наконец, в мире наблюдается общая тенденция к использованию технологий безналичной оплаты.
Сегодня распространение китайских безналичных платежей в мире набирает обороты. Отмечено, что развитие систем китайских платежей в России идет в рамках глобального процесса интернационализации юаня, а также развития взаимодействия технических стандартов и развития инфраструктуры платежей.