Мониторинги

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (04.09-17.09.2017)

Постсоветская Евразия: взгляд с Востока (04.09-17.09.2017)

Николай Мухин, магистр востоковедения

В этом выпуске обзора проведен анализ альтернативных маршрутов инициативы «Пояс и путь», разобраны действительные причины и сложности сельскохозяйственного сотрудничества в рамках «Пояса и пути», а также показан гонконгский взгляд на учения «Запад-2017».

Каспийский шелковый путь
14 сентября в японском издании Nikkei Asia Review вышла статья, посвященная анализу маршрутов инициативы «Пояс и путь». До сих пор основное внимание уделялось северным железнодорожным путям, проходящим через Россию и Центральную Азию. Однако автор статьи Тристан Кенердайн считает, что в кулуарах Чжуннаньхая уже давно мечтают об альтернативных направлениях, благодаря которым сухопутный и морской шелковые пути будут еще ближе друг к другу. По мнению автора, этот маршрут нашелся на пути от греческого города Пирей до Хоргоса на границе между Китаем и Казахстаном.

Сухопутная часть этого маршрута наименее протяженная среди остальных вероятных коридоров между Китаем и Европейским союзом, которая пролегает лишь в трех странах - в Грузии, Азербайджане и Казахстане. В то же время он будет сильно зависеть от паромных переправ через Каспийское море, а также железные дороги на Кавказе.
Этот маршрут соединяет греческий порт в Афинах, где у китайской COSCO Shipping работает контейнерный терминал, с грузинскими Батуми и Анаклией на Черном море, которое охраняется международным морским правом. Для Китая перемещение контейнеров через Грузию и Азербайджан в Каспийское море может стоить дороже, чем транспортировка их только по морю. Таким образом, перевозка товаров по морям будет дешевле и быстрее, чем логистика по маршрутам Беларусь-Россия и Беларусь-Россия-Монголия. Кроме того, отмечает автор, Пекин намерен прокладывать маршрут в обход России, так как одной из задач «Пояса и пути» признан подрыв торговых институтов Москвы и Вашингтона.

В апреле Казахстан, Азербайджан и Грузия подписали трехстороннее соглашение, направленное на координирование строительства Транскаспийского транспортного коридора. Маршрут соединяет важнейшие логистические пункты от Хоргоса до Черного моря. Использование Каспийского и Черного морей позволит соединить китайский Синьцзян с Европой в основном через морские пути.

Baku-Tbilisi-Kars_Railway_Map.svg.png

Промышленные и торговые амбиции Китая на Кавказе стали очевидны с самого начала продвижения инициативы «Пояса и пути». Торговое соглашение между Грузией и Китаем было подписано еще в мае 2017 года - первое среди всех остальных соглашений, достигнутых Пекином с партнерами по транспортным коридорам. Так, Грузия стала почти беспошлинным сухопутным коридором для транспортировки китайских товаров в Европу. Для Грузии это решение стало элементом балансирования в противостоянии с Россией.

Новый торговый маршрут позволит Азербайджану выйти на новые рынки и снизить свою зависимость от экспорта углеводородов. Баку планирует перенести основное внимание с нефтегазового сектора на развитие других областей экономики, увеличивая экспортную конкурентоспособность и инвестиции в транспортную инфраструктуру.
В ближайшие пять лет Казахстан намерен расширять мощности Каспийской железной дороги и морского коридора в надежде утроить объемы грузов. Размеры построенного в будущем логистического хаба COSCO в Хоргосе дадут понять, какова будет контейнеровместимость транспортного коридора. По мнению автора публикации, главный железнодорожный инфраструктурный проект Казахстана по значению превышает коридоры Хоргос-Москва и Хоргос-Туркменистан. Кроме того, Казахстан расширил порт в Актау и надеется на развитие других своих портов в Каспии.

Завершение железной дороги Баку-Тбилиси-Карс, соединяющей Азербайджан с Тбилиси и Турцией по земле, создает очередной маршрут, который увеличит пропускную способность на Каспии.
Автор считает, что в ближайший год Китай будет принимать меры, направленные на укрепление транскаспийского паромного коридора и будет строить инфраструктуру в портах Актау, Баку и Анаклии.
Торговая политика Пекина, основанная на принципе «один за другим», усиливает его и без того внушительный переговорный потенциал. В будущем эта политика расширит глобальный тренд, направленный на заключение двусторонних торговых соглашений в обход многосторонних систем. Однако международная торговля только выиграет, если китайские потребительские рынки создадут достаточный спрос, который сможет запустить инфраструктурное и экономическое развитие в Центральной Азии и на Кавказе.


«Запад-2017»
C 14 по 20 сентября 2017 года Россия и Беларусь проводят совместные учения «Запад-2017», которые в последние несколько недель стали одной из главных тем острых дискуссий среди наблюдателей международных отношений. К обсуждениям присоединились китаеязычные издания либерального толка, в том числе гонконгская газета «Сянган01», которая в своем материале от 14 сентября предположила, что за учениями последует «Крым 2.0», и проанализировали роль Китая в этом событии. Примечательно, что материковая пресса в основном ограничилась лишь новостными материалами и цитатами российского военного руководства.

Гонконгское издание настроено весьма алармистски. Автор публикации пишет, что вслед за тем как накаляется международная обстановка, повсеместные военные учения уже перестали кого-либо удивлять, однако маневры «Запад-2017» по-прежнему не позволяют наблюдателям расслабиться. По мнению автора публикации, Россия ищет возможность совершить вторжение в Украину или Беларусь.

Запад2017_2.jpg

Во-первых, «Сянган01» сомневается в количестве военного персонала, участвующего в учениях. С одной стороны, российский МИД сообщил, что на учения были отправлены 12700 военнослужащих, с другой, как отмечают западные СМИ, в маневрах примут участие более 100 тысяч человек. Почему же возникла такая большая разница в расчетах? Автор предполагает, что Владимир Путин нарочно скрывает военную мощь, однако в то же время допускает, что расхождение в числах могло стать результатом сложностей в определении и подсчете численности вооруженных сил.

Во-вторых, автора смущает то, что учения проводятся в непосредственной близости от стран Балтии. Военные маневры России и Беларуси на границах Латвии, Литвы и Эстонии, а также Польши вызывают серьезные опасения у НАТО. В этом году силы Альянса уже укрепили оборону на границах этих стран. Руководство НАТО заявило, что за проведением учений «Запад-2017» будет наблюдать с особой бдительностью. За неделю до маневров блок НАТО также развернул ежегодные военные учения в Балтийском море, которые продлятся до 21 сентября, хотя ее руководство отрицает, что выбор времени связан с российско-белорусскими маневрами.

В-третьих, автор материала обеспокоен тем, что может последовать за военными учениями. Многие, включая президента Украины Петра Порошенко, заявляют о том, что Россия использует военные учения как дымовую завесу перед началом крупномасштабного вторжения на Украину. Автор публикации замечает, что эти опасения небезосновательны: и событиям в Южной Осетии в 2008 году, и в Крыму в 2014 году предшествовали крупномасштабные учения. Так же автор использует в статье и широко тиражируемые западными СМИ предположения, что в результате учений «Запад-2017» Москва намеревается вторгнуться в Беларусь и основать там свою авиабазу.

В материале говорится о том, что в обсуждениях «Запада-2017» все забывают роль еще одного важного игрока - Китая. И Украина, и Беларусь - страны, важные в рамках инициативы «Пояс и путь». Для Пекина Украина может послужить воротами в Европу. Чтобы обеспечить себе выход на европейский рынок, Китай в последние годы помогает Украине осуществлять инфраструктурные проекты, в частности ремонтировать порт в Одессе, а также строить мост у Кременчуга. Не стоит также забывать и о китайских инвестициях в Беларуси, среди которых технопарк «Великий камень» и промышленно-логистический центр в Болбасово.
И если бы действительно Россия намеревалась вторгаться в одну из соседних стран, это серьезно ударило бы по интересам Китая в регионе. Автор заключает, что это очевидно не входит в планы Владимира Путина, так как после 2014 года Пекин - один из небольшого количества друзей Москвы, а также один из крупнейших ее инвесторов, который приобрел значительные доли акций в Роснефти и проекте Новатэка - Ямал СПГ.

Говоря о причинах проведения учений, «Сянган01» ссылается на компанию BBC. По их мнению, главная интрига будет заключаться в том, как поведет себя Москва в период между завершением учений 20 сентября и официальной датой, когда Россия должна официально покинуть территорию Беларуси (30 сентября).
Таким образом, данная китайская статья вобрала в себя и ретранслировала на китайскую аудиторию, как по кальке, западные информационные вбросы и провокации о «российской угрозе», которую якобы несут с собой учения «Запад-2017».

Нужда в зерне
5 сентября на официальном веб-сайте механизма «16+1», в рамках которого Китай осуществляет сотрудничество со странами Центральной и Восточной Европы, появилась публикация о кооперации Литвы и КНР в сфере сельского хозяйства. 25 августа министр Сельского хозяйства Литвы Брониус Маркаускас встретился со своим коллегой из КНР Хань Чанфу на форуме министров сельского хозяйства «16+1», который проходил 25 августа в Словении и обсудил с ним дальнейшие поставки говядины и зерновых в Китай.

В публикации отмечается, что за счет начала сельскохозяйственного сотрудничества с КНР Литва подключилась к строительству «Пояса и пути». После подписания соглашения об экспорте морепродуктов и молочной продукции в Китай страны подписали протокол о поставке в КНР замороженной говядины, а также Программу совместных действий в сфере сельского хозяйства на период 2018-2020. около 10 лет назад, после того как во всем мире подскочили цены на зерно, Китай решил обеспечить себе сельскохозяйственные угодья за границей

зерно.jpg

15 сентября американский экономист Фред Гейл пишет в японскую Nikkei Asian Review статью под названием «Сможет ли Китай перестроить глобальное сельское хозяйство». Гейл поясняет, что около 10 лет назад, после того как во всем мире подскочили цены на зерно, Китай решил обеспечить себе сельскохозяйственные угодья за границей, чтобы решить проблему продовольственного дефицита у себя в стране.

Сегодня, по данным министерства сельского хозяйства КНР, в стране работают 1300 компаний, которые вложили 11,7 млрд долл. инвестиций в сельское хозяйство, лесную промышленность и рыбный промысел в 85 странах и регионах. Для продвижения инициативы «Пояс и путь» китайское руководство совершило ребрендинг этих инвестиций, превратив их в одну из форм международного сотрудничества. Сегодня риторика сельскохозяйственного «Пояса и пути» обещает принести развитие в страны Азии, Африки и Восточной Европы.

Однако, как отмечает автор, за благожелательной риторикой скрывается банальная идея накормить Китай. Как писал китайский эксперт Е Синцин, инвестиции в сельскохозяйственный сектор стран, располагающихся на маршрутах «Пояса и пути», призваны стабилизировать поставки и диверсифицировать источники импорта продовольствия в Китай. Предоставление технологий и стимуляция институциональных инноваций приведет к излишкам продовольствия в странах-партнерах Китая, которые позволят Пекину не опираться на продовольственную зависимость от США, стран Северной и Южной Америк и Океании.

Сегодня китайские сельскохозяйственные инвесторы утверждают, что одной из причин, почему они вкладываются в землю за рубежом стала простота покупки масштабных земельных угодий по весьма низкой цене. Однако, пытаясь вести свою деятельность за рубежом, они встречаются с вызовами, среди которых коррупция, неэффективная бюрократия, непомерные местные налоги и недостаточная поддержка китайским правительством.
Например, китайские компании занимаются сельским хозяйством в России уже более 15 лет, однако отправлять продукцию в Китай они начали лишь несколько лет назад.
В Болгарии китайская компания приобрела 10 тыс. га земли в обедневшем районе, но быстро оставила эту землю, так как её использование оказалось непродуктивным, а руководство компании не могло общаться с местными рабочими.

В итоге Фрейд Гейл отмечает, что возвышенная риторика китайского правительства еще не была подтверждена соответствующими результатами. Но бизнес и правительства государств всего мира внимательно наблюдают за тем, как Китай входит в новый этап включения в международную торговлю.