Мониторинги

Постоветская Евразия: Взгляд с Востока (07.08-20.08.2017)

Постоветская Евразия: Взгляд с Востока (07.08-20.08.2017)

Николай Мухин, магистр востоковедения

АрМИ-2017, развитие российско-китайской торговли, а также российское участие в региональных конфликтах - основные сюжеты, обсуждавшиеся на Востоке в последние две недели.

Китайская армия об АрМИ-2017

17 августа в «Цзефанцзюнь бао» («Газета НОАК») вышла статья, в которой был подведен итог участия Китая в международном армейском соревновании АрМИ-2017. В этом году Китай принял участие в организации шести соревнований в рамках мероприятия. По мнению автора статьи, руководителя группы специалистов–организаторов АрМИ-2017 Лю Ина, мероприятие принесло огромные результаты в политической, дипломатической, военной сферах, а также в области организации международных соревнований.

По мнению Лю, главным достижением мероприятия можно считать укрепление дружбы между народами.

Военное сотрудничество имеет огромный смысл для усиления стратегического взаимодоверия и сохранения глобальной и региональной стабильности. АрМИ стали важной площадкой для укрепления военного взаимодействия и обмена опытом между странами–участницами. С 2014 по 2016 гг. вооруженные силы КНР выезжали за границу для участия в международных военных соревнованиях, а в 2017 г. Китай впервые пригласил участников АрМИ на свою территорию. На китайской площадке все убедились в мощной дипломатической функции международных армейских состязаний.

Во-вторых, в участии Китая в АрМИ Лю Ин находит возможность для тренировки армии КНР.

По сравнению с участием в подобных соревнованиях за рубежом, организация состязаний дома не только требует высококлассных командиров, инструкторов и бойцов, но и целую армию квалифицированных судей, сотрудников тылового обеспечения, переводчиков, владеющих разными языками, охранников и другого вспомогательного персонала, а также хорошее техническое оснащение. В самом начале подготовки к мероприятию одним из своих приоритетов Китай сделал подбор и обучение персонала соответствующих квалификаций. Способность китайской стороны в краткие сроки создать эффективную команду вспомогательного персонала в дальнейшем ускорит подготовку к проведению учений НОАК.

В-третьих, на АрМИ-2017 у Китая была возможность усовершенствовать военную инфраструктуру.

Для проведения международного мероприятия было необходимо расширить и реконструировать некоторые военные базы. Это также подготовит почву для потенциальных реальных боевых действий.

В-четвертых, были последовательно укреплены механизмы военного сотрудничества между участниками соревнования. Для проведения мероприятия были налажены связи между соответствующими отделами НОАК и созданы специальные рабочие группы. Этот опыт позволит Китаю проводить международные военные состязания на регулярной основе.

В-пятых, соревнования повысили уверенность Китая в собственных силах. Военные соревнования – шанс для тренировки армии в мирное время. Победив сегодня в военных соревнованиях, завтра можно будет побеждать в войнах. Выигранные Китаем состязания демонстрируют новое лицо китайской армии, которая начала преобразовываться в рамках всестороннего углубления реформ, запущенного ЦК КПК во главе с Си Цзиньпином.

Новые этапы развития российско-китайской торговли

11 августа агентство Синьхуа выпустило статью под названием «Тенденция торговли между Россией и Китаем вызывает оптимизм». По данным китайской таможни, двусторонняя торговля между странами достигла 46,8 млрд долл., что означает рост на 21,8%. Страны рассчитывают на то, что в 2017 г. взаимная торговля достигнет 80 млрд долл.

Ссылаясь на слова руководителя программы «Россия в Азиатско-тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги Александра Габуева, Синьхуа пишет, что в последние месяцы на международном рынке существенно выросла стоимость металла. Ввиду того, что доля сырья в российском экспорте достаточно высока, если стоимость металлов по-прежнему будет расти, а цена на нефть будет держаться в рамках 50 долларов за барель, то отметка в 80 млрд долл. будет достигнута.

Управляющий директор по организации международных проектов Российского экспортного центра Михаил Мамонов отметил в интервью с Синьхуа, что в основном Россия экспортирует в Китай продукцию энергетической отрасли, древесину, продукцию лесоперерабатывающей промышленности, а также машинное оборудование.

Растет количество экспортируемого в Китай оборудования для ядерных реакторов, авиационных двигателей, двигателей специального назначения.

Отмечается, что с 2016 года вырос интерес китайских потребителей к российским мучным изделиями, сладостям и бутилированной питьевой воде. Мамонов считает, что рост объемов российско-китайской торговли в прошедшие семь месяцев связан, с одной стороны, с тем, что двусторонние торговые связи постоянно расширяются, с другой стороны – с оживлением мировой торговли в принципе.

Виталий Монкевич, президент Русско-Азиатского союза промышленников и предпринимателей, рассказал Синьхуа, что если экономики России и Китая продолжат объективный рост, правительства обеих стран будут успешно реализовывать крупные инвестиционные проекты в рамках инициативы «Пояса и пути», а также снизят двусторонние ограничения на экспорт и импорт, то к 2020 году может быть достигнута амбициозная планка в 200 млрд долл.

Между Нью-Дели и Пекином

На фоне обострившегося в последнее время индо-китайского противостояния 16 августа на сайте «Довэй Синьвэнь» вышел материал, автор которого задумывается о роли России в этом конфликте. «Довэй» пишет, что несмотря на то что в газете India Times были репортажи, в которых подчеркивалось, что Россия поддерживает Индию, это не имеет отношения к реальности. Авторы публикации напоминают, что это частый прием индийских СМИ – писать, что Россия приняла сторону Индии, однако затем эта информация опровергается на официальном уровне.

Россия действительно поддерживает хорошие связи и с Китаем, и с Индией. В последние два месяца официальные лица России сохраняли нейтральную позицию по вопросу китайско-индийского конфликта в своих выступлениях, призывая обе стороны к мирному разрешению конфликта. В действительности нейтралитет России по этому вопросу – мудрый ход, отмечает автор публикации. Таким образом, Индия все больше будет опираться на покупку вооружения в России, а у Москвы будет больше инструментов для сдерживания Китая в ШОС и в БРИКС.

Автор отмечает, что с июня Нарендра Моди совершил визиты в такие страны, как США, Израиль, Франция, Германия, Япония, Россия и т.д., чтобы договариваться о покупках вооружения и военной техники. Разумеется, для Москвы это означает, что к продажам нефти прибавится отличный бонус в виде проданных Индии самолетов.

Россия не будет против, если между Индией и Китаем возникнет управляемый конфликт, поскольку в этом случае Китай также будет больше зависеть от России.

ШОС – это важный план по реорганизации СНГ, инициированный Москвой. Но в условиях, когда военная и экономическая мощь России снижаются, Китай пытается расширять свое влияние в Центральной Азии. В то же время Москве приходится сдерживать Пекин, и вступление Индии в ШОС – тому подтверждение. Как отмечает автор публикации, конфликт между Индией и Китаем – это предупреждение для стран Центральной Азии.

Роль России в конфликте на Корейском полуострове

9 августа в японской Asian Nikkei Review вышел материал Джеймса Брауна о двойной игре России в северокорейском кризисе. 5 августа Москва присоединилась ко всем остальным членам Совбеза ООН и подписала очередной проект санкций, направленных против Северной Кореи. Однако несмотря на то что в этом кризисе Россия поддержала западные страны в вопросе санкций, в других отношениях позиция Москвы существенным образом отличается от подходов США и их союзников.

Вместо того чтобы изолировать северокорейский режим, в последние месяцы Россия пыталась расширять связи с КНДР. На протяжении первых трех месяцев 2017 года двусторонняя торговля выросла на 85% по сравнению с тем же периодом в прошлом году. Экспорт нефтепродуктов с января по апрель вырос на 200%. Кроме того, во Владивостоке в мае был запущен новый паромный маршрут, соединяющий две страны.

Дж. Браун отмечает, что Россия договорилась использовать все больше северокорейской рабочей силы. Считается, что крупная часть заработков северных корейцев изымается дома для финансирования ракетно-ядерных проектов. По этим причинам Рекс Тиллерсон назвал Россию и Китай экономическими пособниками по созданию ракетно-ядерной программы Пхеньяна.

В действительности, пишет Браун, Россия искренне обеспокоена конфронтационным настроем Северной Кореи. Москва понимает, что любой конфликт с Пхеньяном будет иметь для нее самой серьезные последствия. Кроме того, запасы ядерного вооружения России обеспечивают ей право на статус сверхдержавы. Любое расширение ядерного клуба угрожает глобальному престижу Москвы. Именно поэтому Москва поддержала последнии санкции ООН.

Несмотря на это Россия не стремится к полной изоляции Северной Кореи. В последнее время отношения Пхеньяна и Пекина значительно охладели. Российское руководство увидело в этом шанс для того, чтобы заполнить образовавшийся пробел посредством укрепления экономических и внешнеполитических связей. Москва должна быть уверена, что кризис будет решаться с ее участием. Это подтвердит статус России как мировой державы, без учета мнения которой обойтись нельзя.

Несмотря на то что эти аспекты играют важную роль, двойственное отношение России больше связано с тем, что Москва в отличие от США, ЕС и Японии по-другому смотрит на трения на Корейском полуострове. Если группа этих стран уверена, что в кризисе повинен «режим негодяев», который занимается иррациональной гонкой за строительство ядерного оружия, Москва считает, что часть вины должна быть разделена с Вашингтоном, который принуждает недостаточно уверенный в себе Пхеньян к более радикальным ответам.

Кроме того, Россия активно выступает против противоракетных систем в регионе, включая системы THAAD, которые разворачиваются в Южной Корее. Объединяясь с китайскими коллегами, российское министерство иностранных дел постоянно упоминает, что внедрение этих систем вовсе не приближает Корейский полуостров к денуклеризации.

Как отмечает Дж. Браун, сегодня в России популярна точка зрения, согласно которой США не смогли устоять перед соблазном использовать свое военное превосходство после холодной войны, чтобы перекроить мир в собственных интересах. Россия видит в гегемонии США не меньшую угрозу глобальной стабильности, чем ракетно-ядерная программа КНДР. Таким образом, Россия и Китай пытаются призвать не одну воюющую сторону, а две, уговаривая Пхеньян приостановить развитие ракетной программы, а США – масштабные военные учения.

В длительной перспективе Россия надеется на то, что систему альянсов США в регионе заменит новая архитектура безопасности, включающая все региональные силы.

Только таким образом можно будет навсегда освободить такие страны, как КНДР, от неуверенности в безопасности. Дж. Браун заключает, что западные страны могут не соглашаться с позицией России по этому кризису. Однако если они не захотят пойти навстречу Москве, им не стоит ожидать от России еще большей поддержки по Корейскому полуострову.