Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока  (05.07.2021 - 18.07.2021)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (05.07.2021 - 18.07.2021)

Владимир Нежданов, магистр международных отношений

Пресса и аналитические центры стран Азии говорили об особенностях обеспечения национальной безопасности России, перспективах российско-американского диалога, стратегии Москвы и Пекина в Центральной Азии, динамике китайско-украинского сотрудничества, а также взаимоотношениях России и стран АСЕАН.

Стратегия национальной безопасности России: взгляд из КНР

Издание «Хуаньцю шибао» опубликовало статью Чжао Луна, научного сотрудника Шанхайского института международных исследований, в которой китайский эксперт проанализировал новую Стратегию национальной безопасности России.

За последние пять лет международная среда претерпела серьезные изменения: возросло давление стран Запада, выраженное в синхронизации санкционной политики США и ЕС.

Духовные, моральные, культурные и исторические ценности России подвергаются атакам со стороны Запада, как следствие, обеспечение информационной безопасности приобретает для Москвы особое значение.

Чжао Лун не сомневается в том, что сотрудничество с Китаем стало приоритетным направлением российской политики.

В этой связи для Москвы особый смысл приобретает развитие механизмов сотрудничества в рамках ШОС и БРИКС.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (05.07.2021 - 18.07.2021), изображение №1

Издание «Хуаньцю шибао» отмечает, что США не способны добиться разрыва российско-китайских сотрудничества, поскольку Москва окончательно оставила надежды на восстановление отношений со странами Запада.

Россия понимает, что сегодня для нее главная угроза исходит с Запада, а не с Востока.

Российское руководство видит сокращение влияния и сил Запада и поэтому уделяет приоритетное внимание связям с незападными державами, такими как Китай и Индия.

Ма Юнбао, эксперт русист, полагает, что противоречия между Россией и Западом сегодня разрешить невозможно.

Россия окончательно отказалась от надежд на улучшение отношений с США и ЕС.

Москва выступает за расширение стратегического сотрудничества с Пекином и Нью-Дели. Китайские эксперты солидарны в том, что Россия и КНР, будучи крупными ядерными державами и постоянными членами Совета Безопасности ООН, обладают уникальным международным влиянием и обязаны защищать мировой порядок.

Москва и Пекин имеют общие интересы во многих областях и подвергаются одинаковому давлению со стороны Запада, поэтому Россия безальтернативно будет уделять приоритетное внимание сотрудничеству с КНР.

Россия и Китай в Центральной Азии: особенности взаимодействия

Израильский Центр стратегических исследований «Бегин-Садат» считает, что Россия и КНР могут создать особую систему сотрудничества в Центральной Азии, в которой между ними будут разделены вопросы экономики и безопасности.

Несмотря на рост политического влияния Пекина в Центральной Азии, наибольшее значение остается за торгово-экономическим и инвестиционным сотрудничеством Китая со странами региона.

Исторически транспортная инфраструктура Центральной Азии была связана с Россией, однако инфраструктурная стратегия Пекина, направленная на соединение Китая с Ближним Востоком и Южным Кавказом, открыла странам Центральной Азии новые возможности для международной торговли.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (05.07.2021 - 18.07.2021), изображение №2

В Москве опасаются, что новые транспортные коридоры лишат Россию значительной части транзитных грузов, а также приведут к беспрецедентному сближению стран Центральной Азии с Китаем.

Пекин делает ставку на создание точечных механизмов взаимодействия со странами региона, как, например, формат «С + С5».

Тем не менее нельзя говорить о том, что Россия «теряет» Центральную Азию. Москва обладает значительным военным потенциалом в регионе, включая военные базы в Таджикистане и Кыргызстане, сохраняется влияние Москвы в экономической сфере региона, а русский язык выступает основным языком международного общения Центральной Азии.

Эксперты израильского центра подчеркивают, что Россия прагматична в своей центральноазиатской стратегии. Москва понимает, что у нее нет ресурсов для единоличного доминирования в Центральной Азии. Как следствие, не имея возможности предотвратить рост китайского влияния в регионе, Россия стремится направить его в выгодное ей русло. В итоге, Пекин получает возможности для укрепления своих экономических позиций, при сохранении ключевой роли Москвы в обеспечении региональной безопасности.

В таком случае, открытое соперничество России и КНР в Центральной Азии маловероятно, по крайней мере, до тех пор, пока Вашингтон продолжает оказывать давление как на Москву, так и на Пекин.

Издание «South China Morning Post» подчеркивает, что вывод американских войск из Афганистана увеличивает риски для китайской экономической и энергетической стратегии в Центральной Азии.

Министр иностранных дел Ван И с 12 по 16 июля совершил визиты в Туркменистан, Таджикистан и Узбекистан, а также принял участие во встрече министров иностранных дел Контактной группы ШОС по Афганистану.

Говоря о готовности способствовать поддержанию безопасности в Центральной Азии, глава МИД КНР подчеркнул важность Туркменистана для инициативы «Пояса и Пути» как крупнейшего поставщика природного газа в Китай.

Ли Лифань, эксперт Шанхайской академии социальных наук, считает, что поездка Ван И в страны Центральной Азии была направлена на укрепление безопасности и сотрудничества в области энергетики со странами региона в свете вакуума безопасности, оставшегося после вывода американских войск из Афганистана.

Относительно хорошие связи Китая как с афганским правительством, так и с талибами позволяют Пекину выступать посредником в конфликте и стать одним из гарантов региональной безопасности.

Издание «Хуаньцю шибао» сообщило, что центральноазиатское турне Ван И можно рассматривать в качестве миссии, направленной на поддержание региональной стабильности.

Включив вопрос об Афганистане в повестку ШОС, Пекин не только выступит миротворцем, но и сможет укрепить связи со странами Центральной Азии.

Цянь Фэн, директор исследовательского отдела Института национальной стратегии Университета Цинхуа, считает, что страны Центральной Азии обращаются к Китаю, надеясь, что Пекин сможет координировать процессы для решения возникших в регионе проблем.

Центральную роль в урегулировании региональной ситуации может сыграть ШОС. По мнению Сунь Чжуанчжи, исполнительного директора Китайского исследовательского центра ШОС, организация имеет преимущество в решении афганской проблемы благодаря как возможностям по обеспечению безопасности, так и в развитии экономического взаимодействия и человеческого капитала.

ШОС может координировать усилия других международных субъектов в Афганистане, начиная от специализированных агентств ООН и заканчивая частными иностранными компаниями и небольшими НПО.

Китай стремится добиться стабилизации в Афганистане и обеспечить региональную безопасность через экономические механизмы. Пекин предлагает включить Афганистан в Китайско-пакистанский экономический коридор, чтобы помочь Кабулу ускорить мирное восстановление и снизить риски региональной дестабилизации.

Таким образом, вывод американских войск из Афганистана открыл возможности для Пекина не только укрепить связи со странами Центральной Азии, но и выступить одним из главных противников международного терроризма, обеспечивая усиление как региональных, так и международных позиций КНР.

Сотрудничество Китая и Украины: неожиданный прорыв

Издание «South China Morning Post» разбиралось в непростых отношениях Пекина и Киева, где обмен обвинениями и введение санкций сменились заключением новых инвестиционных соглашений.

30 июня Пекин подписал соглашение с Киевом, согласно которому компании и финансовые учреждения обеих стран приступят к сотрудничеству по строительству транспортной инфраструктуры.

Новое соглашение Пекина и Киева оказалось неожиданностью, поскольку ранее Украина наложила санкции на китайские компании, которые пытались купить компанию «Мотор Сич», кроме того, Киев присоединился к странам Запада, обвиняя Пекин в нарушении прав человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (05.07.2021 - 18.07.2021), изображение №3

Резкое изменение позиции Украины в отношении КНР и ее готовность к активизации инвестиционного сотрудничества могут быть связаны с так называемой «вакцинной дипломатией» Китая.

Издание «Хуаньцю шибао» отметило, что если Киев сможет избавиться от зависимости от стран Запада, сложатся наиболее благоприятные перспективы для сотрудничества между КНР и Украиной.

Незадолго до подписания китайско-украинского соглашения Киев отозвал свою подпись под совместным заявлением о ситуации с правами человека в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

На фоне потепления отношений Пекина и Киева МИД КНР сообщил о проведении 13 июля телефонных переговоров Си Цзиньпина и В. Зеленского, состоявшихся по инициативе украинской стороны.

Си Цзиньпин подчеркнул, что с тех пор, как 10 лет назад Китай и Украина установили отношения стратегического партнерства, двусторонние связи сохраняют здоровую и стабильную динамику развития, а сотрудничество в различных областях приносит ощутимую пользу народам двух стран.

Пекин рассматривает празднование 30-летия установления китайско-украинских отношений в 2022 году как возможность для активизации сотрудничества сторон.

Издание «South China Morning Post» обратило внимание на то, что на фоне восстановления китайско-украинских отношений Киев готов предложить Пекину стать «мостом» для выхода китайских компаний на рынки стран Евросоюза.

Украина также готова нарастить поставки сельскохозяйственных продуктов в КНР.

Однако Пекин, вероятно, больше заинтересован в технологическом потенциале Киева. Так, с 1992 года Украина и КНР сотрудничают преимущественно в военной, технологической и научной областях, где Киев унаследовал значительный потенциал после распада СССР.

Тем не менее планы Украины ввести механизм проверки иностранных инвестиций может замедлить развитие сотрудничества с Китаем; другим подводным камнем может выступить наличие альтернативного финансирования украинских проектов со стороны США и ЕС.

Россия и АСЕАН: оружие, вакцина и свободная торговля

Издание «Nikkei Asian Review» отмечает, что Россия активно восстанавливает свои региональные позиции в АТР благодаря военно-техническому сотрудничеству, взаимодействию в сфере здравоохранения и торгово-экономическим инициативам.

Ухудшение отношений России и стран Запада стало катализатором роста интереса Москвы к Юго-Восточной Азии, а стремление стран АСЕАН модернизировать свои вооруженные силы позволило России повысить свое экономическое присутствие в регионе.

В период с 2000 по 2019 год Россия стала крупнейшим поставщиком оружия в Юго-Восточную Азию, объем продаж составил 10,7 млрд долларов, тогда как США за тот же период осуществили продажи вооружений на сумму 7,9 млрд долларов, а Китай – 2,6 млрд долларов.

ПОСТСОВЕТСКАЯ ЕВРАЗИЯ: ВЗГЛЯД С ВОСТОКА (05.07.2021 - 18.07.2021), изображение №4

Вьетнам выступает крупнейшим потребителем российского оружия в Юго-Восточной Азии, на него приходится 61% продаж за последние двадцать лет. С другой стороны, в августе 2021 года лаосские войска будут участвовать в учениях по борьбе с терроризмом на Дальнем Востоке России. Это будет второй раз, когда военнослужащие России и Лаоса проводят совместные учения. Кроме того, с 2010 по 2019 год Россия продала Мьянме оружия примерно на 807 млн долларов, уступив в поставках вооружений только Китаю.

Вместе с тем пандемия коронавируса дала России возможность продемонстрировать странам АСЕАН, что она может предложить региону гораздо больше, чем поставки вооружений.

Вьетнам, Лаос, Мьянма и Филиппины зарегистрировали вакцину «Спутник V». Индонезия и Россия изучают возможность совместного производства вакцин, Таиланд заявил, что В. Путин лично пообещал организовать поставки российской вакцины в страну, а Малайзия заказала 6,4 миллиона доз «Спутника V».

Наконец, Россия может активизировать сотрудничество со странами АСЕАН через развитие зон свободной торговли по примеру сотрудничества Вьетнама и ЕАЭС.